ЛитМир - Электронная Библиотека

От боли он постоянно вертелся, от его лихорадочных движений открывались уже поджившие раны, которые вновь начинали кровоточить, что еще больше его ослабляло. Доктор пробовал его связывать, но путы только усиливали беспокойство раненого, так что у его постели пришлось организовать круглосуточное дежурство. Слуги следили за тем, чтобы он лежал неподвижно.

С момента дуэли Дермотт почти ничего не ел и очень мало пил, так что Мактейверт всерьез опасался обезвоживания организма. Дермотт действительно сильно похудел. Чтобы избежать дальнейшей потери веса, доктор распорядился каждые полчаса давать ему по нескольку ложек бульона, но эта процедура оказалась весьма утомительной и не всегда успешной. Несмотря на раны, Дермотт сохранил силы; даже находясь под действием наркотиков, он то и дело приходил в раздражение, тогда суп с ложкой летели в разные стороны.

Как-то днем, в один из редких моментов отдыха, Шелби и доктор стояли на террасе, вдыхая свежий морской воздух.

— Вам не кажется, что ему стало лучше? — После дуэли Шелби практически не отходил от постели графа.

— Могу только сказать, что ему не стало хуже. — С такими тяжелыми ранами нельзя быть чересчур оптимистичным.

— То, что нет плохих новостей, уже хорошая новость.

— Это свидетельствует о прекрасном здоровье графа. Его организм сумел справиться с инфекцией, которой я очень опасался, — по крайней мере до сих пор.

— Она все еще угрожает ему?

— Да, но теперь, по прошествии времени, это уже маловероятно. Меня больше беспокоит другое: если он и дальше будет вести себя так же беспокойно, его раны не смогут затянуться.

— Об этом позабочусь я, — заверил приятный женский голос.

Обернувшись, они увидели в дверях вдовствующую графиню Батерст.

— Я уже была у Дермотта. Он, конечно, очень похудел, но как будто узнал мой голос, так что мне удалось его успокоить.

— Откуда вы узнали, что мы здесь? — с изумлением спросил Шелби. Граф очень беспокоился о том, чтобы его мать ни о чем не догадалась.

— Насколько я помню, Шелби, вы упомянули в своем письме о морском побережье, а для Дермотта существует только одно побережье — здешнее. Он всегда любил эти места. Как только я получила вашу записку, сразу же принялась уговаривать Бетти паковать вещи. — Она улыбнулась, — Видите ли, моя служанка не слишком любит путешествовать.

— Графиня, разрешите вам представить доктора Мактейворта, — с поклоном сказал Шелби. — Именно он спас жизнь лорду Батерсту.

— Рад познакомиться с вами, мадам. Должен сказать, что я как раз предостерегал Шелби от излишнего оптимизма, хотя вашему сыну и не угрожает непосредственная опасность, — быстро добавил он.

— Но его, конечно, нужно кормить, — заявила графиня, рассудок которой после приезда к сыну стал кристально ясным.

— Если кто-нибудь принесет мне чашку чаю и приготовит для Дермотта ячменный суп, я пойду с ним посижу.

— Я распоряжусь, чтобы вам приготовили комнату, — сказал Шелби.

— Бетти уже распаковывает вещи в моей обычной комнате Шелби. А если ей принесут немного бренди, она станет гораздо дружелюбнее. Она любит пить его с горячей водой, — с мягкой улыбкой добавила графиня. — Пойдемте доктор. Я хочу подробно поговорить о состоянии своего сына. Должна, однако, предупредить, что собираюсь выслушивать только добрые вести.

В то время как доктор просвещал графиню относительно характера огнестрельных ранений Дермотта, Изабелла целилась из маленького пистолета в прикрепленную на вишне мишень. Она уже несколько дней занималась с Джо стрельбой, демонстрируя неплохие успехи.

— Иногда я удивляюсь, что дала уговорить себя заниматься с вами. — Изабелла опустила пистолет.

— Но вы же сами видели каких-то странных людей, слонявшихся сначала по деревне, а потом возле ваших конюшен. И вовсе они не искали работу, как потом уверяли. — «А кроме того, нужно было чем-то тебя занять, чтобы ты вышла из своей комнаты и перестала плакать!» — подумал он. — А теперь медленно и осторожно нажмите на спусковой крючок.

