ЛитМир - Электронная Библиотека

Она улыбнулась.

— Лучшим для тебя или для меня?

— Для тебя. — Он положил сабли на комод и попытался не обращать внимания на ее прелести.

— Как прекрасно…

— Не начинай. — Нечеловеческим усилием воли он отогнал мысль о том, чтобы скинуть с нее рубашку и заняться любовью — очень быстро, подумал он, — ведь гости не оставались на месте, они приближались.

— Могу я поблагодарить тебя за вчерашнюю ночь, без того чтобы не нарваться на отказ?

— Прими также и мою благодарность, дорогая. — Он улыбнулся очаровательной мальчишеской улыбкой, какую она еще ни разу не видела. — От самого сердца.

— Я и не знала, что у тебя есть сердце.

— Только для тебя. — Внезапно его лицо посуровело. — Но как бы я ни хотел, чтобы ты осталась, для тебя находиться здесь небезопасно, и ты это знаешь. Мои люди будут сопровождать тебя.

— Могу я как-нибудь повлиять на твое решение? — сделала она последнюю попытку.

Он покачал головой:

— Прости. После того как уйдут наши гости, мои люди отвезут тебя к дилижансу в Грейт-Фоллз. И, как только я покончу с очередными наемниками «имперской компании», я приеду повидать тебя.

— Прекрасно, хотя я бы предпочла, чтобы тебе не пришлось ни с кем драться.

— И я тоже, но, к сожалению, они продолжают приходить.

— Тогда я желаю тебе удачи и буду ждать тебя в Хелене.

Его взгляд сузился.

— Обычно ты не такая покорная.

— Я не хочу подвергать тебя риску, — подтвердила она мягко.

Мягкость ее ответа тронула его куда глубже, чем он рассчитывал.

— Ты не сможешь показать, на что ты способен, если будешь все время беспокоиться обо мне. Приезжай в Хелену, когда сможешь. Видишь, я не гордая. — Она развела руки в обезоруживающем безыскусном жесте и, когда он не ответил, прошептала: — Обними меня, пожалуйста.

Флинн подошел к ней, неготовый к излиянию чувств, которые переполняли его. Он должен чувствовать только холодную месть перед предстоящей кровавой бойней, но не безумие нежности и страсти.

— Борьба скоро закончится, — заверил он, силой подавляя нежелательные чувства и говоря банальные слова.

— Будь осторожен, — предостерегла она.

— У меня отличная команда.

— Но твоим врагам нужен именно ты.

— Многого хотят. Меня им не достать.

— Обещай мне, — попросила она капризно, как ребенок.

Стиснув ее в объятиях, он прошептал:

— Обещаю.

Она нежно коснулась его щеки.

— Я люблю, когда ты удовлетворяешь меня.

Он слабо улыбнулся.

— Я удовлетворю тебя как захочешь, вот только снова вернусь в Хелену.

— Я вышью тапочки к твоему приезду.

Его улыбка стала шире.

— Теперь у меня есть причина поскорее закончить дело.

Глава 20

Флинн стоял на крыльце, ожидая посетителей. Макфи сообщил, что всадники появились пять минут назад. Разведчик, глядя в бинокль, узнал в них Хэзарда и Трея.

Флинн еще ничего не сообщил Джо. Он не знал, что сказать ее отцу, он мог только извиниться за ее поведение. Хэзард велел Джо не приезжать сюда. Как, собственно, и он сам, с грустью подумал Флинн.

После взаимных приветствий Флинн пригласил гостей в дом, решив, что его объяснению предварительно требуется глоток-другой крепкого кофе. Впервые в жизни он испытал ощущение запутавшегося взрослого человека, новое ощущение для него, считавшегося с ранних лет взрослым.

Повар Флинна быстро приготовил кофе, но, несмотря на добавленное в него спиртное, вопрос остался для него трудноразрешимым. Даже обменявшись любезностями, он не мог решить, как начать разговор.

— Ты хорошо подготовился к вторжению, насколько я заметил, — наконец произнес Хэзард. — Мы услышали ваши сигнальные выстрелы, как только пересекли линию границы. Сколько это дает тебе времени — минут сорок примерно?

— Ваши лошади гораздо быстрее. «Имперские» так быстро не доедут. Я думаю, час.

— Защищен весь периметр?

— Каждый фут.

— Мы не видели твоих разведчиков, — похвалил Трей. — Ты используешь людей нашего племени?

— Всегда. Абсарока — лучшие разведчики. Команда Флинна была поразительно разношерстной.

