ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Двадцать шестого января 1918 г., пользуясь тем, что части старой царской армии стихийно самодемобилизовывались, а командование румынским фронтом во главе с генералом Щербачевым стало на сторону врагов пролетарской революции, румынские войска заняли главный город Бессарабии – Кишинев. Захват Кишинева румынскими оккупантами был объявлен штабом генерала Щербачева началом очищения Бессарабии от большевиков. Военные оккупанты Румынии потребовали, чтобы молдавский краевой совет, так называемый Сфатул цэрий, объявил Бессарабию «независимой народной республикой». После беспощадного террора и массовых расстрелов Бессарабия 24 января старого стиля была провозглашена «независимой», т. е. тем самым насильственно была отторгнута от Советской России.

В ответ на этот насильственный захват Бессарабии Румынией советское правительство арестовало, а затем выслало румынского посла Диаманди, кроме того, наложило арест на румынский золотой фонд, хранившийся в Госбанке. Восьмого – двадцать первого февраля 1918 г. представители Англии, Франции и Италии обратились к советскому правительству якобы для ликвидации конфликта мирным путем. Советское правительство согласилось. Договор, подписанный обеими сторонами (Раковским и генерал Авереску), об очищении румынскими войсками Бессарабии в двухмесячный срок фактически остался на бумаге. Румыния уклонилась от его выполнения. В ноябре декретом короля Сфатул цэрий был распущен, и 19 декабря 1918 г. решением румынского парламента Бессарабия была обращена в провинцию Румынского королевства.

К началу 1919 г., однако, обнаружилось, что угроза по крайней мере непосредственной интервенции не так велика, как могло казаться. На севере деятельность союзных и белогвардейских частей не усилилась. Английский флот в Финском заливе не проявлял активности. Финляндия вела сдержанную политику. Попытка российских зарубежных контрреволюционных кругов организовать новый северо-западный фронт разбилась о недостаток единства в действиях Англии и Франции, который все сильнее сказывался с того момента, как Германия была побеждена и исчезла опасность со стороны общего врага. Все это обусловило широкие успехи красных войск по всему Западному фронту, от побережья Финского залива до Припяти, где 7-я и Западная армии двигались вперед, не встречая сильного сопротивления. Седьмая армия до 19 февраля входила в состав Северного фронта. Западная армия лишь 15 ноября была образована из Западного района обороны.

К началу января 1919 г. были уже заняты Нарва, Тале, Валк, Юрьев, и операции развивались в направлении на Ревель и Ригу. 10 декабря 1918 г. был занят Минск, и Советская Белоруссия вошла в состав РСФСР. 23 декабря состоялось постановление ВЦИК о независимости Советской Эстляндии, Латвии и Литвы. 5 января 1919 г. революционным взрывом изнутри была взята Рига, и к половине января латвийские красные войска отбросили белые германско-латвийско-российские части за линию Туккум – Митава – Валк – Паневеж. На остальном протяжении красные войска достигли линии Сморгонь – Листопады – Мир – Несвиж, приближаясь к линии Вильно – Лида – Барановичи – Лунинец[1].

На Украине директория самостийной Украинской республики, возвестившая 15 ноября 1918 г. о переходе власти в ее руки, к 13 декабря фактически заменила правительство гетмана. Однако власть директории с ее двуличной, обманчивой политикой, без всякой опоры в трудящихся массах Украины, была непрочна. Возвещенный директорией «дружественный нейтралитет» по отношению к германским войскам оказался в полном противоречии с чувством ненависти к немецкому командованию, охватившим всю Украину и вызвавшим широкое партизанское движение против немцев, которые вывозили хлеб, и против помещиков и кулаков, которые этот хлеб продавали под защитой штыков немецких оккупантов. Недопущение новой оккупации союзниками было пустым звуком и не мешало директории вести переговоры с представителями Антанты о совместных действиях для защиты самостийности от большевиков. Одновременно велись насквозь фальшивые переговоры с советским правительством.

Французская оккупация до середины января 1919 г. не выходила за пределы Одессы и Севастополя; Одесса 11 декабря даже была сдана без боя петлюровским войскам. Не была сдана лишь часть Николаевского (Приморского) бульвара, оцепленная французскими матросами и постами польской бригады Малаховского. Бригада эта была сформирована на Дону стараниями генерала Алексеева, широко раскрывшего двери для польской регулярной армии на началах союзных войск в Добровольческой армии, но затем отправлена на родину. Затем город был очищен уже деникинскими добровольцами по инициативе Гришина-Алмазова (бывшего министра сибирского правительства, уволенного в отставку и перешедшего на службу к Деникину). Петлюровцы же продолжали окружать город и даже занимали водопровод.

