ЛитМир - Электронная Библиотека

— Полагаю, нам следует немного задержаться в Хелене, — обратилась она к дочери, жестом приказав официанту удалиться. — Подай мамочке бокал изумительного шампанского и давай выпьем за наш успех.

Джо не шелохнулась, глядя на слугу, уже выходившего из номера.

— Ты имеешь в виду деньги, а не успех, мама, — резко ответила она, когда они остались вдвоем. — Ведь все из-за денег, и давай не обманывать себя.

— Боже мой! Ты придираешься к каждому моему слову! Впрочем, уже одиннадцать, и тебе пора ложиться спать.

— Мама, я не устала, я раздражена. Ты обещала, что как только увидишь моего отца, то мы сразу же уедем. И что? Мы встретились, и я не собираюсь раболепствовать перед ним, чтобы пополнить наше состояние. Я легко могу заработать нам на жизнь.

— Утро вечера мудренее. — Люси поднялась с кровати и направилась к столику с шампанским. — Утром ты отдохнешь и почувствуешь себя намного лучше. — Она взяла бокал с шампанским. — Думаю, этот маленький город придется тебе по душе.

— Ты что, пропускаешь мои слова мимо ушей? — резко возразила Джо. — Я не хочу оставаться. Мне не нравятся твои манипуляции и хитрости. И вообще я не хотела приезжать. Мне не стоило приезжать сюда!

— Джо, дорогуша, боюсь, что ты пребываешь в заблуждении относительно моих и твоих желаний, — холодно произнесла Люси. — Я не собираюсь жить на деньги, которые ты заработаешь, даже если и соглашусь с твоим нелепым утверждением, что женщины из высшего общества должны работать. Более того, я не собираюсь провести остаток жизни в обшарпанной квартирке, подобно какой-нибудь бедной домохозяйке, ведь на большее нам твоих денег не хватит. Мы получим то, за чем приехали сюда, и, если ты не хочешь мне помогать, я все сделаю сама.

— В таком случае я тебе не помощница, — произнесла Джо с мрачной обидой в голосе, поднимаясь со стула. — Я иду спать.

— Какая чудовищная неблагодарность после того, как я потратила все свое состояние, чтобы воспитать тебя девушкой из высшего общества!

Джо обернулась:

— Позволь мне освежить твою память, мама! Львиная доля твоих денег ушла на содержание Косимо и его лошадей для поло, не говоря уже о его портном, Он одевался лучше всех нас. И это не я каждый вечер ужинала в самых дорогих ресторанах Флоренции. И это не я сидела в лучшей ложе оперного театра. Я не люблю оперу. Что же касается моего образования, то благодарить стоит отца Алессандро. И у меня есть профессия, так что мне не надо выпрашивать у мужчин деньги. Я прекрасно знаю, кто сполна попользовался твоими деньгами, не стоит считать меня настолько наивной. — Джоне смогла сдержать ярости.

Как только за Джо захлопнулась дверь, Люси несколько секунд оторопело стояла, поджав губы, потом пожала плечами и осушила одним глотком бокал с шампанским, что совершенно не соответствовало этикету дамы из высшего света. Джо, конечно, права насчет Косимо. Он очень дорого ей обходился, но он был так восхитительно красив и к тому же великолепный любовник. Если бы она не послушалась Винченцо насчет, его схемы с акциями, которая, по его словам, приумножила бы ее состояние в четыре раза за полгода, то и по сей день наслаждалась бы превосходным телом Косимо и его блестящим умением доставлять удовольствие.

Но Косимо остался во Флоренции, связанный несчастливым браком с молодой и неиспорченной невестой, которую выбрала его семья из-за ее состояния, а не из-за внешности, вздохнула Люси, наполняя бокал. И кто знает, если Хэзард окажется щедрым, то, возможно, она ответит согласием на совершенно безнравственное желание быть снова вместе с ним. Правда, перед свадьбой состоялся неприятный разговор с отцом невесты, который предупредил ее, чтобы она держалась подальше от Косимо. У этого человека не хватило ума откупиться от нее, — он просто в приказном порядке, словно какой-нибудь крестьянке, запретил ей видеться с Косимо. У нее хватило самообладания проигнорировать его угрозы и тем самым показать грубому графу, что запугать ее непросто, хотя полностью она не уверена, что однажды люди графа не свяжут ее по рукам и ногам и не утопят в По. Отвратительный старик был не больше похож на графа, чем ее садовник, мстительно подумала Люси. Бедный Косимо, возможно, после нескольких месяцев рядом с некрасивой женой он будет ценить Люси больше, если она вернется. Однако в данный момент у нее нет необходимости возвращаться, потому что один из самых лучших ее любовников находился, можно сказать, на пороге.

