ЛитМир - Электронная Библиотека

Склонив голову, Флинн стоял у могилы своих родителей, прося благословить его. Он всегда так делал перед встречей с врагами.

— Ночью мы уезжаем, — говорил он, и лицо его оставалось спокойным, длинные темные волосы развевались на ветру. — Полнолуние… восходящая луна, твоя любимая, отец.

Он улыбнулся, вспоминая, как они ездили вместе с отцом. Его самурайские мечи висели на поясе — длинный и короткий, со страшными лезвиями, достаточно острыми, чтобы пробить броню.

— Дай мне свою силу и отвагу, — попросил он. Подняв голову, он услышал голос матери: «Мальчик мой, мужчина из рода Флиннов может сражаться с сотней сассенаков, не зная усталости… Помни это». Спокойный голос отца вещал: «Атакуй тогда, когда твой враг наименее готов к этому».

«Атакуй наиболее слабое его место», — добавил Флинн про себя; мудрость отца теперь стала его собственной.

Он скучал по родителям, словно потерял их только вчера, хотя прошло почти десять лет с тех пор, как эпидемия унесла их жизни. И если бы он не был молодым и сильным, он бы тоже умер. Почти с самого начала он сражался, чтобы сохранить свою землю. Его атаковали даже в день похорон. С тех пор битва не прекращалась.

Он был известен своей жестокостью. Самодовольные молодые бандиты хотели его застрелить, чтобы доказать свое мужество. Теперь они все мертвы. Он знал, что когда-нибудь встретит человека, способного его победить. Но пока что он владеет двадцатью тысячами акров лучших пастбищ к северу от Сан-Ривер и ночью заставит «империю» понять, кто является хозяином этой земли.

Глава 6

— Не стоит быть столь обходительной, — сказала Джо, когда Блейз пригласила ее пройтись по магазинам.

— Вздор. Если бы я хотела показаться вежливой, то ограничилась бы тем, что прислала бы тебе подарок. Пойдем, заодно познакомимся поближе. В конце концов, Хэзард — твой отец, и ты — часть семьи. — Блейз взяла Джо под руку, попрощалась с людьми в холле гостиницы «Плантейшн-Хаус» и оставила Хэзарда наедине с жадной до денег Люси.

Джо подумала, что никогда не была частью семьи, если, конечно, не считать семьей легкомысленную и ветреную мать и эгоцентричного Косимо. Ее мать всегда уделяла внимание только своим пристрастиям и развлечениям. Джо давно поняла, что матери до нее нет дела: она часто оставляла дочь без присмотра. Монахи из Сан-Марко должны помнить день, когда встретили ее, четырехлетнюю, в садах монастыря без няни. Предложение отца Алессандро бесплатно обучать ее стало бесценным благодеянием, за которое она всегда будет благодарить Бога.

Двигаясь следом за Блейз по коридору, Джо проговорила:

— Очень любезно с вашей стороны считать меня частью вашей семьи. Я не ожидала такого доброго отношения.

— Прошлое не имеет отношения к тебе и ко мне сейчас, верно? — улыбнулась Блейз в ответ. — Давай просто наслаждаться обществом друг друга, оставив в стороне разговоры о делах.

— Я хотела бы извиниться за… хм… самонадеянное поведение своей матери.

— Уверена, что у твоей мамы самые лучшие намерения. — Голос Блейз звучал настолько учтиво, что Джо удивилась.

«Вы не знаете мою мать», — подумала Джо.

— Мой муж будет вести себя с ней надлежащим образом.

Джо залилась краской. Блейз словно читала ее мысли!

— Хотелось бы мне сказать то же самое о своей матери, — заметила она, решив отвечать со всей честностью. — Иногда она бывает очень дерзкой.

— Я уверена, что все пройдет гладко, — ласково промолвила Блейз. — В любом случае все, что нам требуется решить между собой, — это вопрос о книжном магазине Свонсона: сразу мы туда пойдем или по позже? Ты что больше любишь: художественную или научную литературу?

В то время как Блейз знакомила Джо с достойными внимания магазинами Хелены с апломбом и свойственным богатым людям иммунитетом к сплетням, Хэзард и Люси сидели за инкрустированным столом лицом друг к другу. Щелдон Уитни сидел между ними, словно рефери на спортивном поединке.

