ЛитМир - Электронная Библиотека

С другой стороны, внутренний голос подсказывает ей, что побег может и не состояться, окажись, что Хироаки встретил преждевременную смерть.

Она открыла глаза и быстро огляделась, словно этот голос могли подслушать в доме, где ничего не утаишь, где у стен есть уши и глаза.

Сделав спокойное лицо, она поднялась с колен.

В эту ночь она спала одна, в своем домике за пределами Ёсивары. Здесь можно найти хоть какой-то покой. Она решила дождаться утра, чтобы прийти к окончательному решению.

Время пока есть, чтобы обдумать убийство, раз иных путей нет.

Глава 11

Даже несмотря на заверения настоятеля, что все наемники Хироаки передушены, Хью выждал, пока луна не спрячется за тучей, и только тогда взял Тама за руку, и они покинули через маленькие воротца рядом с конюшнями монастырские пределы.

Оказавшись за толстыми стенами монастыря, он долго прислушивался к ночным звукам, прежде чем отпустить ее руку; потом жестом велел ей держаться позади него и пошел вперед. Они двинулись рысцой, чтобы не слишком устать, через лес по тропам, которые им подсказал настоятель. Порой луна освещала им путь, а вскоре их глаза настолько привыкли к потемкам, что шли, не замедляя шаг.

Спустя час Хью вдруг преградил ей путь рукой. Указав на свое ухо, он кивнул назад.

Напрягая слух, Тама нахмурила брови. Ничего. Она покачала головой.

Он поднял палец.

Прошло мгновение, два, три, четыре, пять, шесть, и она улыбнулась. Услышала.

Он снова поднял руку — два пальца, потом три. Его брови вопросительно выгнулись.

Как только она расслышала топот бегущих, хотя и очень слабый, он загремел у нее в ушах. Она подняла три пальца и кивнула.

Он усмехнулся.

Она решила, что он ее проверяет.

Молча, с помощью жестов, он объяснил ей свой план. И некоторое время спустя, после того как он оставил заметные следы их пребывания и прохода — взрытая подстилка из сосновых иголок и сломанные ветки, — они притаились за кустами в пятидесяти шагах от изгиба тропы.

Прицел его магазинного спенсера был направлен на середину между их укрытием и тропинкой. Он, конечно, хотел, чтобы все трое вышли на него прежде, чем он успеет прицелиться и выстрелить. С возможностью выпустить семь пуль за десять секунд он может достать их всех, если первым убьет идущего сзади и таким образом отрежет остальным путь к отступлению.

Он спокойно ждал, затаив дыхание. С тремя-то он справится.

Тама держала свои мечи наготове на случай, если они понадобятся, но она понимала, что им лучше избежать рукопашной схватки в ночи. «Незрелая стратегия бывает причиной горя», — верно говаривал сэнсэй Мусаси. Она готова ждать.

Первый ниндзя вприпрыжку последовал по тропе, уверенный в удаче, не заботясь о том, чтобы скрываться; второй и третий шагали в отдалении. Они торопились к славе.

Хью выстрелил, и последний ниндзя замертво упал. Пуля пятнадцатого калибра вошла в переносицу. Второй почти успел повернуться, чтобы бежать, когда его голову разнесло. Первый присел на корточки, надеясь стать незаметным. Но Хью сразил вожатого прежде, чем тот успел поднять меч.

— Идите! — глухо шепнул Хью. — Я вас догоню. Ниндзя не спешили бы так, если бы впереди беглецов ждала засада. Принцессе ничто не угрожало.

Тама не колебалась. Он ею гордился. И она побежала дальше, а он подошел к шпикам, опустив свои кольты. Он знал о множестве случаев, когда самурай, притворившись мертвым, убивал врага.

Приблизившись, Хью удостоверился в их смерти. Он быстро обыскал их. Не рассчитывал найти что-либо — и не нашел. У ниндзя только оружие. И все же любопытно, почему главный инспектор выдвинул столь мощные силы. Принцесса наверняка не единственная представительница знати из проигравших кланов, еще остававшихся на свободе.

Хотя она одна из самых богатых. Верно, запах денег привлек хищников.

Поравнявшись вскоре с Тама, он ухватил ее за руку и остановил.

— На троих преследователей стало меньше. Конечно, никаких документов.

