ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не надо. Я не клиент. Мы сделаем это вместе.

— Ты слишком хороший. Ты меня избалуешь.

— Я собираюсь баловать тебя всю ночь, — пробормотал он, опуская ее на кровать, ловко усаживаясь между ее ног, опираясь на локти. Его глаза светились. — И весь день и до конца следующей недели, если только не умру за это время от измождения.

Незнакомая с присущей молодости выносливостью, она растерялась:

— Разве такое возможно?

— Я докажу тебе, — шепнул он.

Улыбаясь, уступая, распаляясь от никогда прежде не испытанного ею ощущения, она выгнулась навстречу ему, желая того, чего никогда не хотела раньше, вожделея его с отчаянием и томлением; ее руки трепетали вокруг его мускулистых предплечий, чтобы привлечь его ближе.

— Ну не испытывай мое терпение, — умоляла она. И он приступил к осуществлению своей давней мечты.

На следующее утро Хью проснулся от того, что ему показалось сном, и обнаружил блаженную реальность — Тама сидела на нем верхом и уже вложила в свои восхитительно узкие ножны его клинок.

— Доброе утро, Хью-сан, — сказала она, весело сияя. — Надеюсь, вы не возражаете, что я вас разбудила.

Как мог он возражать, если горячее огня пылало у него в крови вожделение, когда ее роскошное тело вобрало его в себя, когда плоть его так блаженно пульсировала в ее источающих росу недрах? Отбросив все сомнения минувшей ночи, как не имеющие никакого значения при создавшейся ситуации, когда им овладела ненасытная очаровательная принцесса, он ответил:

— Не имею ничего против.

Обхватив ее бедра, он в буквальном смысле слова поставил ее на место.

Она испустила блаженный вздох.

Он тихо застонал.

И они приветствовали новый день соитием — бурным, неистовым, страстным, бешеным и замечательным.

Когда спустя некоторое время он лежал, пытаясь отдышаться, она, повернувшись к нему, осведомилась:

— Надеюсь, вы не против того, что я спала в вашей постели?

— Ничуть, — ответил он с предельной искренностью. — Мне только приятно.

И так продолжалось плавание до Гонконга. На волнах моря, любви и нежности две молодые пары предавались любви со все возрастающим восторгом, волшебно околдованные страстью.

Сунскоку время от времени тревожилась о том, что скажет ее семья, оторванная от родного дома, но Юкиё успокаивал ее, говоря, что времени разобраться со всеми сложностями у них еще хватит, главное — добраться до Гонконга.

Хью и Тама по взаимному согласию решили без удержу наслаждаться друг другом. Их безоблачные постельные отношения стремительно развивались, что же до других, более таинственных чувств, которые начинали проникать сквозь стены, которыми каждый оградил себя, то Тама и Хью предпочитали не думать об этом.

В общем, путешествие походило на россыпь сверкающих самоцветов, когда сияющие дни сменялись яркими звездными ночами.

Глава 23

В тот же вечер, спустя девять дней, когда на «Красавице Юга» заметили неясную дымку, окутывающую холмы, на которых расположен Гонконг, у Айко дух захватывало от ожидания. Хироаки собирался побывать у нее — в первый раз увидит она его после трагедии. Врач наконец-то заявил, что она выздоровела и окрепла, и вера в богов и судьбу помогала ей утешиться после потери ребенка. Она молода, сказала старая нянька, будет у нее еще много детей.

— Ты велела приготовить ту особенную рыбу? — взволнованно спрашивала она свою домоправительницу. — А сладости, которые любит Хироаки? Расставила ли ты цветы, готовы ли курения?

— Да, да… все готово, — отвечала домоправительница, радуясь, что снова видит свою молодую хозяйку в хорошем настроении. Она такая славная, слишком хороша для такого человека, как Хироаки, но так уж устроен мир. Никто в ее положении не посмел бы требовать большего.

— Пойди посмотри, чтобы кухарка приготовила утку как полагается. В прошлый раз в подливке было мало приправ на вкус мэцукэ. Иди… иди же, он вот-вот придет!

