ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пора представить тебя остальным моим родственникам. А поесть ты еще успеешь.

Имен его многочисленных кузенов и кузин она, естественно, не запомнила, однако пожала руку каждому члену огромного клана Аронсонов, насчитывавшего около сотни человек. К счастью, во дворе их собралось только пятьдесят восемь, и Серена успела засвидетельствовать им свое почтение, прежде чем на стол подали праздничный пирог.

Фрэнки воспользовался возникшей суматохой и под шумок увел Серену прочь с этого пиршества.

— У тебя такие славные родственники! — сказала она, когда они уселись в автомобиль, чтобы вернуться в город. — А ты — копия своего папы. Я очень рада, что побывала в кругу твоей дружной семьи.

— Вот и прекрасно, я тоже рад, что все удачно закончилось, — флегматично произнес Фрэнки, трогая машину с места. — А вот в прошлый раз мои братья перепились и затеяли гонки по проселочной дороге. В результате две машины очутились в кювете, а одна даже перевернулась. Хорошо еще, что она не загорелась и не взорвалась. Наученная горьким опытом мама сегодня выставила только один бочонок пива. Но я все равно успел выпить один бокальчик.

Когда они свернули с проселочной дороги на шоссе, Серена спросила:

— Послушай, Фрэнки, а почему бы тебе не освободить ту маленькую комнату, где свалена всякая рухлядь? Ей можно было бы найти полезное применение.

— Какое же? — глядя на дорогу, спросил Фрэнки.

— Например, устроить в ней детскую, — сказала Серена.

— Комнатку для детей? — осевшим голосом переспросил Фрэнки, притормозив. — Мне эта идея по душе! — прокашлявшись, воскликнул он и улыбнулся. — Знаешь, мне очень хочется, чтобы ты родила мне ребенка. Нет, правда, я не шучу! — Он положил руки на рулевое колесо и вздохнул.

Серена порывисто обняла его за шею и стала покрывать поцелуями его лицо.

— Почему бы нам не начать его делать сегодня же ночью? — прошептала она ему на ухо.

У Фрэнки перехватило дух, и он не сумел ответить. Серена сочла его молчание за согласие и радостно вскричала:

— Ура! Сегодня мы попытаемся сделать ребенка!

Он перевел дух и молча погнал автомобиль на сумасшедшей скорости.

Глава 36

— Как это у них нет свободных номеров? Мы же заказали их заблаговременно! Ты сказал им, с кем они имеют дело? Ступай объясни этим идиотам еще раз, кто я такой! Живо! Одна нога здесь — другая там! — орал на своего помощника Брок, опустив стекло шикарного лимузина для особо важных персон, который он взял напрокат специально для поездки в Илай. От волнения на лбу у него выступил пот, и ему пришлось расстегнуть ворот своей модной итальянской сорочки.

— Я говорил… Я объяснял… — оправдывался насмерть перепуганный Кевин Данлоп, покрасневший, как вареный рак, от беготни по ступенькам административного здания туристического комплекса. У него уже заплетался язык от бесконечных объяснений с администратором и своим боссом, который вдруг перестал понимать английский язык. — Портье утверждает, что к ним не поступало от нас никаких уведомлений. Все домики заняты участниками праздника в честь небывалого урожая черники в этом году. Поэтому он советует нам попытать счастья где-нибудь в другом месте.

Лицо Брока обрело малиновый оттенок. Он с трудом перевел дух и поинтересовался:

— Может быть, он упомянул какую-то конкретную гостиницу?

— Да, сэр! Отель «Суперэйт». Он сказал, что там, возможно, найдется несколько свободных номеров, — ответил Кевин Данлоп с дрожью в голосе.

— Не хватает мне только остановиться в притоне для наркоманов! — в сердцах воскликнул Брок. — Будем считать, что ты мне этого не говорил. Ступай узнай у портье, нет ли в этом городке отеля посолиднее.

Помощник побежал обратно в административное здание, проклиная свою злую судьбу, а Брок достал из кармана своего льняного спортивного пиджака цвета прелой соломы кубинскую сигару и стал обрезать ее кончик, бормоча:

— Ну почему именно на меня свалились все эти напасти?

