ЛитМир - Электронная Библиотека

Влюбленная или ослепленная желанием, безумно, отчаянно, страстно, она наблюдала, как он выбирал цилиндр, полностью погруженный в свое занятие. Его длинные, тонкие пальцы ловко перебирали коробки. Она ощущала себя как в лихорадке, она бы покинула Хелену только ради этого, и ее восприимчивость его сексуальной необузданности не уменьшилась в его присутствии.

— Вальс Листа? Я как раз в настроении, — довольно сообщил он, как если бы встретил ее на балу и не знал, что ее сердце билось в три раза быстрее. — Ты окажешь мне честь?

Высокий и могучий, с темными волосами, касающимися плеч его серого шелкового халата, украшенного журавлями, он был так красив, что ее сердце затрепетало.

Не в состоянии говорить из-за душивших ее слез она кивнула и скользнула в его объятия. Мелодия кружилась вокруг них, пока они так стояли, — ее щека на шелковом отвороте его халата. Оба едва дышали, их чувства омывались чередующимися волнами эмоций, неожиданными для них самих, зарождающееся чувство обязательства, такое необычное для понимания, и огненно-тяжелое слово ЛЮБОВЬ, огромное и волнующее.

— Я не хочу уходить, — наконец прошептала она.

— Я знаю, — ответил он кратко, но ему нечего было предложить ей, пока его собственная жизнь и его будущее балансировали на грани. — Если бы было возможно, — заявил он честно, даже убежденно, — я бы сказал «оставайся».

Она взглянула на него.

— Но это невозможно?

— Да, — кротко ответил он. — Теперь танцуй со мной, потому что я не хочу думать о твоем уходе или, — он перевел дух, — думать вообще. И мне нравится музыка.

Флинн нежно обнял ее и, мягко напевая мелодию, закружил по комнате.

Он прекрасно танцевал, как прекрасно делал и все остальное, за что ни брался, думала она, капризно и ревниво, и слишком влюбленно, осознавая, что ей недостаточно просто любить Флинна Ито. Он оставался абсолютно одиноким, эгоистичным, невозможно распутным, и все женщины, которых он оставлял, были доказательством его беспутного существования. Ей стыдно, что он мог быть таким чувствительным и привлекательным для нее, а у нее не хватало сил, чтобы противостоять его натиску.

Когда музыка закончилась и последняя нота замерла в тишине, на мгновение показалось, что все кончено.

— Хочешь еще музыки? — прошептал он низким и мягким голосом, тронув рукав ее халата.

Как мотылек к огню, думала она нетерпеливо, не ощущая ничего, кроме своей ненасытной страсти. Распахнув свой халат, она прижалась к нему, чувствуя его нарастающее возбуждение.

Его руки скользнули ей за спину и скинули с нее халат. Прижав ее к себе, он спросил хриплым и низким голосом:

— Не надо больше танцев?

— Да, больше не надо, — сказала она дрожащим голосом.

Он поцеловал ее в щеку.

— Спасибо за танец.

Он поднял ее на руки и понес к кровати, делая все так же, как и тогда, когда женщины смотрели на него таким взглядом, каким сейчас смотрела она. Желая того же, чего и она.

Но теперь он нес ее, ощущая теплоту, не связанную с сексом, нежность и невыразимую благодарность, чувство очарованности и волшебства. Ему опять хотелось танцевать с ней…

Выглянув в окно, едва осознавая, что может принести ему утро, он увидел угасающие в небе звезды.

Глава 19

Флинн проснулся от первого же отдаленного винтовочного выстрела, услышал второй, сосчитал медленно до пяти, ожидая третьего… Вот.

Он был на ногах еще до того, как затихло эхо.

Один из разведчиков увидел приближающихся всадников.

Флинн в раздумье посмотрел на постель и с радостью отметил, что Джо еще спала. Его голова прояснилась, прошедшая ночь сейчас не имела значения, несмотря на испытанное им удовольствие.

Ему нужно привести в готовность свою оборону.

Собаки залаяли, когда он быстрыми шагами прошел через дом, на ходу застегивая пряжку оружейного ремня. Одетый только в брюки и ботинки, он засунул отцовские сабли за плетеный шелк, обернутый вокруг талии, и перекинул через плечо две ленты с патронами.

