ЛитМир - Электронная Библиотека

Билли издал страстный гортанный хрип и, снизив скорость, начал целовать ее с еще большей страстностью. Грузовичок благополучно миновал мост и, натужно урча, стал подниматься в гору. Лили ухватилась за язычок молнии на штанах Билли и попыталась ее расстегнуть. Но он решительно оттолкнул ее, сказав:

— Будь умницей, потерпи немного, здесь чересчур тесно. Еще пять минут — и мы на месте.

— Пожалуйста, Билли, я больше не могу терпеть! — воскликнула Лили, сжимая рукой бугор, образовавшийся под тканью его штанов. Но Билли оказался неумолим, он лишь мягко улыбнулся и прибавил газу. Лили взглянула в окошко и воскликнула: — Ты тоже живешь на берегу озера? Как это романтично!

— Только не трогай меня! — взмолился Билли, отрывая ее руку со своих чресл. — Потерпи немного, мы почти приехали.

— Я попытаюсь, — пролепетала она не слишком уверенно.

— Твое долготерпение будет вознаграждено сторицею! — пообещал ей Билли, обнажив в улыбке ровные жемчужно-белые зубы. — И произойдет это через минуту.

— Ты действительно выполнишь любое мое желание? — сияя глазами, обрадованно спросила она.

— Можешь в этом не сомневаться, — сказал Билли и, завернув за холодильник, остановил машину.

Оглядевшись по сторонам, Лили сообразила, что они очутились в туристическом комплексе на берегу озера. В окнах всех домиков горел свет, из ночного бара доносилась мелодия в стиле «кантри», а из зарослей кувшинок — кваканье лягушек.

— Ты здесь обитаешь круглый год? — спросила Лили.

— Нет, только летом, — ответил Билли и, выбравшись из кабины, помог ей выйти.

— Ты здесь арендуешь бунгало? — спросила Лили.

— Сейчас ты все сама увидишь, — сказал Билли и, взяв ее за руку, повел по дорожке к одному из симпатичных домиков. — Осторожнее, не споткнись в темноте о ступеньку, — предупредил он, взбежав на крыльцо, и стал возиться с замком, почему-то не зажигая свет на террасе.

— Это точно твой дом? — спросила Лили, охваченная подозрением, что он ведет ее в чужое жилище.

Полная луна, выглянувшая в этот миг из-за тучи, посеребрила поверхность озера и цветы болотного касатика и водосбора. Завороженная идиллической красотой летней ночи, Лили застыла на месте. Билли наконец отпер дверь и, нащупав выключатель на стене прихожей, включил свет.

— Проходи в дом, не стой столбом, — крикнул он, — иначе напустим комаров. — Не дожидаясь, пока она войдет, он прошел в гостиную и стал раздеваться.

Лили нерешительно вошла в бунгало и, закрыв дверь, сделала несколько робких шагов по ковровой дорожке. Просторная комната, в которой она очутилась, была обставлена мебелью из дорогих пород дерева. Одну из стен закрывал собой большой камин, отделанный мрамором. Окна выходили на озеро. Лили вздохнула и промолвила:

— Вряд ли такое жилье по карману обыкновенному слесарю-сантехнику. Ты, наверное, какая-то знаменитость, Билли. Носишь дорогие кожаные сандалии, льняные штаны, шелковую тенниску, пользуешься хорошим лосьоном, регулярно посещаешь парикмахерскую. Вести подобный образ жизни могут позволить себе только состоятельные люди. Признайся, ты получил в наследство огромное состояние.

— Разве это так важно для тебя сейчас? — спросил он, подходя к ней в костюме Адама. — Я самый обыкновенный человек в отличие от тебя, знаменитой телеведущей.

— Пожалуй, ты прав, — задумчиво промолвила Лили, скользнув взглядом по его мужскому достоинству, которое наглядно опровергло, что его обладатель — обыкновенный мужчина. Фантазии Лили тотчас же устремились в ином направлении, и охота выпытывать у Билли, откуда у него деньги на роскошь, у нее моментально отпала. А стоило ему заключить ее в свои объятия, как она вся вспыхнула от пламенной страсти и затрепетала.

— Ты придешь завтра утром ко мне в бунгало? — пролепетала она, чувствуя, как все его мускулы становятся стальными. — По-моему, там остались мелкие неполадки.

— Непременно приду, — выдохнул Билли. — Ведь устранять неполадки — моя работа.

