ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не могу выразить, как я благодарна за вашу помощь, лорд Мойр. Я в неоплатном долгу перед вами, — сказала растроганная Изабелла.

— Что вы, моя дорогая! Я только рад вам услужить. Вы станете истинным украшением общества.

Маркиза при встрече держалась с Изабеллой действительно просто и любезно, без рисовки, радуясь возможности услужить своему любовнику. За чаем и хересом Изабелла не без трепета выслушала внушительный перечень светских развлечений, в которых ей предстояло участвовать: завтраки, приемы в саду, музыкальные представления и балы, посещения оперы и театра.

— А когда же спать? — шутливо заметила она, потрясенная тем, что должна выдержать.

— Спать придется очень мало, моя дорогая, — улыбнулась леди Хертфорд. — Но все это настолько интересно, что вам вряд ли придется скучать по своей постельке. А с вашей ослепительной красотой на вас будет большой спрос. Так что, — лукаво заметила она, — на этой неделе вам следует поспать как можно больше и отдохнуть. Короче говоря, набирайтесь сил.

В этот вечер Молли и Изабелла засиделись после ужина, составляя списки того, что еще требовало их внимания.

Изабелла дрожала от возбуждения, а Молли была очень довольна тем, что помогает молодой женщине приобщиться к высшему свету.

— Стоит, очевидно, попрактиковаться немного в разного рода реверансах, любезных фразах и танцевальных па. Я не уверена, что делаю все это безупречно, — волнуясь, сказала Изабелла.

— Чепуха! Вы прекрасно подготовлены.

— А что мне делать, если я случайно встречу своих родственников?

— Следуйте совету Мойра — держитесь с ними холодно. Дермотт прислал мне записку, где написал, что предупредил их самым строгим образом о последствиях. Думаю, это защитит вас от любых нежелательных казусов.

— А если я встречу Дермотта?..

— Поступайте как знаете. Но я на вашем месте постаралась бы показать ему, что очень довольна жизнью.

— А если он станет ревновать?

В голосе Изабеллы звучала такая тоска, что Молли не хватило духа исключить такую возможность. Хотя после встречи Мойра с графом действительно можно было предположить, что Дермотт тоскует по ней. И тем не менее она повторила:

— Дермотта одолевают какие-то демоны, о чем мы с вами не ведаем. Трудно понять, что он чувствует на самом деле.

— Когда умер дедушка, я ощутила страшное одиночество. Не могу себе представить, что значит пережить потерю жены и ребенка.

— Да, его преследуют воспоминания; они омрачают его жизнь. Но учтите, дорогая, — добавила Молли, — в свете множество других красивых и достойных мужчин — без недостатков Дермотта. Возможно, вы найдете того, кто вам понравится.

— Возможно… — Но Изабелла по-прежнему мечтала только о Дермотте, сомневаясь, сможет ли когда-нибудь его разлюбить.

— Давайте сейчас решим, какие украшения вы наденете к бледно-лиловому платью, — желая отвлечь свою протеже от грустных размышлений, сказала Молли.

— Аметисты моей матери, конечно, — улыбнулась Изабелла.

— С новой жемчужной диадемой.

— И браслетом, который вы мне подарили.

— Отлично! В этом великолепном платье с вас нужно написать портрет. Вы смотритесь в нем истинной принцессой.

— Если бы дедушка мог сейчас меня видеть! — воскликнула Изабелла. — Он бы рассказывал об этом, всем служащим банка, всем клиентам, всем морякам и докерам в порту. «Вы только посмотрите на Иззи! — говорил бы он. — Она стала настоящей светской дамой!»

— Так оно и будет! — рассмеялась Молли. — Притом начиная со следующей недели.

Глава 13

В том, что лорд Мойр сообщил ему расписание Изабеллы из какого-то своего нездорового интереса, Дермотт не сомневался. И не собирался попадаться на удочку приятеля.

На вечер, когда у Изабеллы должен был состояться первый бал, Дермотт, разумеется, не пошел. Тем не менее на пирушке у лорда Фолуорта он все чаще думал о том, что предпочел бы сейчас находиться в Хертфорд-Хаусе. В полночь, когда вакханалия была в полном разгаре, Дермотт привстал с шезлонга, в котором лежал вместе с какой-то очаровательной распутницей — одной из нескольких, приглашенных сюда Фолуортом, — и посмотрел на часы, отбивающие время.

