ЛитМир - Электронная Библиотека

Охваченная странной неловкостью, Каро вдруг подумала, что Саймон понятия не имеет о том, насколько он прав. Устояла бы она в тех же условиях перед Уиллом? Поддалась бы на его уговоры или нет?

Неужели её обида не имеет оснований?

– Ты удивляешь меня, дорогая. Где твой убийственный ответ? Сколько мужчин успело вздрючить тебя за эти пять лет?

– Во всяком случае, это не идёт в сравнение с числом соблазнённых тобой женщин – можешь быть уверен!

– Вряд ли это назовёшь обнадёживающим ответом.

– Если тебе потребовалась девственница, то следовало подумать об этом до того, как силой впутывать меня в такое, – она выразительно взмахнула рукой, – скандальное мероприятие!

Он не сразу нашёлся с ответом. Да и как прикажете объяснить тот безумный порыв, что подхватил его в Париже и привёл сюда, на брачное ложе?

– Ну, коль скоро меня тоже вряд ли назовёшь девственником, – пробормотал он, – почему бы нам не воспользоваться случаем и не получить максимум удовольствия от неограниченной возможности заниматься любовью?

– Боюсь, это слишком галантное предложение, чтобы склонить меня к столь греховному непотребству! – слащаво пропела она.

Саймон ответил с беззаботной улыбкой:

– Если тебе не лень, давай поспорим, сколько пройдёт времени до того, как мне удастся тебя склонить?

– Ты уже забыл о предыдущем пари! – с вызовом заявила она.

– Ах да… что-то по поводу верности! – угодливо подхватил Саймон, как будто это не он всячески избегал этой темы на протяжении всего вечера. – Ну что ж, давай раскинем карты, чтобы без помех перейти к более интересным ставкам! – И он покинул кровать, даже не оглянувшись в её сторону.

На какой-то безумный миг она подумала: вот он, момент для побега! Но если даже ей удастся сбежать, куда она денется? Тем не менее Каро внимательно осмотрелась, приподнявшись на локтях.

Он посмотрел на неё через плечо как раз перед тем, как выйти из комнаты, и ехидно ухмыльнулся:

– Я не говорил тебе, что по всему зданию и вокруг него у меня расставлены часовые?

Он выскочил вон, благополучно избежав запущенной в него подушки, и Каро ничего не оставалось, как проклинать собственную глупость. Могла бы сразу догадаться, откуда взялись целых десять лакеев, прислуживавших за обедом! Этот спектакль не имел никакого отношения к организаторским способностям Гора! А знакомые рожи конюхов, встречавших их во дворе? Вряд ли они так дороги сердцу Саймона, что он взял их в столь дальнюю поездку! Нет, он продумал все заранее и не стал полагаться на местную прислугу, а прихватил из Лондона целое войско, готовое выполнить любой его приказ.

То есть удержать её в плену.

Не оставить ей ни малейшей лазейки для бегства.

Наводнить замок соглядатаями на время их пребывания в Кеттлстон-Холле.

И теперь можно было не сомневаться, что каждый шаг этого «приключения» был заранее продуман и спланирован.

Пропади пропадом его коварная душа!

Глава 26

Когда Саймон вернулся с новой колодой карт, она успела накинуть на себя мужской халат из ярко-синего шелка и устроилась в кресле.

– Быстро же ты, – заметил он, окинув взглядом её наряд. – Хотя мне следовало предупредить Гора прислать что-то более подходящее тебе по размеру.

– Так это твой? – В её голосе ясно слышалась брезгливость.

– Прости. – Он усмехнулся. – Может, тебе лучше его снять?

– Может, тебе лучше не делать из меня дурочку? Давай сюда карты.

Он уселся напротив, нисколько не стыдясь своей наготы, и его смуглая загорелая кожа выглядела совершенно неуместно в этом роскошном кресле, принадлежавшем когда-то виконту, с зелёной шёлковой обивкой и золочёными подлокотниками в виде царственных сфинксов.

– Считаешь, что сегодня тебе повезёт? – поинтересовался он как ни в чём не бывало.

– Возможно, если сумею забыть о том, что ты держишь меня в плену, – отвечала она с неохотой, досадуя на это возмутительное добродушие. – Во что играем?

