ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хизер считала предложение Слоана Маккорда куда более приемлемой сделкой. По крайней мере она привнесет в их брак нечто ценное – согласие и готовность воспитывать его маленькую дочь и поможет выиграть избирательную кампанию. Маккорд действительно нуждается в ней. В отличие от Рэндолфа.

– Да поймите же, не вас я отвергаю! Просто… просто мы в самом деле слишком разные. И цели у нас противоположные. Я совсем иного хочу от жизни. И не могу стать вашей женой.

Рэндолф снова шагнул к ней.

– Ну что ж, придется заставить вас изменить мнение.

Хизер нервно поежилась.

– Слишком поздно. Я… завтра выхожу замуж.

– Завтра?

Эван на мгновение оцепенел, но тут же пришел в себя и стиснул ее плечи.

– Вы забываете одну мелочь, дорогая. Никто и никогда не смел так со мной обращаться.

Раскрасневшийся от бешенства, он сейчас как никогда напоминал избалованного мальчишку, привыкшего бросаться на пол и в истерике колотить ногами при малейшем противоречии. Но Эван Рэндолф давно уже не мальчик, и его впившиеся в Хизер пальцы наверняка оставят синяки.

– Эван, вы делаете мне больно.

– Неужели? – взбешенно прошипел он. – Возможно, мне давно следовало это сделать! Нужно преподать вам достойный урок и показать, какую ошибку вы совершаете, бесцеремонно бросая меня. И если считаете, что я разрешу вам преспокойно уйти… если думаете, будто я позволю вам предпочесть грязного ковбоя с Дикого Запада…

– Пожалуйста…

Но Эван продолжал теснить ее к стене.

– Мне следовало бы с самого начала вести себя по-иному. Я бы мог двадцать раз прикрыть вашу проклятую школу, но поклялся, что вы приползете ко мне по собственной воле! Больше терпеть я не намерен!

Он рывком притянул ее к себе и впился губами в плотно сжатый рот. Хизер, не ожидавшая нападения, беспомощно и безуспешно отталкивала его. До сих пор ее целовали всего дважды, молодые джентльмены, вежливые и робкие, и к тому же ровесники. Грубое насилие потрясло ее.

Эван наконец поднял голову и, все еще не выпуская Хизер, обжег ее гневным взглядом темных глаз, в глубине которых более опытная женщина могла бы разглядеть полубезумную похоть.

– Для таких нерешительных невест, как вы, у меня имеется горькое, но действенное лекарство. Одна ночь в моей постели – и вы запоете по-другому. Ваше ходячее воплощение добродетели и видеть вас не пожелает. Ни одному мужчине не нужны чужие объедки!

Сердце Хизер упало от страха. Она снова попыталась вырваться, но силы были неравны.

– Нет… не надо, – бормотала она и, когда Эван снова потянулся к ней, едва сдержала крик. Ярость Эвана была безграничной, и Хизер поняла, что он готов на все. Девушка испугалась, что вот-вот задохнется. Она почти теряла сознание, но сквозь заволакивавшую мозг дымку услышала странный звук, похожий на рев вырвавшегося на волю хищника.

Внезапно руки Эвана разжались.

– Что за… – пробормотал он, отлетая в сторону. Хизер от неожиданности пошатнулась и едва не упала. Но краем глаза все же успела заметить, как Эван с грохотом рухнул на пол лицом вниз, чудом избежав удара виском о чайный столик.

Девушка, внезапно ослабев, схватилась за каминную доску. Эван перекатился на спину и осторожно потрогал челюсть, не сводя глаз с неизвестно откуда взявшегося врага. У все еще оцепеневшей Хизер даже голова закружилась от облегчения. Наконец-то она догадалась взглянуть на своего спасителя и тут же замерла в изумлении. Это он! Тот, кто остановил сегодня несущихся во весь опор коней! Уже успел разыскать свою шляпу и теперь, низко надвинув ее на лоб, угрюмо смотрел на Рэндолфа.

– Насколько я успел услышать, леди просила оставить ее в покое.

– Какого черта вам тут нужно? – взревел Эван. Незнакомец сдвинул шляпу на затылок. Господи… глаза холоднее льда!

– Меня зовут Маккорд, – бросил он, метнув мимолетный взгляд на Хизер, все еще цеплявшуюся за каминную доску. – Жених этой дамы.

Хизер едва не упала в обморок. Это ее будущий муж! Грозный, разъяренный… такой ни перед чем не остановится!