Лежавшая под ним прелестная женщина поспешила самым интимным образом вновь привлечь к себе его внимание. Вся комната была уставлена такими же шезлонгами, занятыми сейчас молодыми лордами и их соблазнительными компаньонками. Выпивка уже произвела на гостей должный эффект, и вечеринка плавно перешла в оргию. На которой Дермотт почему-то чувствовал себя совершенно чужим.

Правда, лежавшая с ним леди не имела оснований жаловаться. Несмотря на то что его мысли витали где-то далеко, инстинкт и опыт делали свое дело. Доведя партнершу до очередного экстаза, Дермотт вежливо извинился и встал с шезлонга.

Повинуясь внезапному импульсу, он быстро оделся и, подарив своей компаньонке, кроме любезной улыбки, еще и изрядную сумму денег, покинул веселую оргию.

С явным облегчением.

Через двадцать минут Дермотт уже был в Хертфорд-Хаусе, а еще какое-то время спустя стоял на пороге бального зала, и величественный мажордом маркизы объявлял о его появлении.

На Дермотта сразу же устремилось множество удивленных взглядов. Это было вызвано не столько поздним приездом графа — балы вообще редко начинались раньше одиннадцати, — сколько самим фактом его появления здесь.

Причем, как все отметили, в несколько растрепанном виде.

Даже на изрядном расстоянии было заметно, что граф вышел явно не от камердинера. Впрочем, Дермотт всегда привлекал к себе внимание. Сегодня он был одет с обычной элегантностью — черный фрак, шелковый жилет и бриджи до колен — все, что требуется для бала. Правда, галстук был слегка помят, но красота графа, стройность его фигуры заставляли простить даже это достойное порицания упущение в гардеробе. Задержавшись в дверях, Дермотт небрежно провел рукой по волосам и нетерпеливым взглядом обвел толпу гостей.

Он редко появлялся в свете, а если появлялся, то лишь в тех случаях, когда собирался одержать новую победу или закрепить уже достигнутую. Все дело в женщине, и все это поняли.

«Кто же она?» — гадали гости.

Тут взгляд Дермотта остановился на почетной гостье леди Хертфорд, и с догадками было сразу покончено. Граф уверенным шагом двинулся к ней. Изабелла заметила Дермотта еще до того, как его объявили, до того, как он ее увидел, и теперь сердце ее бешено колотилось.

Словно не замечая всеобщего внимания, которое было к нему приковано, Дермотт подошел к Изабелле. Окружавшие ее люди расступились, и Дермотт лучезарно улыбнулся. Те, кто хорошо знал его, сразу поняли: с мисс Лесли они неплохо знакомы.

— Насколько я понимаю, вы мисс Лесли, — спокойно, стараясь не привлекать излишнего внимания, сказал Дермотт. — Лорд Батерст, к вашим услугам.

Хотя протокол бала требовал, чтобы его кто-то представил, смелости графа никто не удивился.

Не оскорбилась и Изабелла, которая стояла ни жива ни мертва.

Но вдруг она уловила исходящий от волос и одежды Дермотта пряный аромат — пахло женщиной, — и в ней вскипело бешенство.

— Как вы смеете! — пробормотала Изабелла, зная, что Дермотт привлек к себе всеобщее внимание, но она все же была не в силах сдержать свой гнев.

— Не знал, что вы так строго придерживаетесь условностей, мисс Лесли. Что, нужно найти кого-то, кто смог бы нас представить?

— Не смею вас задерживать, милорд. Вам, вероятно, не терпится вернуться к вашей подруге.

— Э-э-э… нисколько. И нижайше прошу извинить меня за дерзость.

— Прошу простить меня, джентльмены, — обратилась она к тем, кто стоял рядом, — но я должна переговорить с леди Хертфорд. — И она хотела уйти.

Дермотт загородил ей дорогу, в его улыбке чувствовался вызов.

— Барбара немного подождет. Потанцуйте со мной, мисс Лесли.

Теперь к ним были прикованы все взгляды, и даже те, кто находился на противоположной стороне зала, понимали, что происходит какая-то стычка.

31
{"b":"8149","o":1}