ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, – сказал он вслух. – Да, я доволен.

– Я рада, – прошептала она со слезами на глазах.

– Ну что ты плачешь, дорогая? Я буду заботиться о вас обоих! – ласково пообещал он. – Я никогда вас не оставлю!

И она не сомневалась, что так оно и будет, невзирая на то что сердцем он всё равно не останется с ними. Но в то же время где это слыхано, чтобы джентльмен из высшего света всем сердцем принадлежал своей семье?

– Я бы хотела переехать в Монксхуд, как только твоя мать отправится в Европу.

– Если пожелаешь, её завтра же там не будет!

– Тебе вовсе ни к чему портить ей жизнь. – Кэролайн медленно покачала головой.

– Но я не хочу, чтобы она крутилась возле тебя.

– Знаю.

Он глубоко вздохнул и отвернулся, собираясь с мыслями и прикидывая, насколько честным он может быть со своей женой. Его мать дважды писала ему с тех пор, как они вернулись в Лондон, и в обоих письмах поздравляла его с женитьбой и желала счастья молодым.

– Может быть, я попрошу Гора съездить туда и ускорить её отъезд? – Он уже купил для матери роскошную виллу во Флоренции – такую она всегда хотела. Единственным условием было то, что она никогда больше не сунется в Монксхуд. Кроме того, Саймону удалось вернуть все вещи, увезённые Изабеллой из его родового гнезда. – А мы могли бы не спеша собраться и переехать в конце недели. Как ты на это смотришь?

– Превосходно. Спасибо.

– Ты ведь давно мечтала удрать из Лондона, правда?

– Я терпеть не могу высшего света, – пробормотала Кэролайн. – Всю жизнь его не выносила.

– Точно так же, как и я!

– Тебе потребовалось немало терпения, чтобы вывозить меня в общество.

– Дорогая, я получал от этого огромное удовольствие! – возразил он с безупречной галантностью, в которой ему по-прежнему не было равных. – А теперь расскажи толком: как ты себя чувствуешь? И откуда у тебя такая уверенность, что у нас будет ребёнок? И что я мог бы для тебя сделать?

Она могла бы попросить его остаться с ней в Монксхуде, но вместо этого сказала:

– Когда эта тошнота пройдёт, я бы с большим удовольствием…

– Скушала целый шоколадный торт! Я угадал? – улыбнулся он.

– Вообще-то лучше побольше макарон!

– Уж не значит ли это, что я должен нанять итальянского повара? – Его улыбка стала ещё шире.

– Бесси знает, какие макароны мне нравятся, – качнула головой Кэролайн.

– А миссис Тиффен знает, как их готовить. По крайней мере я надеюсь. – В детстве они любили торчать на кухне в Монксхуде и следить за тем, как им готовят обед.

– Она подавала нам самые вкусные макароны с местным чеддером и не жалела для них масла.

Он услышал в её голосе явное нетерпение и заверил:

– Достаточно твоего слова, и мать вылетит из Монксхуда ещё до вечера!

– Нет… нет, я могу подождать.

– Ровно столько, сколько понадобится мне, чтобы найти для тебя превосходные макароны! – рассмеялся он.

– И может быть, к ним такой тоненький кусочек жаркого… совсем тоненький, понимаешь? И не жирный – иначе мне снова станет дурно. А с краешку пусть добавят капельку острого соуса с хреном.

Саймон хихикнул, как мальчишка, вскочил с кровати и помчался выполнять её просьбу.

– Надеюсь, что когда я вернусь, ты успеешь придумать для себя какое-нибудь новое лакомство!

– Саймон, это все могли бы сделать наши слуги! Тебе вовсе ни к чему так хлопотать!

– Мне это совсем не трудно, дорогая! А теперь отдыхай. Я вернусь очень быстро.

Но пока он спускался в переднюю, ему пришло в голову, что сегодня вечером он мог бы отправиться к Бруксу играть в карты и что есть ещё много других игр, в которых карты совершенно необязательны… Саймон поспешил выбросить из головы эти соблазнительные видения, но всякий мог бы заметить, какой лёгкой и стремительной стала походка герцога Харгрейва.

