ЛитМир - Электронная Библиотека

Как могло случиться такое несчастье? Было ли это нормально или ненормально? Можно ли было этого избежать? И снова его мысли вернулись к грызущей тревоге, не покидавшей Саймона всё это время, и к тем скрытым противоречиям, что грозили отравить и даже разрушить их брак. Главным из которых было то, что он не доверял своей жене.

Остаток пути он не мог отделаться от страшной, жуткой догадки: а вдруг Кэролайн подстроила это все нарочно, потому что затаила обиду и решила отомстить?

Обе лошади были на пределе и уже начинали спотыкаться, когда Саймон подъезжал к Монксхуду. Рыцарь ещё шёл тяжкой рысью, хрипя и задыхаясь, а слуга отстал примерно на четверть мили: его жеребец едва плёлся шагом. Саймон отчаянно воззвал к своему скакуну, и благородное сердце преданного животного откликнулось, сделав ещё одно, последнее усилие.

Невнятно поблагодарив своего жеребца за этот героизм, Саймон соскочил наземь, не дожидаясь, пока Рыцарь остановится. Он вихрем ворвался в переднюю, не обращая внимания на то, что с него ручьями стекает грязная вода. Сорвал с рук перчатки и закричал:

– Бесси сюда! – Слуги, имевшие несчастье оказаться поблизости, оцепенели от страха. А герцог обеими руками провёл по мокрым волосам и добавил: – Сию же минуту!

Все кинулись врассыпную искать Бесси.

Он стоял, не в силах двинуться с места. Ему казалось, что достаточно одного движения, одного шага, и он не выдержит, взорвётся от гнева. Собственная беспомощность была унизительна. Он никогда не думал, что будет вынужден задавать себе этот вопрос.

Когда Бесси бегом спустилась со второго этажа, он повелительным жестом отослал прочь всех слуг, что крутились поблизости, и молча ждал. Его тонкие ноздри трепетали от старательно сдерживаемых чувств. Наконец Саймон убедился, что их никто не подслушивает, и только тогда спросил у человека, в правдивости которого мог не сомневаться:

– Она сама учинила это над собой?

– Нет! Нет, как можно! – От испуга Бесси даже заломила свои полные руки. – Ничего подобного! Она просто в ужасе!

В глазах герцога полыхало убийственное пламя, на скулах играли желваки, и в этом опасном, огромном мужчине трудно было угадать того милого мальчика, который так любил качаться у неё на коленях. Бесси даже затруднялась сказать, слышит он её или совсем оглох от гнева. Однако она набрала в грудь побольше воздуха и заговорила, стараясь придать своему голосу максимум уверенности и потушить в глазах герцога Харгрейва этот опасный огонёк.

– Леди Каро никогда бы не подумала сделать что-то во вред ребёнку. Клянусь всем святым, этого не было.

– Ты уверена? – Как будто недостаточно было одной клятвы!

– Да, да, – отважно подтвердила эта маленькая, но сильная духом женщина. – Уверена.

– Очень хорошо.

Его голос поражал своей холодной надменностью. Как будто из могилы восстал сам старый герцог. И хотя Бесси понимала, что Саймон вряд ли воспримет с пониманием её совет, она сочла своим долгом сказать всё, что считает нужным, даже рискуя попасть в опалу.

– Ваша светлость, пожалуйста, не пугайте ещё сильнее бедное дитя! Она и так сама не своя от страха!

Он поднял на неё удивлённый взор. Бесси позволялось обращаться к нему запросто, и обычно она не утруждала себя, вспоминая его титул.

– Ты ей веришь?…

– Она хотела этого ребёнка. Вот не сойти мне с этого места, она его хотела!

Повисло напряжённое молчание. Казалось, его жестокий взор способен заживо содрать с Бесси кожу. Атмосфера накалилась до предела. Наконец он вздохнул и спросил:

– Ребёнка ещё можно спасти?

Его голос звучал уже не так резко, однако Бесси понимала, что гроза ещё не миновала полностью, и старалась отвечать как можно осторожнее. Главное было угадать: хочет Саймон этого ребёнка или нет?

– Мы приготовили для леди Каро укрепляющие отвары. Они могут помочь. – Бесси внимательно следила за его реакцией.

– Я сейчас же должен её повидать.

Нет, проникнуть в его мысли было невозможно. Его голос стал ровным, а взгляд ничего не выражал.

– Как вам угодно. – Она твёрдо решила присутствовать при их встрече, чтобы иметь возможность защитить Кэролайн, если будет необходимо.