— Если рядом есть еще кто-то, они слышали выстрелы. Не изменить ли нам направление?

— Изменим, ближе к утру. Сейчас нужно оторваться. Можете идти быстрее?

— Да.

— Тогда вперед, — сказал он.

Твердой тропой — густых зарослей на холмах не было — они смогли пройти значительное расстояние, прежде чем Хью остановился.

— Я слышу, — сказала она.

— Умеете стрелять из револьвера?

— Если нужно.

— Что это значит?

— Что я предпочитаю свои мечи, но оружейная моего отца была хорошо укомплектована. — Она улыбнулась. — И спенсеровские винтовки у нас тоже были.

— Можете сказать, сколько на этот раз?

— Пятеро. И покрупнее, чем предыдущие. Вот почему они идут не так быстро.

— Но они не прекращают погоню.

— И не прекратят. Неудача означает для них смерть.

Он тихонько выругался, хотя не хуже Тама знал кодекс самураев.

— Мне жаль, что навлекла на вас неприятности.

— Как выберемся отсюда, сможете выразить свою благодарность.

Голос его звучал сурово, и она не знала, как расценить его слова.

— Я к вашим услугам, Хью-сан, — пробормотала она. Он усмехнулся:

— Теперь вы вдруг стали любезны.

— Всему свое время, — хихикнула она.

— Было бы у нас хоть немного времени, занялся бы вами прямо сейчас.

— На борту вашего корабля вы это осуществите.

— Я запомню ваше обещание, — пробормотал он, протягивая ей один из своих револьверов. — Курок взведен, будьте осторожны.

— Шесть патронов, калибр сорок четыре, скорость стрельбы восемь секунд. Думаю, справлюсь.

— Цельтесь в передового, я позабочусь об остальных.

— Они не пойдут вереницей, как в первый раз.

— Шутки в сторону. Вы не боитесь промокнуть?..

Он нашел подходящее место. Перед ними раскинулась болотистая местность. Минута-другая — и они по горло погрузились в холодную воду, их ноги тонули в жидком иле. Оружие они сложили на сухие кочки, во множестве рассеянные вокруг.

Казалось, прошло немало времени — на этот раз следопыты осматривались тщательно, — как вдруг Тама заметила одинокую фигуру, приближающуюся по тропинке через болото. Взглядом она спросила у Хью разрешения, он ответил взглядом; «Нет».

Первый — это приманка. Выстрелить — значит обнаружить свое местонахождение, а быстро выбраться из трясины невозможно.

Одиночка прошел дальше по тропинке, а они ждали. Ниндзя остановился, пройдя несколько ярдов, и махнул рукой. Освещенный луной, он представлял собой очень соблазнительную мишень.

Но их осторожность была вознаграждена через мгновение, когда на восточном периметре болота что-то закопошилось после сигнала. Потом в ответ на взмах на западном отрезке мелькнула отмашка, затем последовала другая, ужасно близко от них.

— Черт побери, — пробормотал Хью. — Где же пятый?

Где-то слева пропел соловей. Вот где! Как раз над входом в болото.

Он встретился глазами с Тама и кивнул.

Когда прогремел ее выстрел, Хью прицелился в того, кто был к ним ближе всех, прежде поведя стволом винтовки и поймав в прицел второго и третьего, чтобы бить наверняка и быстро. Он рассчитывал, что убийце, сидящему на дереве, потребуется секунда-другая на раздумья, не спрыгнуть ли на землю. Точно. Так. Четвертый выстрел Хью попал ниндзя в голову. Чтобы быть уверенным, что враги больше не встанут, он предпочел стрелять в голову.

— Я тоже, наверное, попала в того, что стоял ближе всех, — шепнула Тама, настолько уверенная в точности их попаданий, что стала выходить из болота.

— Вам скоро станет жарко. Нам придется хорошенько шевелиться, если хотим достаточно оторваться от них, чтобы сменить направление. Нам придется двинуться на восток, и провожатые нам не нужны.

Тама выбралась из воды прежде, чем он успел договорить, и на этот раз он не стал проверять убитых. Они побежали что было сил.

Уже к рассвету они добрались до места, выйдя на хижину у водопада. Домик под тростниковой крышей и искривленные сосны притулились у скалы над пропастью, словно бросая вызов закону земного притяжения.

18
{"b":"8150","o":1}