ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хью, ради Бога, — прошептал Лэнгли, вмиг протрезвевший от страха. — Следи за своим языком.

Переведя взгляд на Лэнгли, Флинн учтиво спросил:

— А вы, мистер Фелпс, тоже думали, что мисс Аттенборо получает удовольствие от вашей компании?

Лэнгли спасовал перед пронзительным взором Флинна.

— Не знаю. Я был чертовски пьян, поэтому ничего не могу сказать.

— Насколько мне известно, вы были небезразличны к переживаниям мисс Аттенборо?

— Я… я не помню.

— Она мне рассказала все как было.

— Какого черта ты поджал хвост, Лэнгли? — грубо заорал на него Хью. — Разве ты не видишь, что он просто ничтожество?

— В то время как ваш фамильный титул делает вас сильнее… богаче… умнее? — продолжал Флинн.

— Он делает меня джентльменом — но тебе этого не понять, — усмехнулся Хью.

— Все джентльмены издеваются над дамами. Верно?

— Она не дама.

Флинн мгновенно ударил его с такой силой, что тот упал.

— А что обычно говорят милорды в таких случаях? — делая паузу, проговорил Флинн, наблюдая за попытками Хью подняться. — Я требую сатисфакции?

Ноздри Хью раздулись от гнева. Красный след от удара ярко выделялся на белой коже.

— Дворяне не вызывают на дуэль простолюдинов, — сплюнул он. — Они порют их хлыстом!

Флинн с едва сдерживаемой яростью посмотрел на него.

— Вы очень глупый человек, — опустив голову, тихо сказал он.

— А тебе следует знать своих хозяев, — с презрением парировал Хью.

Хью Мортимер никогда не умел держать себя в руках, что послужило причиной смены огромного количества школ, из которых его сразу же выгоняли, а также причиной инцидента в борделе. На сей раз его подвели все те же раздражительность и поспешность. Он мгновенно выхватил пистолет, спрятанный в рукаве рубашки, направил его в лицо Флинна и нажал на курок. Осечка. Флинн резко нагнулся, достал свой клинок и метнул его со всей силы.

Хью пошатнулся, и в то же мгновение из его рта с клокотаньем полилась кровь. Десятидюймовое острие насквозь проткнуло ему горло.

Флинн выпрямился, сжимая в каждой руке по «кольту».

Лэнгли медленно повалился на землю в обмороке.

— Наемникам явно недостает благородства, — тихо проговорил Хэзард, засовывая свой револьвер в кобуру. — Радует хотя бы то, что их стало на одного меньше. Ну и что мы будем делать с последним? Он слишком жалок для того, чтобы его пристрелить.

— Рано или поздно он сопьется и сведет себя этим в могилу, — предположил Трей.

— Отправьте его назад. Мне наплевать, что с ним будет дальше. — Наклонившись, Флинн извлек свой нож из горла Хью, вытер его о штанину и засунул за пояс. — Мне нужно сжечь ранчо.

Несколько часов спустя, когда все постройки, принадлежавшие «империи», превратились в кучу догорающих углей, Флинн выразил свою благодарность всем, кто согласился оказать ему помощь. Приехавшие помочь Флинну разъезжались по домам, считая свое дело завершенным. Все надеялись, что крах «империи» обеспечит им мирное будущее.

На небе уже появились звезды, и с гор подул холодный ночной ветер. На месте остались только люди Флин-на и Хэзард.

— Я привезу Джо в Хелену, как только она поправится, — сказал Флинн. — Если же она пожелает остаться со мной, то мы начнем готовиться к свадьбе.

Ему оказалось трудно привести в порядок свои чувства. То, что он увидел в бильярдной, выбило его из колеи и подорвало силу духа. Но честь и достоинство требовали от него подобных слов, и он готов был выполнить то, о чем говорил.

— Джо не стоит сейчас беспокоить, я понимаю. Может, ты хочешь, чтобы мы поехали с тобой? — предложил Хэзард.

— Нет. То есть я хотел сказать — не нужно, — добавил Флинн более мягким голосом. Ему было тяжело находиться в чьей-либо компании в настоящий момент, тем более он не знал, как долго сможет сдерживать свои эмоции. Ему не хотелось кого-либо обидеть.

