ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это потому, что я люблю красивые вещи, а дедушка потворствовал моим желаниям, — улыбнулась Изабелла.

— Мне кажется, к вашему платью приложила руку мадам Дюкло…

— Какая проницательность! Это моя любимая портниха.

— Стало быть, вы интересуетесь не только книгами и коммерцией.

— Я была довольна своей жизнью, но понимала, что существует и другой мир — мир, который я знаю только по книгам. Я часто мечтала о приключениях и об экзотических странах, хотя… наверное, все об этом мечтают.

— Нет, не все. Многим вполне хватает обычных светских развлечений.

— Только светские развлечения? — Изабелла покачала головой. — Мне бы такая жизнь показалась ужасно скучной.

— Похоже, что и Дермотт в Англии скучает, — заметила Молли.

— И тем не менее остается здесь?

— Он остается с матерью.

— Неужели он такой заботливый сын?

— Дермотт не только приятель принца — он гораздо сложнее. Кажется, я уже говорила вам об этом.

— Наверное, вы удивитесь, — пробормотала Изабелла, — но меня привлекает вовсе не сложность» графа, а его красота… и репутация. Вероятно, я слишком долго прожила в изоляции. Возможно также, что мои тетки правы: они сравнивают меня с моей вольнодумной матерью. Хотя слова, которыми тетушки ее награждают, не слишком приятны…

— Как случилось, что она стала плавать?

— Когда ей было пятнадцать, она спряталась на судне, принадлежавшем ее дяде, и отправилась в Тринидад. Это положило начало приключениям… и конец всем надеждам на приличное замужество. Но, по словам дедушки, мама никогда об этом не сожалела.

— У вас жизнь тоже довольно необычная…

— Как и у вас. Вы не собираетесь писать мемуары?

— Чтобы до смерти напугать всех влиятельных людей? — усмехнулась Молли. — Нет, пусть этим занимаются другие. Мне денег и так хватает.

— Как и мне, — пробормотала Изабелла. — То есть будет хватать, если все у нас получится. А теперь расскажите мне об искусстве обольщения. Наверное, обольстить Дермотта Рамзи не так-то просто — ведь у него нет недостатка в поклонницах, не так ли?

— Женщины безжалостно его преследуют. Именно здесь он от них скрывается. — Изабелла с удивлением посмотрела на собеседницу:

— Неужели он пользуется таким успехом?

— Поверьте, дорогая, я нисколько не преувеличиваю.

Изабелла улыбнулась:

— Значит, я должна чувствовать себя счастливой избранницей?..

— Думаю, вы не будете разочарованы. Во всяком случае, мои леди от него без ума.

— Они что, делят его между собой?

— Вы задаете слишком много вопросов, моя дорогая;

— Но я хочу все знать, — заявила Изабелла. — Хочу знать, что я должна делать и чего не должна. Ведь мне надо очаровать его, не так ли?

— Уверяю вас, вы уже его очаровали.

— Но я хочу, чтобы он… Миссис Крокер, я люблю все делать наилучшим образом.

Молли внимательно посмотрела на собеседницу — эта девушка не переставала ее удивлять.

— Что ж, моя дорогая, возможно, вы и впрямь окажетесь талантливой соблазнительницей.

— Дедушка говорил, что я очень быстро всему обучаюсь.

Молли невольно рассмеялась.

— Значит, вы решили? Уверены, что потом не будете жалеть об этом?

— Абсолютно уверена. Раньше я ничего подобного не испытывала. Наверное, моя мать чувствовала то же самое, когда пряталась на корабле. Даже сердце бьется… как сумасшедшее. — Изабелла приложила руку к груди и сделала глубокий вдох.

Молли усмехнулась:

— По крайней мере оно у вас бьется не от страха.

— О, конечно, не от страха. Поверьте, лежать рядом с Дермоттом Рамзи, а не с Гарольдом Лесли — ведь это же просто неземное блаженство…

— В более совершенном мире вам не пришлось бы делать подобный выбор.

— Но раз уж приходится выбирать… — Изабелла вздохнула, — если приходится выбирать, то я выбираю удовольствие, и я очень благодарна вам за помощь.

— Увы, к женщинам жизнь особенно несправедлива, — пробормотала Молли.

