ЛитМир - Электронная Библиотека

— У тебя появилась несносная привычка пугать, появляясь внезапно и без приглашения, — заявила она.

Николас сел в кровати, подбив под спину подушки в изголовье. Он чувствовал себя как дома.

— Ты забыла маску в экипаже, и я решил вернуть ее тебе. Как принц — туфельку Золушке.

Аврора не нашлась что сказать. Она невольно любовалась бронзовым загаром и мускулистыми плечами. Ее влекло к нему, и она ничего не могла с этим поделать. Его нагота и сила возбуждали ее, лишали воли. К тому же он смотрел на нее так, словно все сам прекрасно понимал.

— И все же это едва ли служит оправданием такому поведению. Пробравшись сюда как вор, ты…

— Я всего лишь хотел поговорить с тобой, любимая. Мы так ничего и не решили относительно наших дальнейших отношений.

— Моя спальня — не место для принятия решений!

— Не могу с тобой согласиться, — прошептал Николас. — Более приятное место, по-моему, трудно найти.

— Николас, ты должен уйти! Немедленно! Пока я не вышвырнула тебя вон!

Лицо его приняло задумчивое выражение.

— Признаться, я ожидал от собственной жены большего понимания. В нашу брачную ночь ты была гораздо любезнее.

— В нашу брачную ночь я думала, что ты вот-вот умрешь. Мы оба так думали.

— Но ты не можешь отрицать того, что мы оба пылали страстью. В ту ночь.

— А вот и могу! То, что мы тогда испытали, было иллюзией! Иллюзией, рожденной отчаянием.

— Нет, — медленно проговорил Николас. — Ошибаешься. Я ничего не забыл. Ты и тогда была чувственной, и сейчас тоже. Теперь я это точно знаю.

Щеки ее горели от стыда.

Она хотела ему возразить, но в дверь тихо постучали, и она приоткрылась, Аврора замерла от ужаса и, подбежав к двери, захлопнула ее.

— Миледи, — раздался голос горничной, — я принесла вам шоколад.

— Одну минутку! — Аврора была в отчаянии. Если горничная обнаружит в ее спальне Николаса, о репутации порядочной женщины можно забыть.

Аврора метнулась к кровати и задернула балдахин. Николас тихонько рассмеялся. Да как он смеет! Поставил ее в столь щекотливое положение и еще смеется?

С сильно бьющимся сердцем она впустила горничную, Стараясь не смотреть на кровать горничная поставила поднос с дымящимся шоколадом на ночной столик.

— Спасибо, Нелли. Можешь идти.

— Да, миледи.

Горничная с поклоном удалилась, и Аврора закрыла дверь на засов.

— Теперь чувствуешь себя в безопасности? — давясь от смеха, поинтересовался Николас.

— Говори потише, — гневным шепотом потребовала Аврора. — Слуги услышат.

Она подняла балдахин. Николас вальяжно растянулся на кровати. Его наглость выводила Аврору из себя.

— Зачем тревожиться, Аврора?

— Легко тебе говорить. Твоей репутации ничто не грозит, если у тебя в постели найдут мужчину!

— Ошибаешься. В этом случае мне позора не избежать. Но такое едва ли случится, поскольку я предпочитаю спать с женщинами.

— Николас, я не вижу здесь ничего забавного!

— Забавного? Пожалуй, нет. Но в гневе ты восхитительна. Приятно смотреть на темпераментную женщину. Еще приятнее сознавать, что именно я сорвал с тебя маску холодного высокомерия.

Аврора воздела глаза к потолку. Господи, пошли ей терпение!

— Хотела бы я знать, когда наконец ты уберешься отсюда?

— И куда, скажи на милость, мне идти?

Сделав глубокий вдох, она приказала себе успокоиться. Нечего демонстрировать ему свое раздражение.

— Тебе негде жить?

— Если я скажу, что негде, окажешь мне гостеприимство?

— Я прикажу своему дворецкому найти для тебя жилье.

— Не надо себя утруждать, любовь моя.

— Если серьезно, где ты остановился?

— Пока я живу на корабле. Но порт — не самое приятное место в Лондоне, так что в ближайшее время собираюсь поселиться в отеле. Хотел остановиться у Уиклиффа, но Люсьена сейчас нет в городе, так что я решил отказаться от идеи пожить у него, чтобы не навлекать подозрений.

