ЛитМир - Электронная Библиотека

Дни, проведённые в таверне в Шиптоне, можно было считать настоящим благословением, и не только из-за телесных утех. Она успела позабыть, какое это удовольствие: свободная, дружелюбная беседа, когда не надо держаться настороже, тщательно следя за каждым словом, когда к тебе относятся как к равной и ничто не мешает смеяться над каждой шуткой.

Анри был слишком последовательным приверженцем старых порядков и оттого не переносил даже намёков на какие-то там женские свободы. Когда во Франции реставрировали монархию, это только укрепило его в сознании, что мир вернулся на единственно правильный путь, уготованный ему Всевышним, и его снобизм и самоуверенное чувство превосходства над всеми остальными возросли безмерно. Можно было только сожалеть о том, что она пропускала мимо ушей его глубокомысленные высказывания на этот счёт до тех пор, пока не стала его супругой. И ещё большее сожаление вызывал тот факт, что громоздкая государственная машина все ещё не удосужилась вернуть ему родовые поместья. Она внезапно рассмеялась. Но леди Удача определённо была на её стороне, когда некоей молодой вдове, герцогине Клозон, захотелось возобновить прежнюю дружбу с Анри. Если Кэролайн и должна благодарить кого-то за развод и вновь обретённую свободу, то исключительно герцогиню Клозон. Какое удачное стечение обстоятельств: первый муж герцогини оказался достаточно прозорлив, чтобы вложить деньги в поставки амуниции для армии, но не смог предугадать свою скорую смерть!

Разрыв с Анри не причинил ей особой боли, если не считать того, как это было обставлено. Он мог бы не забирать у Кэролайн все, до последнего пенни. Но главное, он ушёл, и одним этим она была вполне довольна. И несмотря на то что Кэролайн сама отговорила Саймона вызвать Анри на дуэль, она не теряла надежды когда-нибудь отомстить. Чувствуя, как эта приятная мысль вселяет в неё бодрость духа, она на протяжении нескольких миль старательно смаковала самые различные способы расплаты. Пусть это покажется обычным злопамятством, но Анри должен был получить по заслугам.

Саймон в эти минуты также был погружён в размышления об изощрённой и беспощадной мести, пока стоял в одиночестве в их комнате в таверне, уставившись в замёрзшее окно. Ни подкупом, ни угрозами ему не удалось выманить у горничных и конюхов указания на то, в каком направлении скрылась от него Кэролайн. Чёрт его знает, что уж она успела им наплести, но все смотрели на него как на чудовище. И теперь, униженный и обманутый, он оказался в тупике. Она словно провалилась сквозь землю. Чёрт бы её побрал! Ведь ей уже во второй раз удаётся удрать, оставив Саймона с носом!

Он громко выругался, и его горячее дыхание затуманило оконное стекло. Можно подумать, он силой вынудил её задержаться в этой таверне! Она наслаждалась их близостью не меньше его, если только все эти охи и вздохи не были притворством, а он готов был голову прозакладывать, что нет! Дьявольщина, они же почти не вылезали из постели! Он снова выругался, кроя последними словами коварство женщин и собственную доверчивость. Он уже готов был пригласить её с собой принять участие в охоте в поместье у своих друзей, он развесил уши и вывалил язык, как последний безмозглый щенок! А ведь если бы он на самом деле оказался настолько глуп и пригласил её, если бы он её пригласил… он не выдержал и зарычал, готовый провалиться сквозь землю от стыда.

Проклятие! Как он мог вести себя так глупо?

Наверное, он так рассвирепел потому, что до сих пор женщины от него не бегали. Напротив, они вечно гонялись за ним по всей Англии. Хотя он не был настолько самовлюблённым болваном, чтобы не понять, что у Кэролайн может быть своя личная жизнь. И он не хотел бы навязываться ей и тем самым невольно становиться причиной возможных неприятностей.

И всё равно, всё равно ей не следовало убегать тайком, как проклятой воровке!