— Я нахожу Хелену очаровательной, Джон. Спасибо тебе, — промурлыкала Люси. — Не могу поверить, что ты вырастил детей. Ты такой мужественный… — последние слова она произнесла шепотом, наклонившись вперед, еще больше открыв вырез своего платья.

Ради такого случая Люси надела воздушное розовое платье со шнурками, больше подходящее для спальни, чем для делового разговора. Внимательно глядя поверх наполовину обнаженной груди Люси, Хззард думал, что Шелдон наслаждается зрелищем. Вообще-то она была не в его вкусе, но в молодости он почти никогда не говорил женщине «нет».

К сожалению, такое поведение и привело его за этот стол. Он не пожалел бы денег для Джо. Ему было жалко денег, потому что Люси собиралась использовать их дочь, чтобы набить собственные карманы.

— Если бы тебе не понадобились деньги, увидел бы я когда-нибудь свою дочь?

Люси на секунду замешкалась с ответом. Она не ожидала такой грубости.

— Ты очень невежлив, Джон. — Люси обиженно вскинула голову. — Мы просто нанесли светский визит.

— Ах да… тогда мы вполне могли бы обойтись без Шелдона. — Хэзард кивнул в сторону своего союзника. — Он взял с собой необходимые документы.

Люси мельком посмотрела на человека, которого она с трудом узнала, когда они были представлены друг другу, и про себя обругала себя за невнимательность: она не заметила черную кожаную папку у него в руках.

— Джон, не надо быть таким грубым, — обиженно поджала она губы. — Уверена, наш разговор получится неприятным и корыстным. Хочешь чаю? А вы, мистер Шелдон? — спросила она человека с папкой, очаровательно улыбнувшись.

— Никакого чая, — бесцеремонно заявил Хэзард. — А Шелдон здесь, чтобы сбивать твою цену, так что не стоит ему улыбаться.

— Боже мой, каким ты стал грубияном. Я не помню, чтобы ты отличался плохими манерами. Ты всегда считался самым любезным мужчиной, которого мне посчастливилось встретить, — нежно прошептала она.

— Если бы ты поставила меня в известность, что у меня есть дочь, раньше, я был бы более любезен, — пробормотал Хэзард. — Двадцать три года — слишком большой срок, чтобы ждать новостей.

— Ну вот мы и собрались. — Люси вся сияла. — Не говори, что ты поскупишься для меня, потому что я вовремя не сообщила тебе о дочери. Просто я не хотела доставить неприятности твоей жене. Ее бы не обрадовала такая новость. Мне бы точно такое не понравилось, будь я твоей женой.

Мысль о том, что Люси могла бы быть его женой, настолько ужаснула его, что вернула разговор в первоначальное русло. И хотя Люси отличалась жадностью и эгоистичностью, зато у него была прекрасная дочь. Оставалось лишь дать Люси то, что она требует, и проследить за тем, чтобы она уехала как можно скорее.

— Почему бы тебе не сказать, что тебе нужно, чтобы снова жить с комфортом, — мягко предложил он. — Я не в курсе нынешних цен во Флоренции.

Неожиданная перемена его тона сбивала с толку, и Люси некоторое время раздумывала над ответом. Хитрил ли он? Или пытался обезоружить ее своей учтивостью? Сколько ей нужно просить денег в разумных пределах, чтобы не сорвать переговоры?

— Моя маленькая вилла стоила недорого, — начала она, пытаясь понять выражение лица Хэзарда. — Джо тоже имела небольшую квартирку, — соврала Люси, решив привлечь дочь, чтобы получить в сделке больше выгоды. — Моя девочка очень серьезно настроена в отношении карьеры. — Ее улыбка была призвана изобразить материнскую заботу. — Иногда мне кажется, что я несправедливо отнеслась к выбору ее профессии. — Она наигранно вздохнула. — Но ты знаешь, как относятся мужчины к «синим чулкам». Я просто предупредила ее на будущее. Можешь считать меня старомодной, но, конечно же, я хочу, чтобы моя дочь удачно вышла замуж.

Слова, не к месту сказанные Люси, вызывали раздражение у Хэзарда; она была плохой актрисой. Чтобы прекратить дальнейшие театральные представления, Хэзард резко оборвал ее.

— Достаточно ли будет двадцати тысяч долларов в год?

На двадцать тысяч долларов в год она могла жить во Флоренции с королевским размахом. Но она не хотела показаться слишком удовлетворенной. К тому же первое предложение всего лишь первое предложение. Ее брови слегка изогнулись.

6
{"b":"8158","o":1}