ЛитМир - Электронная Библиотека

– Уилл… нет, пожалуйста, не надо…

Внезапный порыв холодного ветра пролетел по коридору, запутав в ногах подол её юбки, с грохотом распахнулась парадная дверь, и до боли знакомый голос поинтересовался с издевательской вежливостью:

– Ах, простите нас великодушно! Надеюсь, мы не помешали?

Она так и подскочила на месте.

Не выпуская её из объятий, Уилл повернулся лицом к двум мужчинам, вошедшим в дом. Расстояние между ними быстро сокращалось.

– Уилл, пожалуйста. – Кэролайн попыталась высвободиться. – Мне лучше уйти!

Но виконт лишь сурово покачал головой и прижал её к себе ещё крепче, как будто по какому-то наитию уловил связь между рослым темноволосым незнакомцем, приближавшимся к нему, и женщиной, которую держал в объятиях.

– Уилл, ты должен меня отпустить!

Хотя она говорила вполголоса, в наступившей тишине её слова прозвучали достаточно ясно.

– Ты слышал, что сказала леди? – с угрозой процедил Саймон, остановившись всего в каких-то двух футах.

– Это тебя не касается, – возразил Уилл ему в тон, расправив плечи и сурово хмуря брови.

– Кгхм… Если мне позволено будет вмешаться…

Только теперь Уилл обратил внимание на второго гостя, явившегося вместе с Саймоном. Его белый воротничок выдавал священнослужителя.

– Может быть, мы могли бы обсудить это, как полагается джентльменам? – предложил Обри Гэлуорти, стараясь говорить как можно внушительнее и солиднее.

Уилл поколебался и отпустил Кэролайн, хотя сделал он это явно с неохотой.

Кэролайн торопливо отскочила в сторону и кое-как привела в порядок платье, несколько раз поддёрнув повыше декольте под жгучим взглядом Саймона.

Когда Саймон видел это платье из лазурного бархата в последний раз, оно медленно сползало с дивных бёдер, ложась мягкой кучкой на полу её комнаты. Он с усилием выбросил из головы это неуместное воспоминание.

Кэролайн вежливо кивнула, стараясь сохранить остатки достоинства:

– С вашего позволения, джентльмены, я бы хотела вернуться к гостям.

– Стой, где стоишь!

– Простите… – Она вздрогнула, услышав грубый приказ Саймона, и гордо вздёрнула подбородок.

Обри степенно прокашлялся.

– Ваша светлость, с вашего позволения, я бы хотел вмешаться ещё раз. – Дождавшись надменного кивка, он продолжил: – Леди Кэролайн, смею вас заверить, что лорду Блэру необходимо поговорить с вами о весьма важном деле, не терпящем промедления.

– Я прошу вас передать лорду Блэру, что мне не о чём с ним разговаривать. – И она повернулась, собираясь уйти.

Саймон с удивительным проворством метнулся вперёд и оказался у неё на пути.

– Не может быть, леди Кэролайн, чтобы у вас не нашлось для меня хотя бы пары минут! Преподобный Гэлуорти будет присутствовать при нашем разговоре. С вами будут обращаться с исключительной почтительностью.

Каждое слово звучало убедительно и искренне, а его учтивая улыбка была выше всяких похвал.

– По-вашему, мне следует опасаться непочтительности?

Саймон ответил на её откровенно подозрительную реплику столь невинным взглядом, что мог бы обмануть самого Всевышнего в день Страшного суда.

– Мы без отдыха скакали от самого Лондона только ради того, чтобы повидаться с вами. – Он слегка поклонился. – И были бы весьма признательны за вашу снисходительность.

– Не тревожьтесь, миледи, – подхватил священник. С какой стати Саймону было тащить сюда его преподобие? Кэролайн стало любопытно.

– Вам не о чём с ним говорить, Каро, – уверенно заявил Уилл. – Если этот господин вам надоел, я постараюсь как можно быстрее избавить вас от его общества!