У него не было времени оставить записку. Он надеялся, что Джо все поймет.

Когда он вышел на заднее крыльцо, загон был уже полон нетерпеливых лошадей и людей в разной степени готовности. Конюх подвел к нему коня, оседланного и пританцовывающего от нетерпения. Некоторые лошади рождены для битвы, как и люди, подумал Флинн, и Дженьи как раз такой.

Вскочив в седло, он тихо отдал команду, и жеребец с раздутыми от возбуждения ноздрями помчался вперед, в считанные секунды перейдя в галоп.

Едва Флинн, возглавлявший кавалькаду, указал направление движения, в спокойном утреннем воздухе послышались выстрелы. Четыре быстрых выстрела один за другим. Затем все смолкло.

Всадники натянули поводья, останавливая лошадей, но собаки продолжали лаять, показывая, что они чуют непрошеных гостей где-то неподалеку.

Флинн, улыбаясь, оглядел свое войско.

— Чертовски хорошая скорость! Молодцы, парни, управились в пять минут!

— По крайней мере они не заявились к нам прошлой ночью и не помешали нам спать, — ответил один из всадников с усмешкой.

— Говори за себя, Майк, — протянул другой. — У шефа была женщина, которая не дала ему уснуть, на сколько я понимаю.

— Кстати, о женщине, — проговорил Флинн смущенно, прочистив горло. — Чем меньше будет сказано, тем лучше. Леди не понравится, что ее обсуждают.

Множество глаз соратников широко раскрылись в разной степени удивления. Любовные похождения Флинна обычно не обставлялись так деликатно. Женщины, наведывавшиеся к нему, не отличались щепетильностью.

— Как скажешь, босс, — ответил мистер Макфи. — Эта леди останется здесь надолго? — добавил он осторожно.

— Нет, — твердо ответил Флинн. — Она уезжает сегодня. Для нее нужен самый лучший эскорт. Двадцать человек, вооруженных до зубов.

— Да, сэр. Ты уладишь все до появления парней из «империи», верно? — Мистер Макфи хотел напомнить Флинну, что у них есть враги независимо от присутствия леди.

Флинн кивнул.

— Как только мы выясним, кто наши посетители, я бы хотел, чтобы мисс Аттенборо доставили к дилижансу в Грейт-Фоллз. Список пассажиров надо проверить за ранее, чтобы избежать нежелательных попутчиков. Если таковые окажутся, позаботьтесь, чтобы их удалили.

— Да, сэр. — Мистер Макфи и глазом не моргнул, хотя ему было над чем подумать относительно полученных инструкций. Леди, должно быть, совершенно особенная, чтобы такой человек, как Флинн, относился к ней, как к королеве. Флинн был всегда очень обходителен с дамами и щедр во всех отношениях, но никогда не проявлял столько заботы и внимания, как сейчас. Нежелательные? Черт, да к ним может относиться половина Монтаны.

— Будь готов примерно через час.

Послышались выстрелы разведчиков со стороны изгороди, говорившие о том, что нарушители еще довольно далеко. Значит, у Флинна оставалось время поговорить с Джо, перед, тем как они появятся здесь.

Однако Джо и не собиралась никуда уезжать. Она считала, что делает ему подарок. И он также не хотел, чтобы она уехала, если бы не обстоятельства. Он вздохнул. Да, если бы желания были лошадьми, как любила говорить его мать.

Джо расхаживала по комнате, когда он тихо вошел в спальню. На ней была рубашка, оставлявшая неприкрытой довольно большую часть ее нежной шелковистой кожи, и на краткий миг он пожелал, чтобы она поселилась у него навсегда, после того как он покончит со всей имперской бандой. Но его кратковременное отступничество от здравого смысла быстро прошло. В прошлый раз его пытались поджечь, и даже подвал не мог гарантировать ее безопасность.

— Рубашка тебе идет гораздо больше, чем мне. — С этими словами он вошел в комнату и закрыл за собой дверь.

Она повернулась при звуке его голоса, бросила взгляд на его оружейный пояс, сабли и застыла.

— Ты ведь не ранен?

— Нет, была ложная тревога. Однако гости у нас в самом деле есть.

— Я останусь здесь, в доме.

— Это лучший выход. — Расстегнув оружейный пояс, он положил его на стул.

25
{"b":"8158","o":1}