Изабелла затаила дыхание и выстрелила.

— Точно в голову! — радостно воскликнул Джо. — Будь я проклят — у вас настоящий талант стрелка.

Несмотря на возражения Изабеллы, Джо придал мишени вид человеческой фигуры. Вот почему они ушли так далеко от дома — Изабелле казалось крайне неудобным учиться стрелять в человека.

— Спасибо за науку, Джо. — Она, уже улыбалась, довольная тем, что научилась метко стрелять. Теперь она сама в какой-то степени может позаботиться о собственной безопасности, и за это она была очень благодарна Джо. — Мне бы только научиться быстро перезаряжать! — высказала свое тайное желание Изабелла.

— Для этого нужна практика, мисс Изабелла. А вот верный глаз — это совсем другое дело. У некоторых он есть, у других нет, вы же целитесь превосходно.

— Значит, вы считаете, что я действительно смогу пристрелить одного из приспешников моего дядюшки? — Все еще не до конца примирившись с такой возможностью, она приготовилась стрелять вторым патроном.

— Я бы сказал, что вам нужно еще немного подготовиться. Надеюсь, я смогу вас защитить, но ведь наперед никогда не скажешь. Они знают, что мы с Майком здесь, так что постараются сначала разделаться с нами.

— Если я не хочу до конца жизни просидеть в своей комнате в ожидании нападения, мне действительно нужно научиться себя защищать.

— Ну вот, теперь вы дело говорите, мисс Изабелла. Я рад, что вы решились.

Сначала его аргументы Изабелла встречала в штыки, отказываясь верить, что ее жизни все еще грозит опасность. Но ведь Батерст уехал, напоминал ей Джо, а с ним исчезла и единственная реальная угроза, с которой считались ее родственники. Появление же в усадьбе двоих незнакомцев с их сомнительной историей окончательно ее убедило — они явно не походили ни на батраков, ни на поденщиков.

Над пистолетом появилось маленькое облачко дыма, и вторая пуля поразила левый глаз мишени.

— В бою лучше быть на вашей стороне, — засмеялся Джо.

— А теперь придется перезаряжать, — недовольно проворчала Изабелла; процедура была чересчур длительной.

— На сей раз а сделаю это за вас. — Джо взял у нее пистолет.

Опустившись на траву, Изабелла откинулась на локтях и подняла глаза к сияющему небу.

— Здесь так спокойно, что просто невозможно поверить в злую волю моих дядюшек.

— Все дело в деньгах, мисс, — оторвавшись от своей работы, философски заметил Джо. — У вас они есть, вот они и хотят их отобрать.

— Трудно представить себе такую алчность — они ведь сами владеют громадными состояниями.

— Таким людям всегда мало. Наверное, когда вы целитесь, вы воображаете себе их жирные гнусные физиономии…

— Нет, я так не могу, Джо, — покачала головой Изабелла. — Даже эта мишень меня беспокоит, хотя я прекрасно понимаю ваши доводы. По правде говоря, я вообще стараюсь о них не думать. — Она на миг закрыла глаза, словно этим простым движением век можно было вычеркнуть ее родственников из памяти. — В такой замечательный день давайте не будем говорить о неприятном, — предложила она.

Джо доставляло сейчас удовольствие даже то, что она наконец способна радоваться хорошей погоде, — не то что в первые дни их пребывания в Тейвор-Хаусе. Тогда Изабелла не выходила из своих апартаментов, почти ничего не ела, а глаза у нее постоянно были заплаканными. Появлению шпионов дядюшки Джо почти обрадовался — оно дало ему возможность выманить ее из дома и попытаться отвлечь от меланхолии. Уроки стрельбы позволяли Изабелле на время оторваться от горестных размышлении о Дермотте.

А кроме того, эти занятия давали Джо возможность больше быть с ней рядом.

В ту ночь Джо и его брат, закончив обход территории, стояли в огороде и курили сигары.

— Не надо бы тебе влюбляться в свою нанимательницу, — мягко сказал Майк. — Не обижайся — я просто хочу тебя предостеречь. Я ведь вижу, как ты на нее смотришь.

48
{"b":"8149","o":1}