ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фелисия не знала, чем вызвана такая спешка. Возможно, он действительно говорил правду, а может, просто хотел поскорее избавиться от нее. Такой ветреный мужчина не связывает себя обязательствами. Поэтому трудно сказать, появится он через два часа или исчезнет навсегда. Но если и так, у нее останутся не только чудесные воспоминания, но и деньги на уплату долга, и новые восхитительные познания о чувственных играх между мужчиной и женщиной.

Флинн поцеловал ее у двери.

— Еще раз спасибо, — тихо попрощалась она. — За все.

И на тот случай, если он не приедет, прикоснулась к нему. Выведенный из равновесия неожиданной сентиментальностью, прощанием, смятением чувств, Флинн взглянул на каминные часы.

— Достаточно просто сказать: «До свидания». Увидимся через два часа.

Сердце Фелисии едва не разорвалось от радости.

— В таком случае до свидания.

— Два часа, дорогая. Тебе лучше поскорее объясниться со слугами, потому что я намереваюсь снова похитить тебя, и на этот раз надолго.

— Как ты очаровательно деспотичен, — промурлыкала она.

— Остерегись, — предупредил он, потянувшись к дверной ручке, — иначе не выйдешь отсюда.

Распахнув дверь, он мягко подтолкнул ее к порогу:

— Клод уже нанял извозчика. Я бы проводил тебя вниз, но думаю, ты этого не захочешь.

Фелисия послала ему воздушный поцелуй.

— Еще раз спасибо.

— Поспеши, — коротко приказал он.

Фелисия порхнула с лестницы. Клод, ожидавший у выхода, поспешно спрятал понимающую улыбку.

— Прекрасное утро, не так ли, мадемуазель?

— Ослепительное, Клод.

Фелисия слегка пригладила волосы — хорошая примета на удачу.

— Лучшее в мире, — тихо добавила она, направляясь к коляске.

Глава 3

Пока Фелисия наслаждалась поездкой по залитым солнцем улицам, Флинн вызвал в номер двух владельцев лавок и те незамедлительно прибыли. Полученные ими инструкции были краткими и точными. Оба понимали, что герцог Граф-тон всегда требовал только самого лучшего. Да и в требованиях его не было ничего необычного для человека, который проводил почти все свободное время в дамских будуарах.

Они покинули номер, облегчив его карманы на кругленькую сумму.

Пока Фелисия объясняла преданным слугам причины своего отсутствия и все дружно радовались невероятной удаче, Флинн послал новые инструкции капитану яхты, стоявшей на якоре в гавани.

По правде говоря, Клер и Даниель уже знали почти все, что происходило в «Отель де Пари», поскольку многочисленные родственники не могли молчать, невзирая ни на какие угрозы. И сейчас старички радостно кудахтали над своей любимой подопечной, заверяя тем легкомысленным тоном, каким французы всегда говорят о любви, что они довольны и счастливы за нее, каковы бы ни были последствия вечера, проведенного с человеком, который выиграл для нее целое состояние.

— Вы слишком долго были одни, — заметила Клер, помогая Фелисии принять ванну. — И заслуживаете хоть каких-то развлечений.

Развлечений? Слишком слабое определение для того волшебства, которое ей подарила судьба.

— Знаешь, Клер, он обещал прийти.

— Я так и думала. Вы улыбаетесь как женщина, которой посчастливилось влюбиться.

— Ничего романтического, Клер. Но, как ты говоришь, развлечься мне не помешает.

— Вы должны надеть к его приходу что-то особенное, соблазнительное.

— Можно подумать, в моем гардеробе найдется нечто рискованное!

— Придумаем что-нибудь. Я велю Даниелю принести шампанского.

— И возможно, коньяк. Не знаю, что ему больше нравится.

— Вы, госпожа. Вряд ли он явится сюда ради другого угощения.

— Ты так думаешь?

Как прекрасно, что в ее лишенную счастья и радости жизнь ворвался этот человек!

— Не думаю, а знаю.

Клер воздержалась от признания, что слугам в «Отель де Пари» еще никогда не платили за молчание так щедро. Правда, они с Даниелем как родственники, которым вполне можно довериться, получили полный отчет.

