ЛитМир - Электронная Библиотека

Джулиан приподнял бровь.

— Я не стал бы выражаться так неделикатно… У меня и в мыслях не было предлагать вам нечто постоянное, пока, во всяком случае. Я скорее имел в виду удовольствие на один вечер.

О!

— Вы разочарованы? — задумчиво спросил он. — Прежде чем обсуждать условия, принято пройти испытательный срок — помолвку, но, думаю, я мог бы согласиться сразу на долговременный договор.

Блейз глубоко вздохнула, чувствуя, что дрожит всем телом. Не стоит удивляться столь бестактному предложению, если она сама решила выдать себя за горничную, но тут же об этом забыла. Видно, что он знатный дворянин, а такие часто пользуются услугами горничных. То, как сливки английского общества обращаются с людьми из низших классов, не может не вызвать возмущения. Блейз была почти уверена, что в Америке очевидная разница в их положении не стала бы расцениваться как повод для совращения.

Но к ее глубокому сожалению, она не в Америке и не ступала туда ногой с тех пор, как ей исполнилось десять лет. Поэтому вполне возможно, что ее представление об этой стране несколько туманно. Земля, где она родилась и какой запомнилась ей, скорее всего далека от идиллического рая. Нельзя винить этого знатного красавца в том, что он принял ее за прислугу. Дамы из общества не бегают по постоялым дворам в платье для горничных. И потом, она не оказала никакого сопротивления, когда он поцеловал ее… дважды. Она все еще ощущала вкус его жарких губ.

В целом она должна быть довольна. Ее маскарад настолько удался и ввел его в такое заблуждение, что он предложил ей разделить с ним вечер.

— Уверяю вас, — заговорил он, вынимая из кармана белоснежный платок и вытирая грязь с ее лица, — вам не придется сожалеть, я очень щедр.

— Но… вы же совсем не знаете меня.

— Пока — да, — проговорил он бархатным голосом. В глазах у него появились смешинки. — Но я полон желания исправить это, милая… Кстати, как вас зовут?

Блейз на мгновение растерялась — она оказалась в затруднительном положении и едва не ответила: «Мисс Сент-Джеймс», — как не задумываясь поступила бы в любом другом случае. Но назвать себя «мисс» было бы слишком дерзко со стороны горничной и мало сочеталось с выбранной ролью. И еще она находила, что совершенно ни к чему открывать ему свою фамилию.

— Блейз, — наконец отозвалась она, называя только имя.

— Блейз? — повторил он.

— Да, так звали моего прадедушку. Отец так восхищался им, что хотел, чтобы в семье кто-нибудь носил это имя. Выбрали меня… — Она прикусила язык, вдруг осознав, что сболтнула лишнее. С чего это ей делиться такими подробностями с человеком, которого она совсем не знает! Лучше подумать, как выбраться из сетей, в которые она по неосторожности попала. Однако нескрываемый интерес в его глазах подсказывал, что сделать это будет нелегко. Блейз не сомневалась, что так просто он не отступит. Она подумала, может быть, стоит упасть без чувств, но поняла, что только усугубит свое и без того запутанное положение. — …Я совсем не знаю вас, — закончила она еле слышно.

Вытерев ей лицо, он убрал платок в карман, слегка поклонился, хотя в его положении — а он все еще склонялся над ней — это было непросто, и представился:

— Джулиан Морроу, виконт Линден, к вашим услугам. Боюсь, титул несколько поблек от времени, но, надеюсь, у меня еще остались друзья в свете, которые подтвердят его. До недавнего времени я служил в армии. Генерал Веллингтон может представить рекомендации, если вы их потребуете.

Обезоруживающая улыбка смягчила откровенную насмешку. Однако Блейз не знала, как отнестись к его путаному рассказу. Виконт весь состоял из противоречий. Она видела, что он не похож на фривольных молодых щеголей. У него длинные изящные пальцы, но на ладонях грубые мозоли. Она почувствовала их, когда мгновение назад он гладил ей щеку. Кажется, он относится к службе много серьезнее, чем большинство английских офицеров, которых она знает. Обычно их занимают исключительно карты и удовольствия.

Ощутив на своих плечах тепло его рук, Блейз попыталась сесть. К немалому удивлению, он тотчас же отпустил ее и отодвинулся, освобождая место, чтобы она села.

