ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда разрешите откланяться. — Дермотт поднялся на ноги.

— Нет нужды, — отмахнулась Молли. — Я сейчас сама приду в вашу комнату, — сказала она Изабелле. — А вы ешьте, ешьте… — Молли повернулась к своему компаньону. — Я уверена, что вам следует подкрепиться.

Улыбнувшись графу, миссис Крокер последовала за Изабеллой в ее спальню. И, закрыв за собой дверь, проговорила:

— Слушаю вас, дорогая.

Изабелле казалось, что она до сих пор видит перед собой красивого мужчину, сидевшего в комнате миссис Крокер. «Но ведь он не имеет ко мне никакого отношения», — говорила себе девушка. Собравшись с духом, она сказала:

— Видите ли, я должна проследить за приготовлениями к похоронам дедушки. Не понимаю, как я могла об этом забыть!

— Ничего удивительного, моя дорогая, ведь вас вчера преследовали… Надеюсь, вы не собираетесь являться на его похороны. — Миссис Крокер с беспокойством посмотрела на девушку. — Иначе вас сразу же похитят и выдадут замуж.

— Знаю, — кивнула Изабелла. — Но я должна убедиться, что там все в порядке. Или по крайней мере связаться с мистером Лампертом и попросить, чтобы он вместо меня проследил за приготовлениями… Хотя… Как же я могу не проводить дедушку в последний путь?

— Вы исполните свой долг, когда будете в безопасности. Уверена, что ваш дедушка прекрасно бы все понял. Я направлю к мистеру Ламперту слугу с запиской от вас.

— Неподписанной, — поспешно уточнила Изабелла. — Вернее, без вашего адреса.

— Да, конечно.

— Простите меня, пожалуйста, — в смущении пробормотала Изабелла. — После того, что вы для меня сделали, я веду себя так…

— Не надо извиняться, моя дорогая, — перебила Молли. — Я прекрасно знаю, что такое общественные предрассудки. С мистером Лампертом будут общаться… с величайшей осторожностью. Пишите записку, а я пока распоряжусь, чтобы вам принесли завтрак. Или, если хотите, присоединяйтесь к нам с Батерстом.

— Нет-нет, благодарю вас…

— Тогда служанка принесет завтрак сюда, — сказала Молли. — А когда напишете, я позабочусь, чтобы письмо сразу же отнесли мистеру Ламперту. Если повезет, вы скоро избавитесь от ваших родственников, — с улыбкой добавила хозяйка.

— Молюсь, чтобы вы оказались правы! — воскликнула Изабелла.

— Кто она такая? — спросил Дермотт, когда Молли вернулась.

— Точно не знаю. Этой ночью она случайно к нам зашла. Ее преследовали — пытались насильно выдать замуж, — пояснила Молли, усаживаясь за столом.

— Чтобы убежать из дома среди ночи… Для этого требуется смелость, — пробормотал граф.

— И ей некуда идти, — продолжала Молли. — Потому что все родственники сейчас охотятся за ее состоянием.

— За ее состоянием охотятся, и у нее нет защитников? Тогда проще сразу прилепить себе на спину мишень.

— Это она довольно быстро поняла. После смерти дедушки не прошло и часа, как ее уже потащили к священнику.

— Разумеется, получить деньги без труда — огромный соблазн.

— Ты так легкомысленно к этому относишься…

— За свое состояние я заплатил кровью, Молли. Богатство далось мне нелегко.

— И мне тоже.

Дермотт молча кивнул. Немного помолчав, проговорил:

— Нам обоим, Молли, пришлось преодолеть множество препятствий.

— От судьбы не уйдешь, — сказала она со вздохом.

— Постарайся об этом забыть. — Дермотт поднес к губам кувшин с портером и, осушив его, улыбнулся хозяйке. — Я думаю, в такое солнечное утро, когда в воздухе витают ароматы весны, у нас найдутся более веселые темы для разговора, не так ли, Молли?

— По-моему, мы говорили о моей новой гостье.

— Это гораздо интереснее. Она просто восхитительна.

— Бесспорно. — Молли потянулась к земляничному пирогу.

— Ну и? — вопросительно посмотрел на нее Дермотт.

— Ее статус все еще под вопросом.

— Любопытно… А ее можно заполучить?

— Наверное, да.

— Что-то ты сегодня скромничаешь, Молли. Это совсем на тебя не похоже.