В вечернем костюме Хэзард дьявольски хорош. Она забыла, каким он может быть величественным, опасным и полным первобытной мужской притягательности. Воспоминание о пламенной страсти между ними повергло ее в трепет. Теперь ведь он еще и очень богат, что делало его более привлекательным. Будет забавно соблазнить его еще раз.

В дверь постучали. Люси проплыла через комнату, ее настроение существенно улучшилось. Скоро, очень скоро она возобновит самые теплые отношения с красивым и богатым отцом ее дочери; при мысли об этом у нее кружилась голова.

Она горячо поблагодарила слуг, которые подали ей ужин.

Помня последнюю встречу, когда Люси безжалостно бранила их за каждое движение, слуги торопливо поставили еду на стол и поспешили удалиться.

— Джо, дорогая! Кушать подано! — проворковала Люси, когда дверь за слугами закрылась. Из-за выпитого шампанского, а быть может, из-за ощущения предстоящей встречи с Хэзардом приятное возбуждение переполняло ее.

Поездка в Монтану действительно обещала быть приятной.

Глава 3

Трей приехал в город около полуночи. Аукцион по продаже племенных лошадей у Джеба Кроуфорда привлек такую толпу народа, что торги продолжались до самой ночи. Но купленные Треем превосходные лошади оправдывали потерянное время. Несмотря на гостеприимность Джеба, Трей предпочел поехать домой, невзирая на плохую погоду. Ночью у Сатчелла должны собраться любители поиграть по-крупному, и он пребывал в прекрасном расположении духа.

Подъехав к салуну Сатчелла, Трей отдал поводья слуге, вошел внутрь и зажмурился от яркого света. Сатчелл Мамфорд был первым владельцем салуна в Хелене, который провел в свое заведение электричество. Он привез из Нью-Йорка люстры из настоящего венецианского стекла, которые озаряли мерцающим светом комнату, полную игроков, надеющихся, что Госпожа Удача будет к ним сегодня благосклонна, выпивох и пианиста, безуспешно пытающегося переиграть шум толпы.

На ходу стаскивая мокрые перчатки, Трей устремился к лестнице, ведущей на второй этаж, пробираясь мимо столпившихся около стойки бара людей. Для человека его комплекции он двигался довольно ловко, кивая направо и налево случайным знакомым, не будучи уверенным, что эти люди вспомнят его наутро. В полуночный час в баре трезвых не осталось.

Перепрыгивая через две ступеньки, покрытые дорогой ковровой дорожкой, Трей оставлял на них мокрые следы от Своих ботинок. Весенняя влажная буря промочила его одежду насквозь. Поднявшись по лестнице, он тряхнул головой, пригладил мокрые волосы и пошел дальше по коридору. После такой поездки ему требовалась рюмка-другая чего-нибудь крепкого.

Кабинет Сатчелла находился в конце коридора, перед дверью стоял здоровенный охранник. Он ухмыльнулся при виде Трея.

— Они уже не ожидали вас увидеть.

— Я спешил изо всех сил, — улыбнулся Трей, услышав сильный южный акцент Донни Макгрегора, который говорил словно уроженец Джорджии, хотя его семья перебралась на Запад около двадцати лет назад.

— Что ж, проходите. Думаю, как раз начинается самое интересное.

Под красивой люстрой из венецианского стекла, которую Сатчелл повесил в своем кабинете, сидели несколько мужчин, полностью сосредоточенных на своих картах.

Трей не боялся опоздать. Игра в покер у Сатчелла продолжалась до самого утра, особенно если речь шла об игре по-крупному. Никто не проронил ни слова, в то время как Трей снимал куртку и занимал место за столом. Пока Трей ждал следующей раздачи, игроки поприветствовали его кивками.

3
{"b":"8158","o":1}