ЛитМир - Электронная Библиотека

Дермотт улыбнулся. Шумный и задиристый Джордж Харли всегда вел себя чересчур самоуверенно, независимо от того, был ли он прав или нет. Тем не менее он оставался хорошим товарищем и прекрасным стрелком.

— Он не мог далеко уехать. Я велел Джиму мчаться во весь опор, а Девон не любит слишком погонять своих серых, Чарлз, вы захватили бренди?

— Да, сэр. И чистую рубашку, если пожелаете переодеться.

— Думаете, она мне нужна? — засмеялся Дермотт. Камердинер всегда с особой тщательностью следил за его бельем.

— Это вам решать, милорд, но вот куртку вам обязательно надо снять.

— Лонсдейл, наверное, только что выполз из какого-нибудь публичного дома.

— Но вы, сэр, будете во всем чистом.

После такого замечания Дермотт немедленно стал снимать с себя куртку, и когда Чарлз хотел забрать у него отвергнутую чистую рубашку, поспешно сказал:

— Я ее пока оставлю.

Мятую рубашку он засунул куда-то в угол, не желая отдавать — она пахла духами Изабеллы. Вскоре на нем уже была свежая рубашка с безукоризненно повязанным галстуком. Чарлз также захватил с собой воду, чтобы Дермотт мог умыться, хотя перед тем, как мыть руки, граф на секунду замешкался — они все еще пахли Изабеллой.

Тем не менее служебное рвение Чарлза и на сей раз взяло верх над колебаниями его хозяина. Когда же Дермотт воспользовался духами, их аромат перебил все остальные запахи.

Так что когда на Морганс-Филд Дермотт наконец вышел из кареты, он выглядел вполне безупречно, насколько это вообще возможно в столь своеобразных условиях.

Солнце еще не взошло, и над полем клубился легкий туман. Судя по всему, Дермотт приехал последним. Открыв дверцу своей кареты, Девон о чем-то разговаривал с доктором. Возле другой кареты стояла группа людей, среди которых своей светлой шевелюрой выделялся Лонсдейл.

Морганс-Филд прекрасно подходило для намеченной цели, поскольку располагалось неподалеку от Сити, но все же не настолько близко, чтобы здесь могли появиться нежелательные свидетели. Поросшее травой, окруженное густой дубравой поле обеспечивало необходимое уединение. К тому же заросли приглушали звуки выстрелов, а неподалеку располагался «Приют ягненка», где можно было разместить раненого или даже импровизированный операционный стол.

Выйдя из кареты, Дермотт быстрым шагом направился к лорду Девону. За ним с дуэльными пистолетами в руках следовал Шелби, последним шел Чарлз с фляжкой бренди.

Глубоко вдохнув прохладный утренний воздух, Дермотт попытался выбросить из головы воспоминания прошлой ночи — все, что сейчас мешало ему сосредоточиться.

Девон приветствовал его бодрой улыбкой. Зная о прекрасной репутации своего друга на дуэльном поприще, он и сегодня не ожидал никаких осложнений. Они обменялись рукопожатием, затем Дермотт коротко переговорил с доктором, после чего взял у Чарлза фляжку с бренди. Сделав большой глоток, он посмотрел на Лонсдейла, который уже стоял в одной рубашке, заряжая свои пистолеты.

Кажется, время пришло.

Оба они не были новичками, обоим уже приходилось бывать на этом поле.

Обговорив правила поединка, секунданты разошлись по своим лагерям.

— Лонсдейл сильно пьян, Рам, — сообщил Девон. — Но от этого он не менее, а может быть, даже более опасен. Они хотели два выстрела с шести шагов; мы договорились о двух выстрелах с двенадцати. Шесть шагов — это чертовски близко. А Лонсдейлу доверять нельзя.

Дермотт подал Чарлзу свою куртку.

— Это я уже знаю. И приехал сюда именно для того, чтобы положить конец его гнусному существованию.

Джордж Харли еще ни разу не слышал, чтобы Дермотт разговаривал таким тоном.

— Ты это серьезно?

— Когда я рискую жизнью, то всегда серьезен. — Дермотт принялся закатывать рукава.

— Ты собираешься его убить? — Обычно для сатисфакции бывало достаточно первой крови.

Дермотт знаком приказал подать ему пистолеты.

— Таково мое намерение — и его, полагаю, тоже.