Он с шумом выпустил из груди воздух, бездумно следя за суетой во дворе таверны, все ещё раздираемый досадой и неутолённым желанием. Несколько раз глубоко вздохнул и постарался взять себя в руки, чтобы осмыслить создавшееся положение. И ничего не смог с собой поделать: на его губах расцвела медленная счастливая улыбка. Чёрт побери, до чего же она хороша! Его улыбка стала ещё шире. Невероятная женщина! Уж ему-то, познавшему на своём веку прелести целой армии любвеобильных красоток и здесь, и по ту сторону пролива, это было ясно.

Немного утешив себя этой мыслью, он отвернулся от окна. Новая встреча с Кэролайн явно стоила того, чтобы потратить на поиски целый день, а то и два. И если он её найдёт… нет, когда он её найдёт… пусть пеняет на себя. Ей придётся долго расплачиваться по счетам за нанесённое ему оскорбление!

На этот раз он улыбнулся, весьма довольный собой.

При желании ему не составит труда найти её след. Уже направляясь к дверям, Саймон решил, что первым делом проверит южное направление. Скорее всего она оказалась в этой таверне на пути в Лондон.

Глава 5

Пока Саймон рыскал по деревням к югу от Шиптона, Кэролайн двигалась строго на север настолько быстро, насколько позволяло состояние дорог в это ненастное время года. Новые хозяева ждали её ещё два дня назад, и не в её положении можно было пренебречь этим местом. Обычно гувернантки не могли похвастаться высоким жалованьем, а здесь ей предложили хорошие деньги, и к тому же поместье располагалось буквально на краю земли. Возможность убраться подальше от Лондона, почти к самой границе с Шотландией, как нельзя лучше отвечала её потребности найти тихий, уединённый уголок.

По мере приближения к цели своего путешествия она могла во всех подробностях рассмотреть замок Незертон. Зубчатый силуэт каменной громады, оседлавшей самые крутые утёсы над устьем реки Тайн, был виден издалека. Это была одна из самых древних твердынь, возведённых англичанами на северной границе и предназначенных для того, чтобы держать оборону от разбойничьих набегов северных кланов диких горцев. На протяжении долгих веков своего существования крепость не раз перестраивалась и расширялась, и самое новое её крыло вполне могло сойти за настоящий дворец, маячивший бледным силуэтом на фоне неба. Однако в большинстве построек всё ещё сохранился суровый дух готического средневековья. Серые гранитные глыбы надёжно защищали своих хозяев, и гордая тень замка довлела над всей округой.

Кэролайн с невольным трепетом разглядывала этого безмолвного свидетеля старины: казалось, сама история дышит в массивных стенах и заснеженных горных долинах, подступивших к замку. Искусство неведомых строителей, управлявшихся со всей этой массой гранита, вызывало настоящее благоговение. Карета прогромыхала по древнему каменному мосту через реку и вкатилась в мощённый булыжником двор. Она остановилась возле массивной двери. На ней ещё сохранились кованые решётки, которые опускали во время штурма. Кэролайн вышла из кареты и с трепетом вчиталась в фамильный девиз, начертанный на двери: «Он будет править ими железной дланью».

Суровые, неприветливые слова.

Её внезапно охватили трепет и неуверенность. А вдруг у неё ничего не выйдет? Какая она, право, гувернантка? Она никогда не смирится с подчинённым положением. Она слишком любит свободу и независимость. Она выиграла у Саймона целых двести фунтов: этого вполне достаточно, чтобы вернуться на континент, где её никто не знает. По крайней мере там она сможет жить самостоятельно, общаясь с такими же обедневшими аристократами, сорванными с родных мест. Ей потребовалось некоторое время, чтобы вспомнить, зачем она сюда приехала, и взять себя в руки. В конце концов, сбежать на континент никогда не поздно. Она ещё успеет это сделать, если в Незертоне станет совсем невмоготу.

Она глубоко вздохнула, расправила плечи, подошла к устрашающей двери и решительно взялась за дверной молоток.

Её проводили в небольшую, уютную гостиную. Графиня Незертон сидела за изящным белым столиком с позолоченным орнаментом и что-то писала. Она живо поднялась с места и двинулась навстречу Кэролайн с дружеской улыбкой:

10
{"b":"8156","o":1}