— Я не собираюсь предаваться отчаянию, — заявила Изабелла. — Более того, я с нетерпением жду встречи с графом — ведь мне надо обезопасить свое состояние и гарантировать себе свободу, предавшись греховным наслаждениям. — Изабелла усмехнулась. — Как видите, я нисколько не волнуюсь.

Молли взглянула на девушку с грустной улыбкой. Немного помолчав, проговорила:

— Если вы захотите прервать свое… обучение — только скажите.

— Прервать обучение? Ни в коем случае! Теперь я совершенно уверена в том, что меня… влечёт к нему, — добавила Изабелла, понизив голос.

— Но имейте в виду, манипулировать им невозможно, — предупредила Молли. В эти мгновения мисс Лесли походила на избалованную молодую леди, требующую исполнения любых своих капризов.

— Я понимаю, — кивнула Изабелла. — Возможно, именно это и делает его таким привлекательным.

Глава 4

Незадолго до полудня все Лесли собрались в небольшой церкви, где скоро должно было начаться отпевание усопшего.

— Уверен, что она не пропустит похороны своего дедушки, — глядя на дверь, прошептал Гарольд.

— Надеюсь, что ты прав, — пробормотал его отец. — Иначе нам придется искать ее по всему городу.

— У нее нет друзей, нет денег, а Ламперт слишком напуган и не решится оказать ей помощь. К тому же за ним на всякий случай наблюдают, не забывай об этом.

— Полагаю, что в конце концов она придет именно к нему, — проговорил Герберт Лесли. — К кому еще она может обратиться?

В этот момент священник начал читать молитву.

— Похоже, она не придет, — проворчал Гарольд, вытаскивая из жилетного кармана часы с ярко раскрашенным циферблатом. — Надеюсь, все это не слишком затянется. В два часа я должен быть на скачках.

— А ко мне в час должна прийти модистка, — прошептала мать Гарольда. — Она для меня гораздо важнее, чем эти похороны.

Герберт подал знак священнику, призывая его поторопиться: он боялся опоздать на карточную игру.

Священник не посмел ослушаться, и отпевание закончилось довольно быстро.

Мистер Ламперт, также присутствовавший на церемонии, вышел из церкви и направился в книжный магазин на Олбемарл-стрит, где необычно долго выбирал себе книгу.

А вечером человек Герберта заявил, что следить за стариком — напрасная трата времени. Мистер Ламперт почти весь день сидел в таверне за кружкой пива и что-то читал.

Когда принесли письмо от мистера Ламперта, Молли, не желая мешать Изабелле, вышла из комнаты.

Девушка дрожащими руками сломала печать и развернула листок бумаги.

«За мной следят, — писал поверенный, — так что непосредственно мне не пишите. Вашего дедушку сегодня утром отпели и отвезли в склеп Тейвор-Хауса. Если Вам нужны деньги, можете получить их у мистера Мартина, но соблюдайте крайнюю осторожность — я не знаю, сколько шпионов у Вашего дяди.

Сожалею, что не могу сделать для Вас больше».

Изабелла тотчас же написала ответ — сообщила мистеру Ламперту, что в данный момент не нуждается ни в деньгах, ни в его помощи, и обещала со временем объяснить, в каких обстоятельствах находится.

Отложив перо, Изабелла взялась за книгу, однако ей так и не удалось сосредоточиться на чтении — одолевали мысли о похоронах дедушки. «Нужно было проводить его в последний путь, — думала девушка, — ведь это единственное, что я могла для него сделать». Но, вспомнив о своих гнусных родственниках, она почувствовала, что к печали добавился и гнев. И Изабелла принялась обдумывать планы мести.

Подобные размышления, весьма далекие от христианского смирения, отчасти заглушили боль утраты, однако успокоиться ей все же не удалось — слишком уж неопределенным представлялось будущее. В обществе миссис Крокер Изабелла еще сохраняла видимость спокойствия, но теперь, оставшись наедине со своими мыслями, она снова и снова задавала себе один и тот же вопрос: хватит ли ей мужества, чтобы осуществить задуманное?

Изабелла очень в этом сомневалась.

9
{"b":"8149","o":1}