Лишь со второй половины января 1919 г., когда прибыли остальные части французской и двух греческих дивизий, французы заняли Николаев и Херсон, что было необходимо для обеспечения Одессы продовольствием, но на этой расширенной территории было оставлено управление директории, с которой французское командование продолжало вести переговоры. Французское командование плохо разбиралось в политической обстановке, но проявляло всяческую заботу, чтобы предупредить «большевистскую заразу» и революционное движение среди французских матросов и солдат, признаки которых уже были налицо.

Хотя по директиве Военно-революционного комитета рабочие дружины 20 декабря должны были покинуть Одессу, но некоторые из них продолжали действовать на окраинах[2].

Оставшиеся рабочие продолжали волноваться, а политика белого террора обостряла классовую борьбу. В то же время выделенная коммунистической партией «иностранная коллегия» вела успешную пропаганду среди союзных войск.

Подготовка к возвращению на Украину красных войск, в сущности, не прерывалась с момента их вытеснения германцами. Остатки Красной гвардии и партизанские отряды с осени 1918 г. постепенно стягивались с Украины в нейтральную зону, которая тянулась на 20–30 км по обе стороны границы. В то же время «девятка» ЦК КП(б)У во главе с популярными на Украине товарищами Пятаковым и Бубновым продолжала организовывать восстания через свою «пятерку», или «главный повстанческий штаб», находя благоприятную почву в революционном движении бедняцкого и середняцкого крестьянства.

Хотя переговоры с украинской директорией продолжались, но уже 11 ноября последовало распоряжение о приведении в боевую готовность вновь формировавшихся украинских дивизий. С 17 ноября была образована так называемая группа Курского направления под командованием товарища Антонова-Овсеенко, которая должна была послужить ядром для будущего Украинского фронта. Первоначально эта группа, усиленная в декабре отрядом товарища Кожевникова (с Восточного фронта), получила другое направление. Еще в директиве от 11 ноября главком приказывал товарищу Антонову-Овсеенко развернуть его отряд вдоль демаркационной линии от Обояни до Бирюча и в то же время сформировать ударную группу из полка конницы, трех пехотных полков и отряда Кожевникова для содействия 8-й армии Южного фронта ударом в тыл красновских войск в направлении на Миллерово, прикрываясь со стороны Харькова ожидающей в Курске Московской рабочей дивизией[3]. Отсюда видно, что по крайней мере в конце ноября главное командование еще не имело в виду развития широкого плана действий на Украине, стремясь пока сосредоточить усилия против Донского войска. Эта идея получила еще более определенное выражение в приказе 19 декабря товарищу Антонову-Овсеенко – сдать командование всей группой Курского направления товарищу Кожевникову, передав ее в подчинение Южному фронту. Таким образом, в распоряжении товарища Антонова-Овсеенко остались две недоформированные украинские полупартизанские дивизии.

Но события вызвали почти одновременно постановку этим дивизиям активных задач в пределах Украины. К концу декабря революционное движение на Украине усилилось, началось стягивание партизан через нейтральную зону. Войска директории, обманутые в своих ожиданиях различных благ (в том числе земельных наделов), расходились по домам, унося оружие и частично пополняя ряды партизан. Остались лишь поддерживающие директорию галицийские сечевики. 27 декабря местный ревком поднял восстание в Екатеринославе и захватил город. Одновременно началось движение украинских дивизий из нейтральной полосы на Чернигов и Харьков. 3 января 1919 г. после короткого боя Харьков был взят. Наступление быстро развивалось как в направлении на Киев, так и к черноморским портам, встречая на всех направлениях благоприятные условия для своего распространения. Наиболее значительная группа украинских войск атамана Григорьева уже в середине января открыто перешла на сторону советской власти.

вернуться

1

Наступление на Ревель окончилось неудачей и потерей Валка, Верро, Печоры и Изборска, что впоследствии отразилось и на Рижском направлении. На остальном протяжении Западного фронта наступление было замедлено противодействием польских легионеров, а на юге – и петлюровских частей, но это случилось уже в конце января и в начале февраля 1919 г. (Здесь и далее примечания автора.)

вернуться

2

«Черная книга». Госиздат Украины, 1925 г., статья Ф. Анулова «Союзный десант на Украине». (Здесь и далее ссылки приводятся в авторском оформлении.)

вернуться

3

Дивизия эта была впоследствии направлена на Южный фронт.

2
{"b":"81637","o":1}