ЛитМир - Электронная Библиотека

Вид у Панны был встревоженный.

— Я вижу только призраки. Быть может, со временем они станут яснее…

Вспоминая это загадочное замечание, Блейз невольно поежилась. В этот момент повозка свернула и покатилась навстречу ветру. В том, как Панна толковала карточный расклад, несомненно, присутствовала доля истины, и лорд Линден не отрицал этого. Теперь Блейз очень хотелось узнать, что это за великая печаль, которую он пережил, и почему его будущее, если верить гадалке, скрыто во мраке. Но много больше Блейз взволновало другое предсказание Панны, которое та сделала, когда дождь кончился и лорд Линден покинул их.

В черных глазах старой цыганки все еще светилась тревога, когда она повернулась к своей молодой гостье.

— Его будущее тесно переплетено с твоим, больше я ничего не скажу.

Теперь настала очередь девушки усомниться в пророчествах Панны. Блейз была уверена, что старуха ошибается. Иначе и быть не может. Ей вовсе не хотелось, чтобы ее будущее было связано с лордом Линденом. Она едва знала этого человека и очень сомневалась, что он соответствует ее идеалу. То, что он из кожи вон лезет последние несколько дней, пытаясь расположить всех к себе, явно спекулируя своим обаянием, совсем не означает, что он будет таким всегда. Здесь, в таборе, он явно не в своей стихии. К тому же он преследует вполне определенную цель — завоевать ее. Как только он достигнет своей цели и вернется в привычную для себя обстановку, в высшее общество, лорд Линден, вполне вероятно, тотчас же превратится в типичного английского аристократа с рыбьей кровью, одного из тех, кого Блейз так хорошо знает, — холодных и надменных. Именно за такого Блейз больше всего боялась выйти замуж.

Когда повозки сворачивали с дороги, Блейз покачала головой и подумала, что, может быть, она все же зря не сбежала в Америку. У нее еще оставались друзья в Филадельфии, они могли бы принять ее, предоставить кров, хотя бы в память об отце. Возможно, стоит рискнуть и очутиться между воюющими сторонами, чтобы все-таки вернуться домой.

Фургон подбрасывало на ухабах^Томми держал путь мимо небольшой рощицы к открытой поляне, на которой цыгане собирались разбить лагерь. Блейз обеими руками крепко вцепилась в сиденье, и из ее уст вырвалось бранное слово, совсем неподобающее светской даме, но относилось оно не столько к жуткой тряске, сколько к собственной беспомощности. Господи, зачем только она повстречалась с лордом Линденом в той придорожной гостинице? Зачем согласилась, чтобы он сопровождал ее?

До вечера было еще далеко. Однако цыгане разбили лагерь и пообедали хлебом, сыром и колбасой. После обеда большинство цыган, включая подростков, направились в близлежащую деревню, чтобы заработать столь необходимые им деньги, торгуя и выполняя различную работу по хозяйству.

Блейз не решилась составить им компанию. Если тетушка Агнес все еще разыскивает ее, лучше держаться в тени и не попадаться на глаза в цыганском платье. Хоть она и умеет гадать по руке и предсказывать будущее, ее белая кожа и безупречная речь сразу же вызовут в деревне подозрения и могут привести к нелепым выводам. Обыватели верили рассказам о том, что цыгане воруют детей, и присутствие Блейз в таборе может быть истолковано именно так. В любом случае ее нетипичную внешность обязательно заметят. Блейз не хотелось, чтобы ее имя связывали с табором Миклоша по двум причинам: во-первых, она не желала причинять ему лишние неприятности, а во-вторых, предпочитала не облегчать своей тетушке поиски.

И все же Блейз нашла, чем заняться. Она вспомнила, что совсем недавно они проезжали ферму, и решила наведаться туда, чтобы купить несколько кур и тем самым внести свой вклад в общий котел. Пора и ей чем-либо помочь табору, перестать быть для него обузой, хотя все так добры к ней.

Блейз забралась в повозку Панны, где в уединении распустила сложную прическу, которую ей сделала жена Миклоша, Исадора, и с огромным трудом принялась распутывать колтуны. Девушка расчесывала свои длинные волосы, когда услышала осторожное похлопывание по опущенному пологу, а потом и голос лорда Линдена. Он звал ее. Какое-то мгновение она не хотела отвечать ему притаившись, будто ее нет, но он ведь мог остаться ждать ее у повозки, никуда не уходя. Он вполне способен на это. А если он уличит ее в том, что она прячется от него, ей уже не оправдаться, поскольку это отдает полнейшей трусостью.