— Зато ты всегда верен своим привычкам.

— Надеюсь, что верен. Мне ведь всего двадцать девять. А теперь объясни, что значит «наверное».

Молли рассказала об Изабелле все, что знала. Сообщила и о том, что девушка согласилась на время остаться в борделе.

— Ты что-нибудь знаешь об этих Лесли? — спросила она. — О дедушке и обо всех остальных родственниках… Мне эта фамилия ни о чем не говорит.

Дермотт покачал головой:

— Они люди не моего круга. К тому же все мои друзья весьма скандальные субъекты, — добавил он с ухмылкой. — Ни одного добропорядочного банкира!

«Да, все верно, — подумала Молли. — В друзьях у него принц Уэльский и ему подобные. Ведь Дермотт как-никак аристократ…»

— Каково бы ни было происхождение этой девушки, ее невинность не подлежит сомнению. Именно поэтому я не склонна гнаться за прибылью. Мне хотелось бы проявить великодушие.

— А ты уверена, что твое великодушие будет для нее благом? — проговорил граф. — Ведь тебе известно, как люди относятся к беззащитным наследницам. И ты прекрасно знаешь, что эта девушка — добыча для любого проходимца.

— Так что же мне делать?

— Жди, что она решит. Последнее слово за ней.

— А если она в конце концов согласится, если примет мое предложение? Что тогда делать?

— Тогда я стану главным и единственным претендентом. — Дермотт одарил собеседницу очаровательной улыбкой. — Во всяком случае, я надеюсь оттеснить всех прочих.

— Но я не хочу, чтобы она страдала.

— Разве я когда-нибудь заставлял женщину страдать?

— Нет, никогда, — сказала Молли. Она прекрасно знала, что Дермотт стремился доставить женщинам удовольствие.

— Разве мои женщины в обиде на меня? — продолжал граф.

— Ты слишком самонадеян, — улыбнулась Молли. — Хорошо, я подумаю об этом.

— Дай мне возможность выиграть торги. Это все, о чем я прошу.

— До торгов может не дойти.

— Но если дойдет, я буду счастлив сделать тебя немного богаче.

— Не сомневаюсь, ты и на сей раз проявишь щедрость.

Граф пожал плечами.

— Знаешь, я видел ее ночью. Она лишила меня сна, а такое со мной случается нечасто. Надеюсь, что она решит здесь задержаться.

— Раз уж ты так заинтересовался ею, хочу попросить тебя об услуге.

— Проси о чем угодно. — Убедившись в том, что Молли ему не откажет, Дермотт снова склонился над своей тарелкой, причем ел с огромным аппетитом.

— Я имею в виду записку, которую нужно доставить ее адвокату. Я хотела бы послать твоего человека — на всякий случай.

— Не возражаю. — Граф отправил в рот кусок ветчины.

— С тобой никто не посмеет связываться, — продолжала Молли,

— Верно, — кивнул граф. Он прекрасно знал, что весь Лондон считает его отчаянным дуэлянтом. — Знаешь, Молли, эта девушка положительно меня заинтриговала. Как ты думаешь почему?

— Она очень красива.

— Дело не только в этом. — Он снова принялся за ветчину.

— Может, тебя возбуждает ее невинность?

— Девственницы меня не привлекают, — поморщился граф.

— Значит, она — исключение.

Дермотт отрицательно покачал головой.

— Ни в коем случае, — сказал он, усмехнувшись. — Я, кажется, готов поверить…

— В колдовство?

— Нет, в собственную алчность! — Граф рассмеялся.

— Алчность по отношению к женщинам? Что ж; это в порядке вещей.

— Для меня — нет. — Дермотт внезапно нахмурился и поднялся из-за стола. — Я пока буду внизу. Мой человек в твоем распоряжении. — С этими словами он вышел из комнаты.

Проводив его взглядом, Молли задумалась… Что же случилось с самым известным лондонским распутником?

Может, просто не выспался? Или его реакция — это чисто мужская неприязнь к эмоциям? После возвращения из Индии Батерст, казалось, начисто утратил способность к каким-либо переживаниям. Он все время ходил по лезвию бритвы, все время старался доказать свое превосходство… Но чем же объясняется его интерес к мисс Лесли?

Смахнув с юбки крошки, Молли поднялась с кресла и направилась в комнату Изабеллы.

6
{"b":"8149","o":1}