ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да успокойся ты, Джейн. У меня и в мыслях не было соблазнять твою гувернантку! И где ты только её откопала?

И пока Джейн во всех подробностях излагала историю своих поисков, он вежливо кивал и поддакивал через равные промежутки времени в надежде, что это создаст видимость беседы. Потому что вникать в смысл повествования у него не было сил: рассудок оцепенел, подавленный острой вспышкой неутолённой страсти. Всё, о чём он мог думать, – как бы поскорее снова увидеть Кэролайн.

Наедине. В постели.

Хотя в том настроении, в каком он пребывал сейчас, можно было обойтись и без постели.

Глава 8

«Ты должна бежать, бежать, бежать, бежать без оглядки…» Приступ паники привёл её мысли в полный хаос. Кэролайн не заметила, как взлетела вверх по лестнице, повинуясь желанию убраться как можно дальше от Саймона, чтобы укрыться от него и подумать, что же теперь делать. Она забежала к себе в комнату, торопливо захлопнула дверь и впервые со времени своего приезда поинтересовалась, есть ли ключ в замке. Её губы сердито скривились. Ключа не было.

Как такое могло случиться?

Из всей необъятной, огромной Англии – как могло случиться, что Саймон окажется не просто где-то поблизости, но внизу, в кабинете! В этом самом доме! Это было не просто несчастье: это было невероятное несчастье! Как будто ей и без того не хватало трудностей на жизненном пути. Даже последний простофиля не поставил бы на то, что они могут снова встретиться на краю света, в этом удалённом замке! «Черт!» и «Тысяча чертей!» и ещё бессчётное количество проклятий, обращённых на столь жестокую гримасу судьбы, слетели с её губ, пока она стояла, прислонившись спиной к двери, не в силах совладать с отчаянием.

Саймон не оставит её в покое, он станет для неё непреодолимым препятствием, помехой, он будет преследовать её на глазах у всех! Она застонала, представив, как теряет своё положение в этом доме из-за приезда Саймона. Он не из тех, кто способен принять поражение с вежливой улыбкой, а значит, Кэролайн нечего надеяться на спокойную жизнь.

Как ни пыталась она придумать достойный выход из этого положения, ей ничего не приходило на ум. Да и какой у неё был выбор? Либо она немедленно бежит в Лондон, либо остаётся. Вот и всё. Ни третьего, ни пятого варианта не было и в помине. До боли прикусив губу, Кэролайн постаралась собраться с мыслями, чтобы трезво оценить преимущества и недостатки обоих путей, но у неё ничего не вышло. Слишком велика была паника.

– Хватит! – произнесла она вслух, сделала над собой усилие и выпрямилась, упрямо пытаясь перебороть страх. Несколько раз глубоко вздохнула. Спокойствие, только спокойствие. Итак, первый путь. Побег.

На дворе была уже ночь, и в зимнее время просто немыслимо покинуть дом в такой час. Значит, немедленного побега не предвидится. Но даже если она отложит бегство до утра, у неё слишком мало денег, нет надежды найти работу, а до ближайшей таверны много миль пути.

Ну что ж, с этим всё ясно.

Но как прикажете ей вести себя в том случае, если она останется? Предположим, ей удастся удержать Саймона на расстоянии. Хотя, конечно, об этом лучше и не мечтать. Он не привык в чём-то себе отказывать. В то же время Каро могла бы попросту покориться его воле, и тогда ей больше не пришлось бы беспокоиться о завтрашнем дне. Он будет только рад стать её покровителем. Она успела убедиться в этом, пока была в Шиптоне.

Но если она позволит ему взять верх, в кого она превратится?

Оттолкнувшись от двери, Кэролайн подошла к окну и прижалась лбом к холодному стеклу, как будто зимний холод мог успокоить смятенные мысли. Любовницы и содержанки встречались в их время довольно часто, во всех слоях общества. Ими могли стать и знатные дамы, и дочери горожан, и просто образованные женщины. И если она отдаст свою судьбу в руки Саймона, он обеспечит её на всю оставшуюся жизнь. Её не будет пугать необходимость купить пару новых чулок или в двадцатый раз латать дыры на ветхой пелерине. Она не будет просыпаться в холодном поту, думая о том, что чем-то обидела хозяев и завтра её выгонят из дома в три шеи.

