ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вынос мозга. Чудеса восприятия и другие особенности работы нервной системы
Почему со мной никто не дружит? Психологическая помощь детям-изгоям
Война Трех Рас
Наследство
Голливуд: оружие массового поражения
Волшебный пендель
Соблазн двойной, без сахара
Айшет. Магия разума
Дом, в котором...

– И тем не менее ты лезешь из кожи вон, чтобы я тебя не скомпрометировал.

– Может, хватит, Саймон? Тебе не надоело спорить и спорить без конца? Ты всю жизнь только и делал, что забавлялся со всеми, с кем хотел! Так будь добр, не мешай мне делать то же! Я не твоя собственность. Ты даже не имеешь на меня прав как родственник, если бы такие вообще существовали! Мы друзья, и этим всё сказано!

Он знал, когда следует сделать вид, что отступаешь. Ему не раз приходилось иметь дело с женщинами, пылающими праведным гневом.

– Ты права, – галантно ответил он, – я действительно зашёл слишком далеко в своих подозрениях. Тебе никто не препятствует жить по своему разумению. Если ты считаешь, что нам лучше остаться друзьями, так тому и быть!

Столь неожиданный оборот дела лишил её на минуту дара речи. Она всматривалась в его лицо, не скрывая недоверия. Он ответил открытым добродушным взглядом и даже улыбнулся как ни в чём не бывало.

– Благодарю тебя, Саймон. Я очень ценю проявленное тобой понимание. – Однако в глубине души она не могла отделаться от странного разочарования. Неужели Саймон успел к ней охладеть? Неужели ему хватит сил покинуть её и даже не оглянуться на прощание?

– Ну а коль скоро мы с тобой просто добрые друзья, почему бы нам не пообедать вместе? Мне будет приятно твоё общество. Не то чтобы меня не волновали любимые темы Йена и Джейн, все эти их лошади и охота, но иногда хочется разнообразия. Скажем, мы могли бы поспорить с тобой о необходимости реставрации монархии во Франции и тонкостях политики.

– Вряд ли я смогу быть беспристрастной, если разговор пойдёт на эту тему, – призналась она со смущённой улыбкой.

– Особенно в то время, когда тебе так не хватает твоего дорогого, безвременно ушедшего супруга! – ехидно заметил он.

– Если бы он действительно безвременно ушёл, мир стал бы намного чище, – ответила она без малейшей иронии.

– Какого же чёрта ты тогда за него вышла?

– Я отвечу, но только в том случае, если ты прежде объяснишь мне, что бросило тебя в объятия несравненной леди Блессингтон. Дафна всегда казалась мне редкостной дурой.

– Ты сама выберешь тему для застольной беседы! – Он поднял руки вверх, демонстрируя, что сдаётся. – Полагаюсь на твой вкус.

И она невольно подумала, что жизнь стала бы намного легче, окажись это правдой.

– Разве я уже дала согласие обедать с тобой?

– Кажется, мне послышалось, что ты не возражаешь, – заявил он с лукавой улыбкой.

– А что, если у меня не найдётся подходящего платья?

Получив столь неоспоримые доказательства своей победы, он с трудом подавил вздох облегчения.

– Я уверен, что ты будешь очаровательна в любом платье. – Он с большим удовольствием скупил бы для неё все наряды в Лондоне, и в Париже в придачу. И Саймон добавил: – То, что на тебе надето сейчас, тоже подойдёт.

– Ты всегда знал, как пустить в ход свои чары! – добродушно рассмеялась она.

– Ах, милая, по части чар с тобой никто не сравнится! – На радостях он готов был схватить её в охапку и пуститься в пляс, а потом звонко расцеловать напоследок.

Восторг, светившийся в его взгляде, немного согрел ей сердце. Конечно, ей следовало оскорбиться в ответ на столь откровенную лесть. И поставить его на место, втолковав, что она отлично разгадала его уловку. Но Кэролайн лишь сказала:

– Тогда ступай вниз. Мне нужно переодеться.

– Перед обедом я угощу тебя шампанским в тюдоровской гостиной.

– Когда?

– Чем раньше, тем лучше. Я буду ждать.

От его улыбки сердце сладко замирало в груди. Она нисколько не походила на улыбку опасного совратителя или прожжённого циника. И когда за ним захлопнулась дверь, Кэролайн все ещё испытывала ни с чем не сравнимую радость от простого разговора с этим человеком.