Старуха побежала по коридору на кухню, стараясь исполнить приказания хозяйки: уж конечно, кухарка сделает все, чтобы угодить госпоже. Ведь главный инспектор лично выбрал кухарку, как всю остальную прислугу, так кто же она такая, чтобы сомневаться в умении этой женщины?

Когда она несколько минут спустя вернулась из кухни, мэцукэ как раз входил в дом со своей свитой. Завидев ее, он отпустил телохранителей и поманил ее к себе.

— Никому не говорила о зелье? — шепнул Хироаки, устремив на домоправительницу ястребиный взгляд.

— Нет, господин. Молчу.

— Хорошо ли себя чувствует твоя хозяйка? Врачи часто говорят то, что мы хотим от них услышать. Мне нужна правда.

— Госпожа Айко совершенно оправилась и очень рада снова видеть вас, господин.

— Никаких последствий от зелья?

— Никаких. — Его взгляд пугал ее; казалось, он видит ее насквозь. — Она молода, господин, и быстро поправилась. Когда-нибудь у нее будут дети.

— Нет, никаких детей. Мне не нужны бастарды и выродки. Поняла? И если опять забеременеет, сообщи сразу. Понадобится — еще раз сделаешь так, чтобы прервать беременность.

— Как пожелаете, господин. Только прикажите.

— Да, да, знаю. Ну где же она?

— В гостиной, господин.

— Проследи, чтобы накормили моих людей. — И он жестом приказал ей уйти.

Хироаки повесил плащ на крючок в стене, отложил длинный меч у двери, а Айко крадучись прошла по коридору, зажимая рот руками, чтобы удержать мучительный крик, который подступил к горлу. Омерзительные слова, которые она только что услышала, вынести невозможно.

Но как только она прошла по коридору и скользнула в гостиную, ужасная потребность в безжалостном возмездии охватила ее. Как он мог… человек, которому она отдала всю себя… как мог он обращаться с ней так жестоко? Неужели у него нет ни милосердия, ни нежности, раз он мог отнять у нее самое дорогое? Ведь она отдала ему все.

Глубоко дыша, она заставила себя внешне успокоиться, опустилась на колени, склонила голову, как он ожидает, заняв позу преданной женщины, приветствующей своего возлюбленного.

Отодвинулась раздвижная дверь, и Айко робко подняла голову, заставив себя улыбнуться, хотя для этого потребовались все ее силы.

— А, моя малышка. Какая ты красивая сегодня. Оправилась от своего несчастья? — Главный инспектор подошел к ней, поднял с пола и привлек к себе.

Обхватив его за талию и чувствуя при этом, как ненависть в ней крепнет, она подняла к нему лицо, всем своим видом изображая радость.

— Вполне здорова, господин. Как вы и хотели.

— Как того хотели боги, малышка. И теперь, когда ты снова здорова, в мире стало светлее, — ласково сказал он.

— В моем мире стало светлее, господин, когда вы вернулись в него.

— Обязанности мои обременительны, милочка, — сказал он с театральным вздохом.

На самом деле последнее время он чуть не потерпел крушение и теперь отчаянно заметал следы своей многострадальной и неудачной погони за принцессой. Пришлось успокоить Ёсивару; ниндзя получили назначение в отдаленные провинции, докуда злые языки не дойдут, а те, что занимались поисками принцессы Отари, уже казнены, чтобы умолкнуть навеки. Но все кончилось хорошо; старшие советники в неведении относительно его жестоких неудач.

— Ну что ж, господин, сегодня ночью вы можете хорошо отдохнуть. Позвольте мне проверить, приготовлены ли ваши любимые вина. Садитесь к жаровне и согрейтесь. Я скоро вернусь.

С медовой улыбкой она подвела его к мягкой подушке перед жаровней. План отмщения уже вырисовывался у нее в голове. Перед тем как выскользнуть из комнаты, она послала ему улыбку, фальшивую, намекающую на будущие наслаждения.

Хироаки откинулся на подушки и вытащил трубку. Именно так и следует обращаться с мужчиной — с почтительностью и, пожалуй, благоговейно. Замечательно, в Айко он нашел маленькую рабыню… преданную, соблюдающую приличия, а ее источающая росу маленькая щелка цвета киновари так восхитительно узка!

32
{"b":"8150","o":1}