Он посмотрел на неё, привычно наклонив голову, как делал это ещё в юности, и едва заметно улыбнулся:

– Ты мне не доверяешь?

Бесси позволила себе с облегчением перевести дух.

– Теперь – да, доверяю.

Стоило ей увидеть перед собой прежнего Саймона, которого она знала столько лет, и Бесси сразу успокоилась. Но возле дверей в спальню она всe-таки не удержалась от краткого напутствия.

– Милая деточка всегда любила вас всем сердцем, – сказала она. – И вам не следует об этом забывать, когда вас снова одолеет гнев, – твёрдо добавила служанка. – Коли на то пошло, вам вообще негоже гневаться на неё до тех пор, пока малыш не появится на свет! Понятно?

– Кажется, я чего-то недослышал? – ухмыльнулся Саймон. – А где же «ваша светлость»?

– Фу-ты ну-ты! Да вы и так у нас зазнались – дальше некуда! Однако сейчас попридержите свою спесь при себе. Она чуть со страху не умерла!

– Слушаюсь, мэм! – Но несмотря на попытки шутить, он был рад, что старая служанка оказалась рядом с Каро, когда случилось несчастье. Он молча обнял Бесси и поцеловал в лоб в благодарность за преданность и любовь.

Бесси стояла сама не своя, её бросало то в жар, то в холод, однако на Саймона она посмотрела куда как строго.

– И не надоело вам кидаться друг на друга как бешеные? – проворчала она. – Смотри, я ведь не постесняюсь отвесить тебе пару оплеух, будь ты хоть десять раз герцог!

– Я научился удирать от тебя ещё тогда, когда мне исполнилось шесть лет! – засмеялся он.

– Ну, оно конечно, с оплеухами я хватила лишку, но… – Её глаза вдруг наполнились слезами. – Просто будь к ней добр, Саймон! Обещай мне это прямо сейчас!

– Да, мэм! – И его голос, и его взгляд говорили о том, что он не шутит.

– Ты всегда был хорошим мальчиком. – Она ласково похлопала его по руке.

Под её внимательным взглядом герцог осторожно открыл дверь и вошёл в спальню.

А когда дверь за ним закрылась, служанка стала молча молиться.

Глава 33

– Прости меня… прости! – рыдала Кэролайн, чьё раскаяние только усилилось при виде Саймона. – Это все моя вина, и я понимаю… я пойму, если ты больше не захочешь меня видеть… ох, Господи, мне же нельзя плакать и волноваться! – вскричала она, обливаясь слезами. – Бесси и Рози мне не разрешают. – И она зарыдала пуще прежнего.

Саймон в три шага пересёк комнату, но возле кровати остановился, словно наткнулся на невидимый барьер.

– Я не уверен, можно ли мне тебя обнять, – прошептал он сдавленным голосом и повторил про себя, что взрослым мужчинам не положено плакать.

– Ну и пусть нельзя – мне всё равно! – И она простёрла к нему дрожащие руки.

Понадеявшись на то, что Бесси не обвинит его в неуклюжести, он осторожно присел на краешек кровати и обнял заплаканную, несчастную жену.

– Вот увидишь, всё будет хорошо! – сказал он. – И ты ни в чём не виновата! Это мне не следовало уезжать. А значит, вина лежит на мне!

– А вдруг мы потеряем ребёнка? – От ужаса её глаза стали просто огромными.

– Не потеряем. И с вами обоими ничего не случится.

– Правда? – Её голос трогательно зазвенел от робкой надежды.

– Обещаю. – И он мысленно поклялся, что свернёт горы, но сделает всё, чтобы это было правдой.

– Ты больше не злишься на меня? – прошептала Каро. Её глаза все ещё блестели от слёз.

Он покачал головой.

– И я обещаю, что больше никогда не буду с тобой спорить!

– Ты, часом, не заболел? – улыбнулась она дрожащими губами.

– Нет, – ответил он еле слышно. – Я просто рад снова быть дома.

Как будто само присутствие Саймона стало для Каро самым действенным лекарством, её кровотечение постепенно сошло на нет, а потом и вовсе прекратилось. Но никто не спешил обольщаться. И Саймон, и Кэролайн боялись ослушаться Рози и Бесси в течение целых двух недель. Каро пила их вонючие зелья, почти не двигалась и думала только о прекрасном. Теперь это не составляло особого труда, ведь её муж вернулся в поместье. Саймону поставили отдельную кровать, чтобы он мог ночевать в одной комнате с женой. Слуги сновали по дому на цыпочках и говорили только шёпотом, пока герцогиню не осмелились снова назвать здоровой и позволили встать с постели.

55
{"b":"8156","o":1}