Кому будет хуже оттого, что она позволит себе провести вечер в приятном обществе, за дружеской беседой? И несмотря на все грехи, в которых можно было обвинить Саймона, на этот раз он действительно не сделал ничего предосудительного.

Так-так… хотя её гардероб заметно оскудел за последнее время, не найдётся ли в нём чего-то подходящего к случаю?

Глава 13

Когда Саймон вернулся в свои апартаменты, он буквально сиял от радости.

– Сначала она отказалась наотрез. Ты был прав. Но…

– Она передумала, – закончил за хозяина Бруно, на миг отвлекшись от его охотничьих сапог, на которые старательно наводил лоск.

– Совершенно верно. Так что бросай все и готовь мне ванну. Я хочу быть на месте, когда она явится в гостиную. Ты же знаешь, какая она щепетильная на этот счёт.

– До обеда ещё два часа, – заметил старик, сверившись с часами.

– Я знаю. – Саймон решительно расстегнул свой камзол.

– Слушаюсь, сэр, ванну сию минуту, сэр.

Саймон явился в гостиную, обставленную в стиле тюдор, менее чем через полчаса, поспешно огляделся и не удержался от довольной улыбки. Отлично. Он явился первым. Он не желал давать Каро ни малейшего повода передумать, если вдруг она придёт первой и не застанет в гостиной ни одной живой души.

Джейн сказала, что аперитив подадут в восемь. Значит, у него будет достаточно времени, чтобы потолковать с Кэролайн по душам. Одному Господу было известно, говорила ли она всерьёз, когда намекала на смену партнёров в своей постели. Но если это и так, тем более необходимо заставить её отказаться от этой мысли. Конечно, действовать придётся только лаской. Она не смирится с приказом.

Чтобы скрасить ожидание, ему пришлось выпить целых три порции бренди. Если бы Саймону пришло в голову взглянуть на себя со стороны, он наверняка заметил бы, что успел изрядно опьянеть. Но за годы бурной жизни, полной самых невероятных приключений, он отвык заниматься подобной ерундой. Пожалуй, это был мудрый выбор для человека, любившего злоупотребить спиртным.

Наконец дверь отворилась, в комнату вошла Кэролайн, и он с радостной улыбкой поднялся ей навстречу.

– А я уже начал без тебя. Присаживайся у огня. Тебе бренди или шампанское?

– Бренди, если можно.

Конечно, она всегда предпочитала бренди. Он восстановил в памяти этот факт и обрадовался, словно сделал великое открытие.

– Ты прекрасно выглядишь.

Она гладко зачесала свои чудесные волосы и уложила их короной на голове. Низкое декольте открывало великолепные плечи, от одного вида которых у Саймона захватило дух. Корсаж украшала небольшая брошь в виде камеи, показавшаяся Саймону смутно знакомой. Её туалет выглядел роскошно, хотя и был не новым. Кто-то явно не пожалел денег, чтобы приобрести это платье. Его улыбка застыла от таких мыслей.

– Что-то не так? – Она не спеша подошла к нему вплотную.

– Нет, нет… Я просто засмотрелся на твоё платье. «И на изящное покачиванье твоих бёдер».

– Оно досталось мне в наследство от подруги в Брюсселе. Боюсь, платье успело давно выйти из моды. Но мне всегда нравился бархат из Генуи. – И она провела пальцами по лазурной ткани.

– Оно прекрасно. – От его злости не осталось и следа. – У твоей подруги превосходный вкус.

– Да. Она, как и я, жила когда-то в совсем ином мире. Она скончалась незадолго до того, как я вернулась в Англию,

– Прости. Честное слово, Каро, я хочу, чтобы ты простила меня… за все. Я должен был прийти к тебе на помощь. И я до сих пор хочу тебе помочь.

– Не начинай, Саймон. – Она уселась в поданное ей кресло и подняла на него улыбчивый взгляд: – Я не меньше тебя ценю свою свободу. А уж кому, как не тебе, понимать, что значит свобода. Стало быть, – решительно произнесла она, – что было, то прошло. Кажется, мы собирались обсуждать политику?

– Мы можем обсуждать всё, что тебе будет угодно. – Он отправился к столику с напитками.

– Обожаю, когда ты не перечишь мне на каждом слове.

– Разве я так часто с тобой спорю?

– Да, конечно.

– А теперь кто норовит затеять спор? – Он поднял вопросительный взгляд от графина с бренди.

– Сегодня я не собиралась спорить. Я просто хочу получить удовольствие от бокала бренди и твоего общества.

22
{"b":"8156","o":1}