Он поцеловал ее в пухлые губы, и она начала таять. Возможно, причиной тому стали горячительные напитки, которыми она сегодня злоупотребила, может быть, ее опьянил воздух, насыщенный дурманным ароматом болотной растительности, или же свела с ума полная луна, зависшая над озером. Но так или иначе, в коленях у нее возникла предательская слабость, а внизу живота — сладостная вибрация, которая с каждым мгновением усиливалась. И Лили, сама того не желая, вдруг выпалила:

— А нельзя ли взглянуть на твою спальню?

— Прямо сейчас? — лукаво спросил Билли.

— А почему бы и нет? — воскликнула она, чувствуя, что вот-вот сгорит в его жарких объятиях.

— А ты не станешь задавать мне неуместные вопросы? — спросил Билли и, не дожидаясь ответа, подхватил ее на руки словно пушинку.

Все завертелось в голове Лили. Еще никто не относил ее на руках на кровать. Этот горячий молодой атлет с коротко подстриженными жесткими черными волосами творил настоящие чудеса. Ей нравилось в нем все без исключения, а кое-что просто приводило ее в неуемный восторг. Билли пинком распахнул двери спальни и, сделав еще несколько шагов по цветастому ковру ручной работы, поставил Лили на ноги возле кровати из березы, устланной белым атласным покрывалом.

Лили покачнулась, однако не упала, вовремя ухватившись за первую же опору, оказавшуюся у нее под рукой. Едва лишь ее пальцы сжали его мужскую твердь, как желание почувствовать ее внутри себя вытеснило из ее головы все прочие мысли. Билли, однако, держался как истинный джентльмен и не выказывал намерения перехватить у нее инициативу. Его тактичность так умиляла Лили, что она принялась гладить его красивое тело с рельефной мускулатурой и покрывать поцелуями его волосатую грудь.

Билли наконец стряхнул охватившую его оторопь и принялся лихорадочно раздевать Лили. Вскоре ее блузка и бюстгальтер уже валялись на ковре, и он припал ртом к ее набухшим соскам, словно изголодавшийся младенец.

— Какое чудо! Какая красота! — то и дело восклицал он, трепеща от страсти.

Она же чувствовала, что рухнет на пол без сознания, если он немедленно не уложит ее в постель. Ее тайное вместилище наслаждений судорожно сжималось, источая сладкий ароматный нектар, высокие груди набухли, а соски стали твердыми, как вишневые косточки. Лили покосилась на стенное зеркало и увидела, что лицо ее стало пунцовым, а шея и грудь порозовели. Сердце ее бешено заколотилось, над верхней губой выступила испарина. Издав сладострастный стон, она начала пятиться к кровати, более не в силах бороться с вожделением, сильнее которого она еще никогда не ощущала.

Глядя ей в глаза, Билли хрипло произнес, подступая к ней все ближе:

— Какое невероятное стечение обстоятельств! Мне все еще не верится, что женщина, о которой я грезил с четырнадцати лет, оказалась в моей спальне.

От этих слов ноги Лили стали ватными, и она рухнула на кровать. Билли раздвинул ей коленом ноги и, устроившись между ними, с чувством промолвил:

— И вот этот долгожданный миг наступил!

— Как жаль, что это не случилось раньше, — прошептала она, глядя в его темные глаза, опушенные длинными ресницами.

Билли дотянулся рукой до тумбочки, достал оттуда презерватив, проворно натянул его на свой восхитительный нефритовый жезл и моментально ввел его в росистое лоно Лили. Переполненная неописуемыми ощущениями, она тихонько охнула и обвила ногами его торс.

Билли уперся в матрац локтями и начал совершать ритмичные и мощные телодвижения, от которых у Лили помутилось в голове, а из раскрытого рта вырвалось:

— Еще, милый! Сильнее! Умоляю!

Все ее тело пылало, взывая о настоящих мужских ласках. Билли проникал в ее потайные ниши все глубже и глубже.

— О Боже! Как мне хорошо! — стонала она в полный голос, норовя повыше задрать ноги и двигаться с ним в одном ритме.

Билли заскрежетал зубами и, шумно втянув носом воздух, начал мысленно считать до десяти. От Лили не укрылось, что его переполняет желание перейти к финалу этой симфонии страстей, и она воскликнула, стиснув бархатистыми мускулами своей волшебной пещеры наслаждений его любовный инструмент:

5
{"b":"8151","o":1}