Глава 30

Кэролайн встречали в Монксхуде с распростёртыми объятиями. Чтобы приветствовать молодую герцогиню, перед домом выстроились все её прежние слуги из Мейпл-Хилл заодно с челядью Саймона. Первыми её обняли Рози и Бесси. Обе плакали от счастья. Затем Кэролайн под руку с Саймоном обошла всех слуг, и для каждого у неё нашлось доброе слово. Слуги, в свою очередь, не скрывали, как радует их женитьба молодого хозяина.

– Мы знали, что вы вернётесь, миледи!

Эта фраза повторялась на все лады так много раз, что под конец самой Кэролайн её пребывание за границей стало казаться не более чем нелепой случайностью, нисколько не повлиявшей на её жизнь.

– Я счастлива снова быть здесь, – отвечала она каждый раз и действительно чувствовала себя такой счастливой, словно вернулась под сень родного дома.

Но как только с приветствиями было покончено и отзвучали последние поздравления и пожелания счастья, Рози и Бесси – на правах старейших слуг семьи – постарались отделаться от Саймона и повели Кэролайн наверх отдохнуть с дороги. Восторженно кудахча, как две счастливые клуши, они суетились вокруг своей хозяйки, наперебой предлагая свои услуги. Кэролайн в два счёта раздели, подали ночную рубашку, расчесали волосы и уложили на высокую кровать с балдахином.

– Ну вот, деточка, наконец-то ты там, где тебе и положено быть, – приговаривала Рози, поправляя одеяло.

– А уж мы будем здесь, под рукой, чтобы ты ни в чём не знала отказа, – подхватила Бесси, сноровисто расправляя её дорожное платье.

Рози отвела со лба Кэролайн непослушные волосы – как делала это бессчётное множество раз.

– Теперь все у нас будет хорошо!

Рози заботилась о Кэролайн с пелёнок, а Бесси предоставила ей свой дом, когда девушка осталась без крыши над головой.

Старый герцог, возможно, действуя назло своей жене, разрешил Кэролайн гостить в Монксхуде сколько угодно. Родительница Саймона без конца возмущалась этим решением, поскольку мечтала о более выгодной партии для своего сына. Хотя на деле получалось так, что за юным наследником Харгрейва и Кэролайн чаще присматривали их слуги, чем родители. Герцог и герцогиня почти не бывали в Монксхуде и ещё реже попадали туда вместе. А отец Кэролайн, хотя и был нежно привязан к своей дочери, испытывал куда более сильную привязанность к своим слабостям, не позволявшим ему исполнять отцовские обязанности как положено.

И Саймон, и Кэролайн оказались своего рода сиротами, предоставленными самим себе. Хотя, конечно, родители не скупились платить учителям. И в Монксхуде, и в Мейпл-Хилле жили наставники, умевшие подогреть в своих юных воспитанниках интерес к наукам. Но за пределами комнат для занятий перед ними открывались необозримые просторы, которые так весело исследовать в детстве.

Это была не совсем обычная жизнь для детей аристократов, но и несчастной её никто бы не назвал.

Потому что вдвоём они не были одиноки.

Саймон углубился в воспоминания об этих беззаботных временах, пока торчал в кабинете и ждал, когда ему разрешат навестить жену. Он удобно устроился в кресле перед камином и с рассеянной улыбкой потягивал бренди. Теперь, когда его мать навсегда покинула поместье, он мог по-настоящему почувствовать радость от возращения домой. А присутствие Бесси и Рози гарантировало Кэролайн и их будущему ребёнку неусыпную заботу и внимание.

Он даже с некоторой обидой подумал о том, что превратился в предмет обстановки. Его отстранили безо всяких сожалений, как только он выполнил свою роль. Он выпил ещё бокал бренди, посмотрел на часы и решительно встал. Сколько можно ждать? За это время Кэролайн могла десять раз улечься в постель!

Но его продержали в коридоре перед дверью ещё несколько томительных минут, прежде чем Бесси впустила герцога в спальню.

– Учтите, я не хочу, чтобы вы её утомляли, – строго напутствовала его камеристка, как будто разговаривала с восьмилетним мальчишкой. – До Лондона бог знает сколько миль, и моя деточка совсем измучилась в дороге!

– Всего двадцать миль, Бесси. Это даже меньше, чем полпути до Египта.

– Фу-ты ну-ты! Можно подумать, вы такой примерный семьянин, что все понимаете про супружескую жизнь! Вот, Рози, разве я тебя не предупреждала? – И она выразительно посмотрела на свою подругу, поправлявшую подушки у Кэролайн.

51
{"b":"8156","o":1}