И тут Эван имел неосторожность сунуть руку в карман и извлечь оттуда небольшой пистолет. Маккорд мгновенно откинул полу куртки, и на свет появился шестизарядный «кольт», пристегнутый ремнями к бедру. Рэндолф замер, настороженно уставясь на оружие.

– На вашем месте я не стал бы совершать неосторожных движений, – презрительно предупредил Маккорд. – Там, откуда я родом, мужчина не берется за оружие, если не готов погибнуть за правое дело. И уж конечно, уроженцам Колорадо в голову не придет набрасываться на женщину против ее воли.

Эван мудро решил не связываться и опустил пистолет в карман.

– Ну а теперь… предлагаю вам немедленно удалиться, прежде чем я забуду, что в этой комнате находится дама.

Только сейчас Эван немного пришел в себя и, ошеломленно тряхнув головой, сел, очевидно, не совсем понимая, что происходит.

– Хизер, дорогая… простите меня… я не хотел вас обидеть…

Он, казалось, искренне раскаивался.

Хизер недоверчиво нахмурилась. Невероятно! Рэндолф, с его богатством и положением в обществе, лежал на полу гостиной, как груда мусора! Но он заслуживал и худшего после столь неджентльменского поведений! Эван не опереточный злодей, однако угрожал уничтожить ее репутацию, и все лишь потому, что она отказалась стать его женой. Такое трудно простить или забыть.

– Эван, я думаю, вам лучше уйти.

– Да…

И тут она увидела боль в его глазах… боль и стыд. Впервые за все время их знакомства ей показалось, что она ошиблась в его чувствах к ней. Возможно, Эван испытывает куда более глубокую привязанность, чем она считала.

Рэндолф Медленно поднялся и, попрощавшись с ней взглядом, шагнул к порогу и едва не столкнулся с молодой женщиной, державшей в руках чайный поднос.

– О, мисс, с вами ничего не случилось? – охнула Бриджет.

Хизер, вздрогнув, запоздало сообразила, что девушка стала свидетельницей омерзительной сцены, и устало поднесла руку к виску. Совершенно идиотская ситуация. Какое счастье, что школа закрыта, иначе ей не пережить такого скандала!

– Н-нет, ничего. Спасибо за чай, Бриджет. Поставьте поднос на стол, пожалуйста.

Девушка поспешно выполнила приказ и, почтительно присев, удалилась. Хизер осталась наедине с суровым незнакомцем. О небо, это ее будущий муж!

Похоже, гостиная слишком мала для этого великана. Вблизи он был еще более угрожающим, просто излучал опасность. Рядом с ним Хизер казалась себе бесконечно хрупкой и ничтожной. Однако он уже дважды, не задумываясь, успел ее защитить. И уж конечно, не причинит зла.

Девушка нервно наблюдала, как он одергивает полы куртки. Среди ее знакомых джентльменов не было никого, даже отдаленно напоминавшего Маккорда. Щеки темны от пробивавшейся щетины, а глаза… ее снова потрясли его глаза цвета морского льда, в которых, однако, светилось нечто похожее на сочувствие…

Он шагнул вперед, и девушка испуганно сжалась.

Не сводя взгляда со рта Хизер, он протянул руку и сжал мозолистыми пальцами изящный подбородок, совсем легко, но ей показалось, что кожа горит, как от ожога. Бесконечная нежность, готовность броситься на помощь неожиданно потрясли ее.

– С вами все в порядке? – пробормотал он так неестественно тихо, что Хизер невольно вздрогнула и, не в силах выговорить ни слова, молча кивнула. Большой палец осторожно провел по ее распухшим губам, и Хизер отшатнулась, как от удара молнии. Заметив это, Слоан замер. Лицо мгновенно превратилось в неподвижную маску. Все чувства будто испарились, им на смену пришла холодная настороженность.

Отняв руку, он отступил на безопасное расстояние. И снова воцарилось молчание, напряженное, неловкое… по крайней мере с ее стороны.

Слоан Маккорд, кривя губы, оценивающим взглядом мерил ее из-под полей пыльного черного стетсона. Они снова стали чужими. Как и несколько часов назад. Но почему?!

– Полагаю, вы и есть мисс Эшфорд?

У Хизер мгновенно пересохло в горле.

– Да… это я… – с трудом шевеля губами, прошептала она.

6
{"b":"8163","o":1}