Это было так соблазнительно… Она слишком долго боролась в одиночку.

Но суровая реальность рано или поздно все равно вторглась бы в её жизнь, а ведь она, как никто другой, успела изучить повадки Саймона и его ветреный нрав.

Ни то ни другое не могло внушить ей уверенность в будущем.

Она знала это ещё пять лет назад и будет напрасно морочить себе голову, пытаясь высмотреть в нём хотя бы малейшие перемены к лучшему.

Какая жалость, что он так жаден до любовных утех!

Вдобавок он отлично знает о своих способностях и не стесняется пускать их в ход.

Кратким минутам блаженных грёз был положен конец возвращением к суровой правде, и она отошла от окна, готовясь снова бороться за жизнь с этим жестоким миром.

Итак, что она может противопоставить настырности Саймона? Хотя ей неоднократно приходилось охлаждать пыл чересчур самоуверенных мужчин, распалённый до безумия Саймон, волею судьбы оказавшийся под самым боком, грозил превратиться в настоящее проклятие. Особенно в этой комнате, которую нельзя запереть изнутри. Кэролайн рассеянно уставилась на злополучную дверь без ключа и вспомнила слова отца. «Никогда не показывай, что тебе страшно! – твердил он. – Милая, помни: игрок должен владеть своим лицом! Это первое правило!» Впрочем, Саймона даже самый строгий холодный взгляд смутит не более чем на пару секунд. Такого, как он, одними взглядами не проймёшь.

Но внезапно ей на память пришло ещё одно наставление, полученное от отца, и в измученном сердце проснулась искра надежды. «Делай ставку на то, в чём ты уверена!» Это было его второе правило. А если Кэролайн и могла быть в чём-то уверенной, так это в том, что с минуты на минуту Саймон явится сюда, чтобы предъявить на неё свои права.

Значит, если она правильно разыграет свои карты, то сумеет добиться преимущества. Она метнулась к небольшому рабочему столу, зажгла свечку, уселась, достала листок бумаги и стала что-то писать.

Когда через некоторое время за ней прислали лакея, Кэролайн спустилась в кабинет за детьми в совершенно ином настроении. Не то чтобы она чувствовала себя спокойно, но по крайней мере теперь она знала, что делать, и могла черпать силы в этой уверенности. У дверей кабинета она на миг задержалась, собираясь с духом, как будто ей предстояло выйти на сцену перед строгими зрителями.

Глубоко вздохнув, она постучала.

Саймон затруднялся предсказать, как он отреагирует на следующую встречу с Кэролайн, поскольку существовало великое множество вариантов. Однако он искренне хотел бы соблюсти приличия, чтобы не оскорблять своих хозяев, а потому решил отложить свою расправу над коварной беглянкой до более подходящего момента.

Но стоило Джейн дёрнуть за шнурок колокольчика, чтобы вызвать лакея, как все его чувства обострились. Он с трепетом выслушал приказание привести в кабинет гувернантку и затаился в ожидании Кэролайн. Наконец она постучала в дверь, и Саймон предусмотрительно избавился от бокала с виски, чтобы не облиться ещё раз при её появлении.

Кэролайн шагнула в комнату.

Саймон с шумом вздохнул: оказывается, до сих пор он боялся дышать.

Йен сурово нахмурился.

Джейн послала Саймону предупреждающий взгляд и только после этого посмотрела на Кэролайн.

– Дети съели так много сладкого, что могут не дожидаться ужина, – сдержанно сообщила она. – Позже я загляну к ним наверх, чтобы поцеловать перед сном. – Она улыбнулась детям. – Ну, теперь с вами будет заниматься мисс Морроу или леди Кэролайн? – Джейн посмотрела на гувернантку, вопросительно приподняв брови.

– Мисс Морроу вполне подойдёт.

– Мы ещё поговорим об этом завтра, – кивнула Джейн.

– Очень хорошо, мэм. – Это обещание не сулило ничего хорошего, однако Кэролайн не подала виду, что обмирает от страха. – Идёмте, дети. – Она выпроводила своих подопечных в коридор, ни разу не взглянув в сторону Саймона.

14
{"b":"8156","o":1}