Его собственная наследственность предрасполагала оценивать возможности человека, а не цвет его кожи. Вначале на его людей смотрели насмешливо, но потом их стали не только уважать, но и бояться. Темный или светлый, молодой или старый, каждый из них храбр, умен и готов идти за Флинном хоть в ад.

Хэзард выглянул в окно. Двор был полон ковбоев.

— Сколько у тебя человек?

— С киннертскими и бенсенскими, считайте, полторы сотни.

— Добавь еще наших тридцать. Мы подумали, что помощь тебе не помешает.

— Я ценю вашу помощь. Однако есть кое-что, что вам необходимо знать, — проговорил Флинн колеблясь. — Джо здесь. Прошу вас, не сердитесь, — поспешно добавил он, видя, что лицо Хэзарда изменилось, приняв зловещее выражение. — Я не привозил ее сюда. Она приехала сама прошлой ночью.

Трей широко улыбался.

— Она одна перешла эту чертову переправу через Оттер-Крик поздно ночью?

— Она наняла Говарда Найджела — проводника в Грейт-Фоллз.

— По крайней мере ей хватило ума взять хорошего проводника! — прорычал Хэзард.

— Он довел ее до линии границы. Мои люди привели ее сюда.

— Говард хорошо знал, каково испытывать твое гостеприимство поздно ночью, — весело заметил Трей.

— Несомненно. Я отсылаю ее домой Я сделал ей выговор вчера ночью, но было поздно, и она устала.

— У тебя есть безопасный выезд, чтобы не наткнуться на парней из «империи»? — Голос Хэзарда звучал приглушенно и напряженно.

Флинн кивнул.

— Макфи будет сопровождать ее вместе с двадцатью моими лучшими людьми. Прошу прощения, я знаю, вы не хотели, чтобы она была здесь.

— Немного ты можешь сделать, когда она заявляется вот так, среди ночи, — сделал вывод Хэзард.

После такого одобрения Хэзарда, хотя и мрачного, Флинн встал из-за стола.

— Я скажу ей, что вы здесь.

— И скажи, что я в ярости.

Когда Флинн сообщил Джо, кем оказались их посетители, она испуганно взглянула на него.

— Они здесь?

— В моем кабинете.

— О Боже! — Она взглянула в большое зеркало. — Мне бы лучше одеться.

— Мудрое решение. Твой отец зол, как ты можешь догадаться.

— Черт, здесь ведь далеко от Хелены. У меня есть хоть какой-нибудь шанс?

Флинн улыбнулся:

— Кто-то более удачлив, кто-то менее.

— Мне бы хотелось услышать больше сочувствия, если хочешь знать, — проворчала Джо. — И чистую одежду, — добавила она, оглядывая комнату. — Где мои седельные сумки?

— Я принесу их. — Правда, ему придется пройти через кабинет, и он прекрасно понимал, что теперь его очередь испытать приступ дискомфорта.

— В подобной ситуации я бы вполне обошлась и без отца, — простонала она.

Есть очевидные преимущества, когда ты полностью самостоятельна, решила она. Ее жизнь во Флоренции была абсолютно лишена ограничений, если не считать проповедей отца Алессандро по поводу адского огня.

— Я только извинюсь еще раз и добавлю им коньяка в кофе. Не беспокойся, — проговорил Флинн доверительным тоном. — Кстати, Трея твоя ситуация забавляет.

Брови Джо приподнялись.

— Я совсем не удивлена. Хотя, возможно, пока я буду одеваться, хорошее настроение также вернется и к отцу.

Пусть хорошее настроение и не полностью вернулось к Хэзарду, но к моменту, когда Джо вошла в комнату, он отказался от мысли ругать ее за проделку. Воспоминание о том, что его собственная юность отнюдь не была образцом рассудительности, оказалось эффективным в новых обстоятельствах. И обдуманные и многословные извинения Джо еще больше укрепили его теперешнюю позицию. Когда же она назвала его «папа», что редко делала, и искренне улыбнулась, он поддался ее очарованию.

— Тебя могли серьезно ранить, и это единственное, о чем я беспокоюсь, — все-таки проворчал он. — Что касается всего остального, поступай, как считаешь нужным. — Любовная связь дочери волновала его меньше, чем ее безопасность. Абсарока считали развлечения взрослых неотъемлемой частью жизни. — Однако Флинн заверил меня, что теперь ты понимаешь неблагоразумность своего поступка и что лучше было бы, если бы он навещал тебя в Хелене, а не ты его здесь.

26
{"b":"8158","o":1}