ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Представляешь, насколько возросло бы уважение к тебе, женись ты на красивой, благовоспитанной леди! Подумай о своей репутации, – уговаривала Кейтлин. Слоан даже не потрудился скрыть презрительной гримасы.

– Твоя «благовоспитанная леди» живет в Сент-Луисе. Горожанка, да еще из восточных штатов!

– Именно. Самая подходящая жена для политика!

– Пожалуй. Куда лучше было бы найти женщину с Запада, привыкшую к жизни на ранчо. Ту, что хотя бы может различать, где у быка рога, а где хвост.

– У тебя кто-то есть на примете? Слоан немного замялся, и Кейтлин торжествующе усмехнулась:

– Ну разумеется, нет! Еще бы! И это после того, как женщины падали к твоим ногам, вешались на шею, бессовестно гонялись, лишались чувств, а ты был холоден и равнодушен, как кусок льда! Но если и дальше станешь оставлять за собой шлейф из разбитых сердец, охотников проголосовать за тебя не много наберется. Смирись с мыслью о новом браке, тем более что здешние матроны будут душить тебя материнским состраданием, пока не сведут с ума.

– Матроны, значит? Вроде тебя, Кейт?

Вместо ответа Кейтлин мило улыбнулась, и Слоан в очередной раз осознал, почему его брат без ума от нее. Он сам невольно расплылся в ответной улыбке, но тут же одернул себя и озабоченно нахмурился.

– Может, ты и права, но зачем мне жена, которую придется носить на руках и всячески баловать и нежить? Да еще такая, которая боится запачкать белые ручки?

– Хизер неженкой не назовешь.

– Сама говорила, что она из богатой семьи.

– Верно, но никогда этим не кичилась. Кроме того, бедняжка попала в переплет. Отец умер, оставив в наследство кучу карточных долгов. Кредиторы наседали, так что ей пришлось продать его газету, дом и переехать к моей тетушке Уинни. Боюсь, Хизер придется распрощаться со своей школой, чтобы выкупить закладные.

– Ну, на меня пусть не надеется. Хорошо, если к концу зимы у меня останется хотя бы пара медяков.

– Если позволишь, мы с Джейком могли бы помочь. Слоан энергично замотал головой. Скотоводческая империя Маккордов разваливалась на глазах: огромное пастбище у подножия Скалистых гор, доставшееся отцу и сыновьям такими трудами, вот-вот перестанет существовать. Зима выдалась необычайно суровой, с сильными снегопадами и жестокими морозами, вызвавшими невероятные падежи скота от Техаса до Монтаны, и Джейк пострадал не меньше остальных. Просто теперь он стал окружным судьей и получал неплохое жалованье. Кроме того, Кейтлин сохранила доставшееся от отца овцеводческое ранчо и выращивала в основном мериносов, легче переносивших холода. Но Слоан и без того был у родственников по уши в долгу. Он до сих пор так и не смог выкупить у Джейка свою долю ранчо. Следовательно, нужно остановиться. Незачем еще больше обременять брата.

На этот раз даже Кейтлин не настаивала и, забыв о давнем предмете горячих споров, принялась расхваливать свою лучшую подругу.

– Если не поторопишься, Слоан, можешь упустить свой шанс. Хизер в невестах не засидится. Вот и сейчас железнодорожный магнат жаждет повести ее к алтарю.

– Ну и пусть ведет.

– Но она не желает! Представляешь, он ей даже не нравится, а уж чтобы стать его женой… Правда, кто знает, может, у нее не будет выхода.

Слоан скептически ухмыльнулся:

– Хизер Эшфорд! Ну и имечко! Должно быть, модница и кокетка!

– Уверяю тебя, вовсе нет! Она истинная леди, но, нужно признаться, обладает сильным характером. И не боится тяжелой работы. Создала школу для девочек буквально на пустом месте.

– А какая она с виду?

– Довольно симпатичная, – заверила Кейтлин. – Светлые волосы, высокая, полная…

Слоан презрительно скривил рот, представив чопорную жеманную толстуху с поджатыми губами. Школьная учительница! Неуклюжая дурнушка, уж это точно! Непривлекательная старая дева, не способная подцепить женишка. Но в конце концов, какая разница? Ему не нужна красотка… лишь бы не оказалась такой уродиной, что отпугнет и немногих оставшихся избирателей!

