ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но она ничего мне не говорила! – В глазах Джейн вспыхнул оживлённый интерес.

– Возможно, потому, что этот мир стал для неё недосягаем.

– Йен, ты должен подобрать ей хорошую лошадь, – решительно заявила Джейн. – Ей наверняка понравится тропа у брода!

– Да, дорогая. – Йен с досадой покосился на Саймона и наткнулся на спокойный непроницаемый взгляд. – Но если Кэролайн всё-таки решит сбежать из-за тебя… – Он продолжал удерживать взгляд своего друга. – Клянусь, нам придётся стреляться. И не думай, что это пустая угроза!

– В этом не будет нужды, – ухмыльнулся Саймон. – Сегодня вечером я буду безупречно учтив. Вот погоди, сам увидишь!

Глава 12

Похоже, в безупречной учтивости, которой так хвастался Саймон, просто не было нужды, поскольку Кэролайн вежливо отклонила приглашение Джейн. Если бы Карлайлы действительно хотели обедать вместе с ней, они позаботились бы об этом до того, как в замок явился Саймон.

Но они даже не подумали её пригласить.

Значит, за этим приглашением стоит Саймон.

А если и был на свете человек, с которым она не хотела встречаться, так это отец ребёнка леди Блессингтон.

Вскоре после того как Джейн узнала об отказе, в дверь комнаты Кэролайн постучали. Это явился камердинер лорда Блэра.

– Рад снова повстречаться с вами, миледи. – Он с поклоном подал ей конверт.

– И я тоже, Бруно. – Когда он успел приехать? Она тепло улыбнулась человеку, состоявшему при Саймоне столько, сколько она себя помнила. – Хотя Саймон напрасно беспокоился, присылая тебя ко мне.

– Вы же знаете хозяина, миледи, – тактично ответил камердинер. – У меня приказ не возвращаться без вашего ответа.

– Минуточку. – Она прикрыла дверь, распечатала конверт и вытащила визитную карточку с герцогским гербом.

«Трусиха! – кричали ей в лицо торопливые буквы. – Я не кусаюсь!»

Чёрт бы его побрал! Она побрезговала обедать с ним из-за бесстыжих развратных похождений, а не потому, что струсила! С карточкой в руках она присела за свой стол и в два счёта сочинила гневный ответ:

«Настоящий трус – это тот, кто бежит от ответственности!»

Слово «ответственность» она подчеркнула двумя жирными линиями, засунула карточку в конверт и вернула Бруно со словами:

– Передай Саймону, что он ошибся.

– Слушаюсь, миледи. Я передам, что если вы говорите «нет», это и значит «нет».

– Совершенно верно, Бруно. Он слишком привык ни в чём не знать отказа.

– Да, миледи, – с поклоном ответил он, хотя знал её с колыбели и помнил, что по части избалованности и желания настоять на своём и она, и его хозяин были два сапога пара.

– Я больше не желаю получать от него послания. Пожалуйста, дай ему это понять.

– Я непременно скажу ему, миледи. И Бесси наверняка захотела бы, чтобы я передал вам от неё поклон. Она заждалась вашего письма.

– Спасибо, Бруно. Скажи, что я по ней соскучилась. – Когда-то жена Бруно заменила Кэролайн ушедшую мать. – Если получится, я постараюсь на будущее лето выбраться к вам в гости.

– Мы будем счастливы, мэм. – Он благоразумно умолчал о том, что Саймону это тоже придётся по душе. – И если вам вдруг что-то понадобится, вы только дайте нам знать.

– Спасибо, Бруно. Но сейчас у меня всё в порядке.

– Эти Карлайлы вроде бы неплохие люди.

– Да, да, очень неплохие. А ты постарайся, чтобы Саймон все понял, как надо.

– Слушаюсь, мэм. – И он с поклоном удалился.

Кэролайн снова села за свою рукопись, когда в коридоре раздались громкие шаги. Шаги приближались к её комнате. Она неловко собрала страницы и хотела спрятать их в ящик стола, но тут дверь распахнулась с такой силой, что чуть не слетела с петель.

Она испуганно пискнула и выпустила рукопись из рук.

Саймон воздел руку с измятой карточкой.

– Как прикажешь понимать эту чертовщину?! – Пройдясь прямо по рассыпанным на полу страницам, он швырнул карточку ей под нос.