— Сама по себе идея явиться в эту страну была чистым безумием.

Пропустив ее слова мимо ушей, Николас обвел взглядом комнату.

— Премиленькая спальня. Полагаю, как и остальные комнаты. Ты сказала, что приобрела дом на деньги, полученные от брачного контракта?

— Да. — Аврора вопросительно взглянула па мужа. — Не хочешь ли ты сказать, что я должна вернуть их тебе?

— Нет, разумеется. Ты заработала их, оказав услугу моей сестре.

— И тем не менее ты намерен свести на нет все мои усилия ввести ее в общество, а заодно испортить и мне репутацию.

— Нет, моя сладкая. Я только хотел с тобой поговорить, решить один незначительный вопрос, касающийся нашего брака. Присядь рядышком.

Аврора бросила на него подозрительный взгляд.

— И ты считаешь, что я должна верить тебе после того, что ты только что сделал?

— Надеюсь, ты не хочешь, чтобы нас услышали слуги. Тогда сядь рядом со мной, иначе мне придется кричать через всю комнату.

По озорным огонькам, плясавшим у него в глазах, Аврора догадалась, что он не прочь осуществить свою угрозу, и села рядом, скрестив руки на груди.

— Ну что же, говори.

— Похоже, ты хочешь забыть, что у тебя есть муж.

— Это верно. Выходя за тебя, я не думала, что все так осложнится. Ты должен меня понять.

— Я понимаю.

— Я выполнила свою часть сделки, Николас. Речь шла лишь об одной ночи, а не о том, чтобы прожить с тобой всю жизнь. Наш брак был браком по расчету, только и всего.

— А теперь у тебя нет расчета считать себя моей женой.

— Как и у тебя считать себя моим мужем. Ты сам говорил, что не стал бы жениться по доброй воле.

— Но я мог изменить свои убеждения. Аврора удивленно посмотрела на него.

— У нас не было ни времени, ни возможности узнать друг друга, — медленно проговорил Николас, — Посмотреть, подходим мы друг другу или нет.

— Ответ лежит на поверхности. Ты сам прекрасно знаешь, что мы не пара. Что не будем счастливы в браке. Я просто не мыслю себе жизни среди пиратов и прочих авантюристов на борту военного корабля. Такое существование — не для меня.

— После окончания войны я намерен завязать с пиратством и осесть на суше.

— В Америке?

— Да, в Виргинии. Там живут моя мать и сестры.

— Что ты хочешь этим сказать? Что я должна оставить Англию и вернуться с тобой в Америку?

— Думаю, да, поскольку я никак не могу остаться в Англии.

— Но мой дом здесь, Николас. Я не хочу бросать все, к чему привыкла, ради неизвестности. В Америке я никого не знаю. Война может продлиться еще несколько лет, и все это время я не смогу ни разу навестить своих друзей, свою семью.

— Мне не показалось, что ты горела желанием увидеться с родными, когда мы с тобой познакомились в Америке.

— Пусть так. Но суть даже не в этом. Твоя жизнь полна риска. Я просто не вынесу постоянной тревоги, когда, прощаясь с тобой утром, не буду знать, увижу ли тебя вечером живым и здоровым. Ведь ты и сейчас ходишь по лезвию ножа. — Аврора упрямо покачала головой. — Хватит с меня одного траура по тебе. Снова проходить через это я не желаю.

Он молчал, глядя ей прямо в глаза.

— Необязательно жить вместе как муж и жена. Можно найти иное решение, — продолжала Аврора.

— Такое решение зовется разводом.

Аврора побледнела. Развод все равно что приговор. Общество от нее отвернется.

— Меня перестанут принимать в свете, — пробормотала она.

— Я мог бы, — сказал Николас, — попытаться решить дело в американском суде. Испросить развод на том основании, что брак был заключен под давлением обстоятельств.

— Разве нельзя продолжать жить так, как мы жили до сих пор, каждый своей жизнью?

— Но в этом случае ни один из нас не сможет заключить другой брак.

— А я и не собираюсь. С меня довольно одного раза, — запальчиво проговорила Аврора, но, увидев его скептически приподнятуюбровь, прикусила язык. — Не обижайся. Но я слишком много страдала из-за тебя и поклялась себе начать жизнь заново.

— А что будет, если кто-то из нас влюбится?

24
{"b":"8162","o":1}