– Но, – победно закончила Кейтлин, – ты забываешь о главном. Дженна нуждается в матери.

Слоан досадливо запустил пальцы в волосы. Ну конечно, Кейтлин сберегла напоследок главный аргумент! Дочери нужна мать. Дженне было два месяца, когда погибла Спящая Лань. Вот уже больше года он в одиночку пытался растить девочку и удержать на плаву ранчо, и, видит Бог, это было нелегко. Кроме того, малышке действительно требовались ласковые женские руки. К сожалению, экономка-мексиканка объявила, что уходит, поскольку у нее дома некому смотреть за младшими братьями и сестрами. А у Кейтлин и без того хлопот было по горло: четырехлетний сын Райан рос настоящим сорванцом, а вскоре на свет появится еще один младенец. Конечно, Кейт помогала как могла, но он не имеет права взвалить на нее свои заботы. Однако Кейтлин не собиралась сдаваться.

– Хизер станет ей настоящей матерью, даю слово. Она учительница от Бога, и видел бы ты, как ее любят дети! Она помогала мне растить Райана, когда мне не к кому было обратиться, кроме нее и тетушки.

Слоан раздраженно скрипнул зубами.

– А как она отнесется к полукровке? Белые женщины имеют привычку брезгливо морщиться при виде инджуна[3].

– Хизер не способна на такое. Слишком хорошо я знаю ее, Слоан. И поверь, лучшей партии тебе не сыскать. Она обучит Дженну этикету, покажет, как держаться в приличном обществе, закалит перед неизбежными трудностями, с которыми столкнется девочка, когда станет постарше. Пойми же, малышка нуждается в каждодневной опеке человека, способного вооружить ее для грядущих битв.

Вспоминая слова невестки сейчас, в полутемной комнате, Слоан поежился и, накинув на плечи одеяло, подошел к пузатой печке, возле которой стояла колыбелька дочери, подложил угля и сел на корточки рядом с кроваткой, любуясь невинным смуглым личиком. Яростное желание уберечь малышку от всех бед, непривычная нежность к маленькому созданию сжали сердце, безумная любовь стиснула грудь. Эта крошка стала его единственным утешением, путеводной звездой во мраке. Потеряв жену, он сходил с ума, обуреваемый жаждой мести. И неустанно преследовал врагов, посмевших отнять самое дорогое. Убийцы Лани жестоко поплатились, но еще долгое время Слоан пребывал в состоянии некой отрешенности от окружающего мира. Он не дорожил ничем, даже собственной жизнью. Внутри одна пустота, словно он сам перестал жить в ту минуту, когда Лань опускали в могилу. Скорбь окутала его непроницаемым покровом, отгородив от всего окружающего. И единственное, что удерживало его на этом свете, – Дженна. Только ради нее стоило жить.

После окончания войны его ярость немного улеглась, но вина продолжала по-прежнему терзать Слоана. Его враги убили Лань из ненависти к нему, и теперь у Слоана не осталось ничего. Она олицетворяла все светлое и чистое в его жизни, а он так и не сумел уберечь ее.

Угрызения совести выжгли невидимое клеймо в душе Слоана, пытая его ночными кошмарами. В предрассветные часы, когда перед ним, словно бескрайняя пустыня, простирались годы горького одиночества, он невольно жаждал вернуться к прошлому, когда месть и злоба были его верными спутниками.

Слоан не желал, чтобы другая женщина вошла в его жизнь. Черт, да какое право он имеет впутывать кого-то в свои неприятности? В прошлом остались мрачные призраки и скорбь, в будущем ждут трудности и заботы. Его руки запятнаны кровью, а душа охвачена адским холодом. Но дитя нуждается в матери. И он заплатит любую цену, пойдет на все ради дочери.

Слоан с бесконечной нежностью подоткнул детское одеяльце и встал. Кейтлин права, и, несмотря на отвращение к женитьбе, ему необходима супруга. В любом случае уже поздно сожалеть. Вчера он отправил мисс Хизер Эшфорд письмо с официальным предложением руки и сердца, в котором обязался заплатить остаток долга – полторы тысячи драгоценных долларов, которые придется как-то наскрести, чтобы освободить ее от всех обязательств в Сент-Луисе. Отступать некуда.

вернуться

3

Пренебрежительное прозвище индейцев.

2
{"b":"8163","o":1}