У Блейз слегка кружилась голова — все было так непривычно, казалось, ее застали врасплох. Девушка нащупала платок, сползший на плечи, и стала повязывать его поверх волос, одновременно пытаясь подобрать подходящий ответ.

Джулиан наблюдал, небрежно откинувшись на спинку кушетки. Он мысленно представил, как эта черная колдовская копна падает ей на обнаженную грудь и девушка выгибается в порыве страсти, прижавшись к нему. Он никак не мог избавиться от этого видения. Она права: он ничего не знает о ней. Но хочет ее. В своей постели, в своей жизни.

Сила желания ошеломила его. Как случилось, что в считанные мгновения он забыл, что собирался провести с ней всего один вечер, и уже серьезно подумывает предложить ей стать его chereamie? Ранение, которое едва не лишило его ноги, должно быть, вызвало помрачение разума. У него уже много лет не было постоянной любовницы, даже после смерти жены. Все его связи были кратковременными, частично это объяснялось превратностями солдатской службы в чужой стране, но, прежде всего тем, что он не хотел связывать себя обязательствами, которые непременно возникли бы, реши он завести любовницу.

Он и сейчас не хотел взваливать на себя эту ношу. Но, вернувшись домой после четырехлетнего отсутствия, он круто изменил свою жизнь. Если уж он собирается покончить с призраками прошлого, быть может, проще сделать это рядом с полной жизни, непредсказуемой девушкой, чья нежная плоть успокоит и даст забвение? Может случиться так, что именно она окажется тем самым бальзамом, который необходим ему, чтобы стать прежним. Есть в ней какая-то открытость и прямота, едва уловимое кокетство в чудных глазах и одновременно цельность духа, которая, подобно свету маяка или огню, влекла его.

Она сказала, что зовут ее Блейз. Это означает — пламя. Очень подходящее для нее имя.

Перед его мысленным взором бушевало пламя — врачующее, очищающее пламя. Все средства хороши, чтобы избавиться от ночных кошмаров.

— Ну, так как? — не отступал Джулиан, вспомнив, что она еще не согласилась даже на один вечер. — Каков будет ваш ответ?

Прелестные аметистовые глаза устремились на него.

— Я думаю.

Еще один удивительный ответ, но, кажется, он начинает понимать ее игру. Она хочет выторговать условия повыгоднее, рассчитывает, что нерешительностью подогреет его интерес. Что ж, он готов предоставить ей эти условия в разумных пределах… а может, даже и сверх…

Он рассматривал ее оценивающим мужским взглядом, пытаясь избавиться от наваждения. Скорее всего ей нет еще и двадцати, она на добрую дюжину лет моложе него. Интересно, кто она, чем занимается? На короткое мгновение он решил, что она просто сбежала из дома. В этом случае он обязан был передать ее тому «дракону в юбке» с пронзительным голосом, который вихрем пронесся по коридору. Однако порядочная девушка никогда бы не стала интересоваться, предлагает ли он ей сделаться его любовницей. Вероятно, этот вопрос означал начало искусных переговоров.

Как только она вошла в гостиную, он принял ее за одну из горничных, но поведение Блейз мало походило на поведение прислуги. Ее правильная речь и вовсе исключала, что она занимается грубой работой в придорожной гостинице. Речь у нее слишком безупречная, правда, с несколько странным протяжным выговором, он никак не мог определить, откуда она. Может быть, даже из Америки или с континента.

Возможно, она актриса, которая научилась хорошо подражать знатным дамам. Будь они в Лондоне, он принял бы ее за куртизанку. В ней было с избытком женственности, а тонкие руки с фарфоровой кожей говорили о благородной крови. Быть может, она внебрачная дочь джентльмена, вынужденная зарабатывать на жизнь всеми доступными средствами?

Как бы то ни было, невинность она, конечно, потеряла давным-давно. Одинокая девушка, привлекательная, как она, слишком уж большой соблазн для мужчин с горячей кровью. Несомненно, он уже не первый, кто предлагает ей деньги в обмен на утеху. «Возможно, она и сейчас чья-то содержанка. Именно этим и объясняется ее нерешительность», — подумал Джулиан. Она просчитывает, что может получить от него, сравнивает с тем, что уже имеет, взвешивает, стоит ли менять покровителя. Если так, он готов поторговаться. Браконьерство — неподобающее для джентльмена занятие, но ведь на нем уже стоит клеймо убийцы. И если он уведет чужую любовницу, вряд ли этим еще больше испортит свою репутацию.

6
{"b":"8164","o":1}