– Потрудись хотя бы прикрыть дверь! – процедила она. – Или тебе непременно хочется, чтобы нас слушала вся прислуга?

– По-твоему, они и так не знают?

– Лучше, чтобы не знали! – отрезала она. Обожгла Саймона убийственным взглядом, выскочила из-за стола и поспешила к двери. Она так дёрнула за ручку, что чуть не вырвала её из доски. Захлопнула дверь и повернулась к Саймону, пылая праведным гневом. – Давай выкладывай, зачем явился, и катись отсюда ко всем чертям!

– Никто не смеет обзывать меня трусом!

– Но обозвать меня ты не постеснялся?

– Я хотел пошутить.

– А я – нет!

– Будь ты мужчиной, – проговорил он, грозно прищурившись, – я бы вызвал тебя на дуэль и прикончил на месте!

– И лишний раз доказал бы всему свету, что все мужчины – безмозглые болваны!

– Да неужели? – Он обвёл выразительным взглядом убогую комнату, служившую ей прибежищем. – А женщины, стало быть, нет?

– Я оказалась здесь только потому, что моему отцу хватило ума упиться до смерти. Определённо это не назовёшь образцом мудрости, не так ли? А моего мужа одолела жадность!

– В пику твоей красоте!

– Ну, это ведь не его, а твоя специальность – красивые женщины, верно? Хотя мне довелось услышать, что ты недавно удрал от одной из самых красивых женщин в Лондоне. Неужели счёл её красоту недостойной твоего внимания?

– Так бы и говорила с самого начала! – вскричал он. – Это Джейн тебе наболтала, верно?

– Ну что ж, я скажу. – Её взгляд был полон ледяного презрения. – Я слышала, что ты оставил леди Блессингтон со своим ребёнком в утробе. Это достаточно ясно?

– Якогда-нибудь был неаккуратен, когда спал с тобой? – ядовито поинтересовался он. Не дождался ответа и повторил: – Был или нет? Ну? – повысил голос Саймон, не в силах выносить это молчание.

– Нет.

– Так с чего ты взяла, будто я мог настолько забыться с ней? – Его голос снизился до вкрадчивого шёпота.

– Не смей разговаривать со мной подобным тоном! – выпалила Каро. – Мне уже не десять лет, а ты не невинный мальчик!

– Леди Блессингтон тоже не десять лет, и она отлично знает, откуда берутся дети! А ребёнком её наградил собственный конюх. Но она, конечно, предпочла бы, чтобы в жилах её ублюдка текла герцогская кровь. – Он был готов взорваться от ярости. – Полагаю, в таком желании нет ничего удивительного. Вот почему я всегда проявляю неукоснительную осторожность. – Его мёртвая улыбка даже не коснулась глаз. – Так и быть, я приму твои извинения.

– С какой стати я должна тебе верить? – возмутилась она. – И даже если это и так, леди Блессингтон всего лишь ничтожная доля того, что приводит меня в такое отчаяние!

– Что-то я не заметил этого отчаяния прошлой ночью!

Его раскатистый бас прозвучал на редкость оскорбительно и самоуверенно.

– Да и я тоже! – По крайней мере в том, что касалось секса, она могла говорить с ним на равных.

– Ты была чертовски хороша! – заявил он с бесстыжей улыбкой,

– Знаю. – Это наверняка собьёт с него спесь. И сбило.

– Чёрт побери, как прикажешь это понимать?

– Ты отлично знаешь как. По-твоему, ты один так любишь разнообразить свои развлечения в постели?

– Что значит – разнообразить?

– А вот это, милый, тебя не касается, – ехидно проворковала она.

– Не касается, – процедил он, играя желваками.

– Вот и ладно. Значит, ты не обидишься, если я скажу, что решила сменить обстановку… в смысле партнёров по сексу!

– Что, тоже на конюхов потянуло? – ехидно уточнил он.

– В отличие от леди Блессингтон мне не по вкусу такая компания. А ты его всё равно не знаешь.

– А что, если я скажу, что не спешу с тобой расставаться?

– Я отвечу, что на дворе тысяча восемьсот двадцать первый год и женщины больше не безмолвные рабыни в руках мужчин!

– Слава Богу, что наша королева не дожила до такого позора!

Она подумала, что возразить на это нечего, но всё же не спешила сдаваться.

– Мне нет нужды соблюдать дворцовый этикет. Вряд ли кого-то волнует моя приверженность протоколу!

21
{"b":"8156","o":1}