ЛитМир - Электронная Библиотека

— Твое маленькое сердечко желает чего-нибудь еще, милая?

Она игриво ударила его сложенным веером по руке, сказав: «Веди себя прилично», и заговорила с женщиной, сидящей слева от нее. Возмущенный Флинн пробуравил Трея взглядом.

— Твоя новая пассия?

— Черт возьми, нет, она моя сестра, — улыбнулся Трей в ответ.

Флинн постарался скрыть радость.

— Она доступна?

— Смотря что ты имеешь в виду.

— Она очень красивая.

— Ты не в ее вкусе.

— Ты что, ее сестра-настоятельница? — Голос Флинна оставался по-прежнему спокойным.

— Если я отвечу «да», то что тогда? — нахмурился Трей.

— Может, спросим у нее?

— Спросить меня о чем? — вмешалась Джо, наклонившись, чтобы видеть человека, сидящего рядом с ее братом.

В течение нескольких напряженных секунд они смотрели друг другу в глаза.

— О том, нравится ли вам, как поет Клара, — хрипло сказал Флинн.

— Да, очень. — Джо улыбнулась самому красивому, по ее мнению, мужчине, какого только видела за всю жизнь.

— Минуточку, пожалуйста, — пробормотал Трей, оказавшийся под перекрестным огнем. — Всего лишь одну минуточку.

— Сколько вам лет? — тихо спросил Флинн.

— Вполне достаточно, — в тон ему ответила Джо. — Хотите танцевать?

Она огляделась. Все сидели на своих местах, Клара пела.

— Прямо сейчас?

— Не здесь.

— Где?

— А для вас место имеет значение?

— Что здесь, черт возьми, происходит? — прорычал Трей. — Джо, Христа ради, веди себя прилично.

Она улыбнулась в ответ.

— Извини. Я что, смущаю тебя? Вот уж не думала, что такое возможно.

— Очень смешно — да, смущаешь. Стюарт собирается произнести речь. Успокойся, Флинн, или Лиллибет пожалуется папочке.

И тут они заметили, что внимание всех сидящих за столом было приковано к ним. Хотя они говорили тихо, но их разгоревшийся жаркий спор привлек всех знавших Трея и Флинна, отнюдь не отличавшихся кротким нравом.

— Перестаньте, ведите себя как взрослые люди, — прошептала Джо, как будто бы не она была причиной их стычки. — Проявите хоть каплю уважения к Стюарту.

— Стерва, — прошептал Трей улыбаясь. «Привлекательная и дразнящая стерва», — подумал Флинн, горя лишь одним желанием — взять ее с собой и увезти отсюда, не соблюдая рамок приличия. Однако он решил повременить, пока Стюарт благодарил всех собравшихся за то, что пришли и пожертвовали деньги на его начинания. Флинн пытался понять, почему Джо Аттенборо вызвала у него такую бурную реакцию.

Пока Стюарт заканчивал свою речь, а Клара портила своим исполнением еще одну хорошую песню, он убедил себя не совершать опрометчивых поступков. В любовных делах Флинн вел себя как подросток, способный лишь к мимолетному увлечению, потому для него сестра Трея оказалась наименее подходящим объектом его страсти.

Довольный тем, что благоразумно обуздал свои желания, он поискал глазами выход, чтобы уйти вежливо и как можно скорее. Как только затих голос Клары и гости стали перемещаться в танцевальный зал, он поднялся, откланялся сидящим за столом людям и зашагал прочь.

Выйдя на террасу, он сразу же почувствовал облегчение. Он прошел по дорожке, подальше от освещенных окон и остановился около искусно сделанного фонтана, площадка вокруг которого была вымощена каменными плитами, привезенными из-под самого Турина. Флинн удивился терпению Стюарта — у его жены был вкус к дорогим и изысканным вещам.

— Розовый мрамор — не самый мой любимый, — услышал Флинн.

Он обернулся, и его поглотил запах фиалок. Перед ним стояла Джо.

— Мой тоже. Идите в дом, — ответил он. Она не двинулась с места.

— Я уже взрослая, и мне нельзя приказывать.

Фраза пробудила в нем утихшее желание.

— Вам действительно лучше вернуться, — настаивал он уже более спокойным тоном.

— Я не хочу возвращаться. Вы мне интересны, — капризно протянула Джо.

— Почему я вас раньше не встречал? — спросил Флинн.

— Я приехала из Флоренции месяц назад. — Она пристально смотрела на него. — А почему я не видела вас раньше?