Блейз гордо вскинула голову и отбросила полог. В этот миг из-за туч выглянуло низкое осеннее солнце. Его лучи упали прямо ей на лицо, и Блейз прикрыла глаза ладонью. Когда она привыкла к яркому свету, то увидела, что Джулиан смотрит на нее с выражением полнейшего восхищения на лице.

— Я отдал бы все за то, чтобы иметь ваш портрет, — произнес он внезапно осевшим, но в то же время очень теплым голосом.

Блейз осмотрела себя. На ней был яркий цыганский наряд. Но желтая блуза соскользнула с одного плеча, обнажив куда больше, чем было допустимо. Блейз зарделась и поспешно поправила съехавшую блузу.

Джулиан, не отрываясь, смотрел на нее. Восхищенный взгляд его синих глаз скользил по телу Блейз, на мгновение задерживаясь то на полной упругой груди, то на тонкой талии и бедрах, то опять поднимался к лицу, обрамленному копной блестящих черных волос. Блейз пронзил этот взгляд, откровенный, оценивающий и одновременно волнующий взгляд мужчины.

— У вас потрясающие волосы, — проговорил Джулиан все тем же теплым голосом. — Почему вы все время убираете их кверху?

Его взгляд так взволновал ее, что она с трудом обрела голос и, немного запинаясь, ответила:

— Вы забываете… я цыганка. У нас считается нескромным, чтобы женщины моего возраста ходили с распущенными волосами. Ни одна цыганка никогда не появится в таком виде на людях.

— Как жаль, — проговорил Джулиан, ему и вправду было очень жаль. Ее блестящие черные волосы переливались в солнечных лучах, подобно шелку, а отдельные пряди отливали даже синевой. Джулиан едва сдержал желание прикоснуться пальцами к этим шелковым локонам.

— Вам что-нибудь нужно, милорд? — осторожно спросила Блейз.

— Я пришел пригласить вас прогуляться по лугу. Блейз взглянула на его ноги в светлых лосинах и начищенных ботфортах и заметила, что он пришел без трости.

— Вы думаете, это разумно с вашей стороны?

— Благодаря мази Панны мне стало намного легче. Мне надо больше двигаться, это поможет. Но ходить надо, разумеется, медленно, — будто извиняясь, добавил он с обворожительной улыбкой.

— Я… я сожалею, но не смогу составить вам компанию. У меня есть… дела.

— Дела? — Не дождавшись объяснения, он добавил: — Могу ли я чем-нибудь помочь?

— Благодарю вас, нет. — Блейз решила, что лучше не говорить ему, что она собирается на соседнюю ферму за курами. Он обязательно спросит, откуда у нее деньги, и его подозрения лишь усилятся. Временами у нее возникало чувство, что он не верит ей. Он сомневается, что она цыганка. Вот как сейчас.

— Почему вы не отправились с остальными в деревню? — спросил Джулиан и с нескрываемым любопытством посмотрел на девушку.

— Я… я там не нужна.

— Разве вы не гадаете?

— Не очень хорошо.

— А я-то думал, что все цыганки прекрасно гадают.

— Я ведь говорила вам, что я приемная. Я далеко не все умею, что могут настоящие цыганки. Извините, но сейчас я очень занята.

Лорд Линден пропустил намек мимо ушей и беззаботно прислонился к повозке.

— Что ж, не буду более задерживать вас.

«Боже, почему этот невообразимо упрямый джентльмен все время одерживает надо мной верх, а я ничего не могу поделать с ним?» — подумала Блейз, досадливо поджав губы. Забыв о вежливости, она опустила перед ним полог и продолжила расчесывать волосы, не переставая думать о том, как избавиться от его преследований. А может…

Постепенно план принял четкие очертания, и ее досада отступила. Губы скривились в усмешке. Она сняла цыганскую одежду, надела поношенное коричневое платье, в котором приехала в табор, повязала волосы платком, а сверху накинула шерстяную накидку. Блейз осталась довольна своим видом — она ничем не отличалась от любой деревенской горничной. Потом отыскала несколько вещей, которые могли бы ей понадобиться. Когда она откинула полог и спрыгнула на зёмлю, лорд Линден ожидал ее рядом с повозкой. Блейз не сомневалась, что увидит его поблизости. Брови его в удивлении взметнулись вверх при виде ее нового наряда.

20
{"b":"8164","o":1}