— Ясно, — со вздохом сказал Девон, чувствуя, что здесь дело не только в репутации какой-то леди. — Ну, тогда удачи тебе, Рам, хотя ты вряд ли нуждаешься в моем пожелании. Хочешь, я заряжу твои пистолеты?

— Нет, спасибо, — улыбнулся Дермотт. — Предпочитаю делать это сам.

Те двухзарядные пистолеты, которые были у него с Лонсдейлом, среди дуэлянтов пользовались большой популярностью; за последние десятилетия лучшие английские оружейники довели их до полного совершенства. Проверив оружие, Дермотт подал один из пистолетов Девону и, небрежно подняв на прощание руку, направился на середину поля.

По правилам соперники должны были обменяться рукопожатием, но ни один из них не оказался способен на подобное лицемерие. Поэтому, сдержанно кивнув друг другу, дуэлянты встали спина к спине в ожидании сигнала расходиться.

Было уже почти светло, туман начал таять, дерн из серого постепенно становился зеленым.

Двенадцать шагов, твердил про себя Дермотт, слегка приподнимая руку, чтобы проверить вес пистолета. У его «мэнтона» спусковой крючок срабатывает от малейшего прикосновения, так что с ним надо обращаться как можно деликатнее. Пройти двенадцать шагов, повернуться, выстрелить — вот в такой последовательности. Нервы Дермотта были напряжены до предела, но особой тревоги он не ощущал.

На дуэльной площадке нет места эмоциям.

Прозвучал сигнал расходиться, и соперники двинулись вперед. Кто-то из медиков громко отсчитывал шаги, Дермотт молча повторял про себя его слова: «Восемь, девять, десять…» Он начал поднимать пистолет, готовый при слове «двенадцать» повернуться и выстрелить.

Первый выстрел ударил ему в спину, второй угодил в бок — Дермотт все же успел обернуться. Падая на колени, он заметил улыбающееся лицо Лонсдейла.

«Подлый трус выстрелил раньше времени!» — с удивлением и яростью подумал Дермотт. Жгучая боль в боку. согнула его пополам; тяжело дыша, он пытался овладеть собой. Сначала он слышал лишь невнятный шум — какие-то крики, команды, проклятия, потом из тумана выплыло испуганное лицо Девона. Мелькнула нелепая мысль: нельзя стоять на коленях на мокрой земле — бриджи обязательно промокнут, и Чарлз будет очень недоволен.

— Тебя нужно увезти отсюда, — пытаясь приподнять Дермотта, проворчал Девон.

Прикосновение его рук помогло Дермотту сосредоточиться.

— Дело еще не кончено! — яростно просипел он, отчаянно моргая, чтобы прояснилось в глазах. — Дай мне руку. — Он скрипнул зубами. — А потом отойди. — Собрав последние силы, он с помощью Девона с трудом поднялся на ноги; из ран обильно лилась кровь. Несколько секунд он стоял, покачиваясь из стороны в сторону, затем сверхчеловеческим усилием широко расставил ноги и выпрямился.

Когда Дермотт встал на ноги, лицо Лонсдейла перекосило от ужаса. Его пистолет был пуст, а у Батерста оставалось еще две пули. Охваченный страхом, он упал на колени и, протянув руки к Дермотту, взмолился:

— Не убивай меня, Батерст… прошу тебя, умоляю… будь милосерден! Клянусь — мой пистолет выстрелил случайно! Бог свидетель — я сделал это непреднамеренно!

Сначала было неясно, услышал ли его Дермотт и в состояний ли он вообще хоть что-то понимать, но тут граф очень медленно повернул голову к Девону.

— Дайте ему пистолет! — еле слышно приказал он:

— Не надо, Рам! — крикнул Девон, ужасаясь потоку крови, что струилась из ран Дермотта. — Не давай ему шанса. Застрели его!

— Быстрее! — прошептал Дермотт, огромным усилием воли удерживая сознание.

На поле воцарилась гробовая тишина.

Подбежав к секунданту Лонсдейла, Девон вырвал у него пистолет, бросился к маркизу и, выругавшись, подал ему оружие.

Снова превратившись в хищника, Лонсдейл проворно вскочил на ноги, вскинул пистолет, прицелился и нажал на курок.

Два выстрела слились в один, оба противника одновременно упали на землю.

К Дермотту тотчас же устремились его секунданты.

Опустившись на колени, доктор быстро проверил пульс и твердым голосом отдал необходимые распоряжения. Когда Дермотта понесли к экипажу, он открыл глаза.

44
{"b":"8149","o":1}