— Я живу на севере.

— Как далеко на севере?

Он улыбнулся; да уж, прямолинейности ей не занимать.

— Не слишком далеко, день пути.

— Вы тут надолго?

Некоторое время Флинн молчал.

— Может быть, — наконец проговорил он.

— Должно быть, вам непривычны женщины, задающие вопросы.

Его губы изогнулись в полуулыбке.

— Вы выглядите так, словно вам самой привычнее отдавать приказания.

— А вы не любите женщин, отдающих приказания?

— Когда как.

— Почему бы нам не поговорить об этом?

— Хотя бы потому, что я не расположен говорить.

— А что именно вы расположены делать?

Он белозубо сверкнул улыбкой в лунном свете.

— Вы уже знаете.

— И что же?

— Я пытаюсь понять, что сделает со мной ваш отец. Может, он вырвет мое сердце из груди и приготовит его на завтрак?

— Я обещаю, что нет. — Она лукаво посмотрела на него.

— Вы уже делали это раньше? — Флинн откровенно рассматривал ее.

— Не совсем.

— То есть?

— А вы это уже делали?

— Да, — запнулся он, — и нет. Не так, как, вероятно, будет сегодня.

Его ответ ей понравился. Вероятно, он чувствовал то же неуправляемое желание.

— Я ни с кем не спала, с тех пор как приехала в Хелену, если вы хотите это знать. Зато вы, со слов Трея, занимаетесь этим довольно часто. Он меня предупреждал.

— Вам следовало его послушать.

— Я не хочу. Вам нужно письменное разрешение моего отца? Если оно так нужно, то я его получу.

— Боже мой!.. — выдохнул Флинн. Он подумал, заметит ли кто-нибудь, если он начнет раздевать ее прямо здесь, около увитой диким виноградом стены.

— Я выросла во Флоренции и воспитывалась матерью, которую больше интересовали собственные удовольствия, чем я сама. Я не стала распущенной, но я не девственница. Я инженер. Надеюсь, для тебя моя профессия не имеет значения, как для некоторых мужчин?

— Не говори про некоторых мужчин таким тоном. Меня твои слова ужасно бесят.

— Послушай, милый, — она рассмеялась, — кажется, я тебя напугала. Не волнуйся, ты можешь стать моим любимым лишь на одну ночь. И я могу сказать, что не знала раньше мужчин, если тебе так больше нравится. Хватит быть жестоким, Флинн, скажи мне «да». — Ее улыбка была прелестна. — Я не буду заставлять тебя шептать мне на ушко нежности утром.

Судя по тому, как он себя чувствовал в тот момент, он уже был готов шептать ей нежности утром, если только у него останутся силы.

— Я хочу сначала поговорить с Треем.

— Он не может диктовать, что мне делать.

— Я понимаю. Но мы давние друзья. Если ты подождешь, я скоро вернусь.

— Я пойду с тобой. — Заметив, что он колеблется, она добавила: — Если ты не против.

— Не против.

«Совершенно очевидно, что я не совсем в своем уме», — подумал Флинн. Он винил во всем большую дозу виски, выпитую им вечером, и не хотел признаваться в том, что потерял рассудок из-за женщины, которую едва знает.

— Хорошо, потому что я испытываю необъяснимое желание похвалиться твоим обществом перед другими. Я хочу прильнуть к тебе, чтобы все женщины видели, что сегодня ты — мой. — Улыбка зажгла огонек в ее глазах. — Это какой-то бред.

— Я захотел взять и увезти тебя отсюда сразу же, как увидел тебя. Это заразный бред.

Он в первый раз прикоснулся к ней, проводя пальцем по подбородку, приподнимая его и с трудом сдерживая дрожь в руках.

— Мне надо поговорить с Треем, — сказал он мягко, глядя ей в глаза. — Ты его сестра.

Ее руки поднялись к его лицу, и она мягко взяла его в свои ладони.

— Можно, я тебя обниму?

— Можешь делать со мной все, что хочешь, — прошептал он в ответ.

Некоторое время они стояли не шелохнувшись, желание наэлектризовало их чувства. Флинн, более знакомый с чувственными наслаждениями, первым преодолел оцепенение.

— Пойдем, — прошептал он, отводя ее руки от своего лица. — Пойдем, я скажу Трею, что хочу… — Он замолчал, тщательно подбирая слова. — Хотел бы составить тебе компанию этой ночью.

9
{"b":"8158","o":1}