Позже, когда Фелисию искупали, вытерли, надушили и в халате усадили на террасе, Клер, расчесывая волосы хозяйки, первой увидела два экипажа, появившиеся на крутой тропинке, ведущей к вилле.

— Смотрите, госпожа!

— Господи, неужели это он! Так рано?!

— Нет… нет, это посыльные из «Булони» и от мадам Дениз. На козлах Анри и Бертрам.

Под их любопытными взглядами из колясок выгрузили невероятное количество корзин с розами и россыпь известных всему Монте-Карло голубых коробок из дорогого магазина мадам Дениз.

Подарки сноровисто перетаскали наверх двое молодых людей, и вскоре Фелисия растерянно озирала свои новые богатства, не зная, то ли радоваться, то ли плакать.

— Что-то тут не так, — смущенно пробормотала она. Как бы она ни обожала дарителя, но все же такое открытое пренебрежение правилами… — Может, отослать белье обратно?

— Ни за что! — возмутилась экономка, продолжая открывать коробку за коробкой. — Это дары любовника!

— Я не уверена, что это прилично, — нахмурилась Фелисия. — Что подумает мадам Дениз?!

— Подумает, что вы счастливица, заполучившая не только красивого, но и богатого мужчину. Вряд ли ему понравится в постели ваша полотняная ночная сорочка с высоким воротом!

Фелисия нерешительно теребила подол простого ситцевого халатика, такого скромного по сравнению с роскошью шелка и атласа. Клер успела выставить на обозрение настоящий цветник всех мыслимых и немыслимых оттенков: пеньюары и неглиже, кружевные панталоны и прозрачные корсеты, дюжины шелковых чулок разных цветов с атласными туфельками в тон.

Останавливаясь перед витринами, Фелисия часто восхищалась шедеврами фантазии французских портных, но на скромное жалованье компаньонки таких изысканных вещиц позволить себе не могла.

— Я, пожалуй, отважусь примерить кое-что.

— Начните с этого.

Служанка подала сиреневый кружевной корсет, отделанный белыми розочками и лентами, вместе с полагавшейся к нему кружевной нижней юбкой, так щедро расшитой оборками, что ее можно было принять за бальное платье, и притом очень дорогое.

— Если я приму все это… — вздохнула Фелисия, сражаясь с угрызениями совести. — Они ужасно неприличны и совершенно нескромны…

Пренебрежительное фырканье Клер прервало ее жалобы.

— Да у вас в жизни не было такого белья! Вы теперь не в Шотландии, миледи! И кроме того, уже четыре года как вдова, а не школьница! Вам даже нечего беспокоиться о том, что наставите мужу рога! Кроме того, — подчеркнула она, — дама всегда одевается соответствующим образом, чтобы угодить любовнику!

— Ну да, сейчас самое время…

— Хотите высохнуть и увянуть до срока?

Клер пожала плечами, типично французским жестом, давая понять, что обсуждать больше нечего. Недвусмысленное напоминание о ее одиноком будущем развеяло все сомнения Фелисии в прах.

— Ты права, — тихо согласилась она.

— Еще бы! А теперь нужно сделать из вас настоящую принцессу. Пусть ваш мистер Саффок потеряет голову.

— Он не мой, — поправила Фелисия, подумав, что Флинн менее всего способен принадлежать кому бы то ни было.

— На сегодня ваш, — заговорщически подмигнула Клер. — И кто знает, куколка, с вашей красотой и очарованием…

— Все это очень романтично, по ты не видела Флинна. Уж его романтиком не назовешь.

— Заметьте, он послал вам не книгу и не перчатки, верно? А ваш бриллиантовый браслет — именно тот романтичный подарок, который придется по вкусу каждой женщине.

— Он ведет себя так со всеми своими женщинами.

Клер снова пожала плечами:

— Такой, как вы, он еще не встречал, и, если у вас в голове осталось хоть немного здравого смысла, перестаньте себя изводить и наслаждайтесь каждой минутой. А сейчас снимите эту тряпку и наденьте пеньюар, пока он не явился и, не увидел вас в лохмотьях.

— Вижу, тебя не переубедить, — улыбнулась Фелисия.

— Поторопитесь, — отмахнулась служанка. — Он скоро будет здесь.

13
{"b":"8154","o":1}