Он махнул рукой на колоду карт, лежавшую перед ними на столе, и от его галантного жеста мускулистые плечи показались ещё шире.

– Выбор за вами, герцогиня!

– Пикет.

– Твой любимый.

Она уловила нотку сарказма и внутренне усмехнулась. Значит, он не забыл, как его обштопали в Шиптоне. И Кеттлстон-Холл обещал стать ничуть не хуже: после первой сдачи у неё оказалась на руках довольно сильная карта. Прикидывая свои шансы, она не без удовольствия подумала о том, что в конце концов их брак может оказаться не столь уж безнадёжным мероприятием.

Но на второй сдаче счастье улыбнулось Саймону, и он выиграл.

Правда, с большим трудом.

– Дай я перетасую, а ты снимешь, – предложила она, цепляясь за малейшую возможность повлиять на ход карты. Каро даже закатала рукава халата, чтобы они не мешали возиться с колодой.

Колоду сняли, карты раздали.

Снова ей пришла хорошая карта, и Каро воспрянула духом.

Через пять минут она по-прежнему сохраняла преимущество и даже позволила себе немного обрадоваться.

Саймону настала пора выложить последние карты.

Он открыл их, не спуская с Каро внимательного взгляда.

– Каре, – веско промолвил он, предъявляя четырёх королей.

Она в гневе смела карты на пол, выскочила из-за стола и помчалась вон из спальни. Конечно, Кэролайн отдавала себе отчёт в том, что ведёт себя глупо, по-детски. Но обставить её с таким счётом! Придержать под конец четырёх королей! Такое сочетание вообще было немыслимо для пикета! Неужели это её судьба и отныне он всегда будет выигрывать? А она останется в проигрыше до конца своих дней? А кстати, отчего ему вдруг привалила такая неслыханная удача? Наверняка он передёргивал! И если бы это могло хоть как-то повлиять на её судьбу, Каро непременно вернулась вы в спальню и обвинила его в жульничестве.

Но даже если бы она выиграла пари, кто даст гарантию, что Саймон будет честно выполнять свои обязательства?

Все его поступки определённо говорили об одном: о честной игре не стоит и мечтать,

Она застыла на пороге гостиной, охваченная неописуемым гневом и отчаянием. И тут её взгляд упал на разложенные на столе сладости, и она решила, что имеет право хотя бы чуть-чуть проголодаться.

Десерт, точнее, несколько сортов десерта, и много-много шампанского. Именно то, что ей нужно. А Саймон пусть хоть треснет от злости – это его собачье дело! По крайней мере Каро это не волнует.

Хотя было бы неплохо утешиться даже мизерной пародией на настоящую месть.

Пожалуй, так она и поступит. Выйдет в коридор прямо в халате и заставит торчавших там часовых прислуживать себе за завтраком. Предвкушая, с каким злорадством она полюбуется на мрачную физиономию, которую наверняка скорчит Саймон, Каро направилась к двери.

– Напрасно беспокоишься.

Услышав, как его голос вздрагивает от смеха, она обернулась, и её рука соскользнула с дверной ручки.

– Я никуда не собиралась. – Кэролайн старательно изобразила из себя святую невинность.

– Они не войдут сюда.

– Не понимаю, о чём это ты, – заявила она, и глазом не моргнув.

Он встал в дверном проёме: бронзовокожий, надменный – живое воплощение мужской самоуверенности и могущества – и небрежно прислонился плечом к косяку.

– Я крайне заинтересован в том, чтобы нам не мешали, и заранее предупредил часовых.

– Что за гнусные инсинуации! – Она потупилась, как будто захотела расправить полы халата.

– Скорее просто осторожность, – возразил он, моментально заметив её растерянность. – Или ты хотела позвать их, чтобы переставить мебель на свой вкус?

– Если хочешь знать, – выпалила она, больше не в силах сдерживаться и с отчаянием думая о том, сколько ещё будет продолжаться эта полоса безнадёжных проигрышей, – я хотела позвать их сюда тебе назло!

– Я же говорю: напрасные хлопоты. Я и так зол оттого, что ты проделывала с этим типом у Йена.

– Ты просто смешон в своих подозрениях! Мог бы просто позвать Уилла сюда и спросить, было ли что-то между нами, кроме того поцелуя!

45
{"b":"8156","o":1}