И в эту минуту, когда Господь закрыл перед ней дверь, дьявол, как всегда, распахнул окно. Разве посмеет она сказать, что Саймон ей надоел? Путешественники принесли с собой такой заманчивый запах свежего снега, дороги и влажной шерсти. На накидке Саймона блестели мелкие капельки осевшего тумана. С заляпанных грязью сапог на мраморный пол натекли тёмные лужицы, а его чёрные волосы слиплись от влаги. Их пришлось заложить за уши, чтобы тяжёлые пряди не попадали в глаза. Он выглядел усталым, и на осунувшихся щеках темнела трёхдневная щетина. Он и правда скакал без отдыха! Но даже усталость нисколько не умалила его красоты, и в тёмных глазах по-прежнему полыхало сокровенное пламя, будившее у неё в груди ответный пожар страстей.

– Спасибо, Уилл! Я очень признательна тебе за заботу, – ответила она с холодной учтивостью. – Но мы с герцогом – друзья детства.

Она и сама не смогла бы объяснить, с чего ей взбрело на ум представлять Саймона именно в такой ипостаси, как не могла объяснить и того, почему он всё ещё был ей дорог и она готова была предпочесть его верному и порядочному человеку, только что предложившему свою бескорыстную помощь. Скорее всего ей на роду была написана тяга к приключениям и безумным страстям вместо тихой гавани и надёжного, обеспеченного существования. И минуту назад самый отчаянный авантюрист и бродяга признался Кэролайн, что пересёк полстраны только ради свидания с ней.

– Мы могли бы поговорить в гостиной, если вас это устроит, – обратилась она к Саймону.

– Кэролайн, я не могу тебе это позволить! – возмутился Уилл. – Разреши мне хотя бы сопровождать тебя!

– Это не займёт много времени, Уилл, – возразила она. – Посиди пока в кабинете. Я сразу поднимусь туда.

Саймон с трудом подавил улыбку. Она ещё не знает, что никакого «сразу» не предвидится! Уж если он не поленился примчаться на край свети ради неё, Кэролайн придётся посвятить ему немного больше времени, чем она рассчитывает! Но устраивать сцену в эту минуту никак не входило в его намерения, и он просто ограничился лёгким поклоном мужчине, с которым не был знаком и на которого ему было совершенно наплевать. После чего галантно предложил Кэролайн руку.

Повелительным взмахом руки Кэролайн отправила своего кавалера в кабинет, а сама повела Саймона в небольшую комнату. Примерно сто лет назад очередной граф Карлайл привёз обстановку для этой гостиной из своего путешествия по Италии.

Саймон заметно воспрянул духом: его миссия продвигалась гораздо успешнее, чем он мог рассчитывать. По дороге в Незертон он довольно низко оценивал свои шансы похитить Кэролайн на глазах у толпы изумлённых гостей. Зато уединённая гостиная как нельзя лучше отвечала его целям. Хотя не следовало упускать из виду и её лупоглазого красавца. Он чуть не просверлил у Саймона в спине дырку, провожая взглядом более счастливого соперника. Конечно, Уиллу было велено ждать в кабинете, но это ещё вопрос, подчинится ли он приказу своей прекрасной леди.

Но не исключалась и возможность того, что Кэролайн примет его предложение с восторгом, упадёт к нему на грудь, и тогда они смогут объявить гостям о своей помолвке и укатить навстречу светлому будущему, сплошь усыпанному розами и залитому романтическим лунным светом.

Мало ли кому чего хочется!

Имея при себе священника в качестве свидетеля, Саймон галантно усадил Кэролайн в кресло в уютной гостиной и ясно и недвусмысленно изложил причины, по которым явился в замок Незертон в такой спешке. Он искренне полагал, что сделанное им предложение руки и сердца может считаться образцом учтивости, галантности и достоинства. Правда, ему так и не удалось заставить себя встать на одно колено, но во всём остальном он постарался быть на высоте.

– Да ты что, совсем рехнулся?! – вскричала Кэролайн. Судя по всему, на неё не произвела впечатления ни его галантность, ни серьёзность намерений. Не в силах усидеть на месте, она вылетела из кресла, чуть не подпрыгивая от душившей её ярости, и оказалась с Саймоном нос к носу: ни дать ни взять драчливый терьер, меряющий противника взглядом, чтобы отхватить кусок от его мягкого места. – Какого чёрта ты вбил себе в голову, что можешь вот так запросто ввалиться сюда со священником, разрешением на брак и свадебным платьем…

– И с кольцом, я же чуть не забыл! – Он вынул из кармана маленькую бархатную коробочку, открыл её, и на его широкую ладонь упало золотое кольцо с огромным рубином.

33
{"b":"8156","o":1}