Он щелкнул золотой зажигалкой, раскурил сигару и откинувшись на спинку сиденья, выпустил струйку дыма в окошко. Живописный вид, представший его взору — аккуратные домики вдоль берега, рыбацкие лодки на озере, — подействовал на него успокаивающе. Он выпустил изо рта еще несколько голубых колечек и стал размышлять о скандальном поведении своей бывшей супруги. Какое моральное право она имела заводить молодого любовника вскоре после развода?! Могла бы ради приличия и повременить с этим хотя бы месяц. Так нет же, она попрала все нормы морали и вступила в постыдную связь с одиозным бугаем из НХЛ уже в день своего приезда в Илай! Любопытно, подумал Брок, предается ли она порочным амурным играм в эту самую минуту? Трепещет ли она от сладострастия, позволяя ему цинично овладевать ею, сжимая своими лапами ее тонкую талию и тиская нежные груди? А что, если именно в эту секунду, когда он парится в автомобиле, изнывая от жары, этот провинциальный озорник повергает Лили в мутный омут экстаза?

Брок нахмурился и запыхтел как паровоз, выпуская струи сигарного дыма из ноздрей. После долгого утомительного путешествия, продолжавшегося восемь часов, он устал и хотел поскорее принять ванну, чтобы отдохнуть и набраться сил для завтрашних съемок. Жареные факты, собранные им, следовало сдобрить безобидными кадрами о жизни тихого городка, где вырос герой его документального телефильма. На фоне умилительных сценок повседневной жизни этого маленького приозерного рая обличительные документы и интервью с жертвами сексуальных домогательств знаменитого хоккеиста должны были выглядеть особенно эффектно.

Брок прищурился и скривил в зловещей ухмылке рот. И кто бы мог подумать, что эта похотливая мартышка Лили поймает в свой капкан прославленного мастера клюшки?! А ведь раньше, до развода, она прикидывалась серой мышкой, интересующейся только лютиками и одуванчиками. И как же он просмотрел признаки ее скрытой неуемной темпераментности? Любопытно, подумал Брок, до какой степени она раскрепостилась после уроков, которые преподал ей в постели этот виртуоз забивания шайб в чужие ворота? А что, если попробовать разозлить ее, показав ей компрометирующее досье на Билли Бьянкича? Вдруг она разъярится и, ослепленная ревностью и жаждой отмщения, подарит минуту-другую блаженства и своему бывшему супругу?

Фантазии Брока разрушил его помощник Кевин Данлоп. Сбежав по ступенькам административного здания, он подобострастно склонил к окошку лимузина, из которого разил смрадный сигарный дым, и выпалил:

— Поздравляю вас, сэр! В конференц-центре только что освободился апартамент.

— Наконец-то! Садись в машину! А съемочная группа пусть отправляется в гостиницу «Суперэйт». Свои указания им я сообщу тебе по дороге. Залезай! — Брок распахнул дверцу лимузина, Кевин Данлоп плюхнулся на сиденье и отер ладонью вспотевший лоб.

Пока они добирались до гостиницы при городском конференц-центре, Брок в деталях объяснил своему ассистенту, что именно следует заснять завтра оператору и какие аспекты биографии Бьянкича нужно выделить особо. Кевин Данлоп внимательно слушал шефа, которого ненавидел, как и все, кто с ним работал, всеми фибрами души, кивая и делая записи в своем блокноте.

— Но самое главное, — воскликнул в завершение своего монолога Брок, — не забудь сказать администратору отеля, что я ем яйца только всмятку. И чтобы завтрак мне подавали ровно в одиннадцать! Да, и пусть застелют кровать бельем с моей монограммой. Надеюсь, ты его захватил?

* * *

Спустя час, в течение которого особые простыни с монограммой спесивого гостя были постелены на кровать в его номере с окнами, выходившими на озеро, управляющий отелем, доведенный капризами важной персоны с телевидения до белого каления, был вынужден выпить, запершись в своем кабинете, добрую порцию бренди, а портье — валериановых капель, Кевин передал сценаристу фильма Бобу Марли пожелания босса, уединившись с ним в комнатушке семейной гостиницы «Суперэйт», а съемочная группа успела заснять обстановку в местном баре, шестидверный лимузин Брока остановился возле бунгало Лили.

35
{"b":"8151","o":1}