— Тогда ладно. Я отправлю с тобой несколько человек, чтобы ты смог быстро передать мне с ними информацию в случае необходимости.

— Не вижу никаких оснований для беспокойства.

Хэзард кивнул:

— Согласен. А теперь, если ты не против, мы по едем домой.

Все вели себя наилучшим образом. Даже Трей был на удивление сдержан. Он принял весть о взятии в плен Джо с холодным спокойствием.

Все попрощались без единого слова.

Сев на коней, они разъехались в разные стороны около брода Сан-Ривер.

Глава 29

Как только Джо очутилась в доме Флинна, ей предложили ужин и чай, а после трапезы специально для нее приготовили горячую ванну.

Она съела все, что ей принесла кухарка миссис Бекворт. Весть о ее злоключениях разлетелась по дому с быстротой молнии. Слуги проявляли заботу и внимание, каждый исполнял ее поручения с небывалой точностью и участием. Окончательно придя в себя после ужина, она отправилась в ванну и не выходила из нее очень долго, будто старалась смыть с себя всю грязь после прикосновений мерзких англичан. Ванна помогла ей на какое-то время забыть о пережитом ею ужасе. Она пыталась вытеснить его из головы, тела и души. В какой-то степени ей это удалось. Безопасность дома Флинна помогла ей расслабиться. Находясь в полном одиночестве, она привела в спокойствие свой смятенный разум, что дало ей возможность трезво оценить ситуацию и поразмыслить о ней.

Возможно, англичане уже мертвы. Если так, то они никогда никому не смогут причинить вреда.

Внезапно почувствовав холод, Джо с помощью горничной оделась и пошла прогуляться в сад, где солнце подействовало на нее благотворно.

Однако ей все время было беспокойно. Остаток дня Джо провела, находя себе разные занятия: то суетливые, то спокойные, то живые и веселые, частая смена которых объяснялась смятением ее чувств.

Попросив письменные принадлежности, она написала несколько строк своей матери, Блейз и Дейзи о своем отличном самочувствии и попросила отправить письма сейчас же. Ее просьба сразу же была исполнена.

Ей показали библиотеку Флинна, приглашая поближе ознакомиться с его богатой коллекцией. Она даже пролистала некоторые из интересующих ее книг. Временами ужасные воспоминания овладевали ею, и она подолгу не могла справиться со страхом и мысленным самобичеванием. Прилагая большие усилия и призывая на помощь здравую логику, она возвращалась в настоящее и заставляла себя смотреть на стулья и занавеси, убеждая себя в своей безопасности и собственной невиновности.

Весь вечер она находилась в пограничном состоянии между сильным волнением и спокойствием. Но когда сгустились сумерки, а Флинна все еще не было, она впала в панику. Ей стало невероятно страшно за него, за его безопасность.

— Выпейте горячего чая, мисс, — уговаривала ее повариха, которая капнула немного опия в сладкий чай. — Всего лишь один маленький глоток, и вы успокоитесь.

Когда Джо все-таки согласилась и выпила немного чая, она действительно почувствовала себя гораздо лучше, сильнее, увереннее.

— С мистером Ито ничего не случится. Уж я знаю точно. У него на плече сидит ангел-хранитель. Он у него там с самого детства.

Джо просияла, представив Флинна маленьким мальчиком.

— Вы знали его еще совсем маленьким?

— Я работаю в этом доме уже двадцать с лишним лет, мисс. Я знала его еще совсем крошкой. Хотя, — добавила повариха с улыбкой, — его никогда нельзя было назвать маленьким, даже в детстве. Он меня перерос, когда ему исполнилось десять.

Следующие полчаса, пока Джо медленно попивала чай, миссис Бекворт отвечала на все ее вопросы и даже рассказала несколько смешных случаев из юности Флинна: как он учился ездить верхом и находить след зверя; как отец начал обучать его мастерству владения шпагой в совсем еще юном возрасте; как его мать настояла на каждодневном посещении школы, несмотря на стенания и мольбы мальчика; про то, что он владел пятью языками в восьмилетнем возрасте: японским — языком своего отца, гэльским — языком матери, конечно же, английским, абсароки и языком нез-персэ, так как рабочие его отца были родом из этих племен.

38
{"b":"8158","o":1}