ЛитМир - Электронная Библиотека

Блейз привязала поводья и еще немного посидела, собираясь с духом. Наконец с глубоким вздохом она сняла повязку с глаз Джулиана. Он оглядел заброшенное место с развалинами древнеримской стены и замер. Ужасные воспоминания нахлынули на него: проливной дождь, скрюченное тело жены, неподвижно лежащее на мокрой земле, ее кровь у него на руках.

Какое-то время он молчал.

Блейз тревожно следила за ним. Джулиан застыл в напряжении, на бледном лице его четко выделялся багровый шрам. Но грозное выражение не помешало ей разглядеть растерянность в его глазах, которой она так боялась. Быть может, ее задумка оказалась не самой удачной?

Блейз давно поняла, что в качестве любовного приворота ей необходимо более действенное средство, чем ивовый прутик. Она надеялась, что, заставив мужа посмотреть в глаза прошлому, поможет ему освободиться от призраков. Здесь, на месте, где погибла Каролина, не видно никаких следов трагического происшествия. В ярких лучах осеннего солнца руины не выглядят зловещими. Скорее, вид у них живописный и привлекательный.

Но Джулиан ничего не замечал. Он пристально смотрел на это кошмарное место, медленно играя желваками.

— Надеюсь, — сквозь зубы проговорил он, с трудом сдерживаясь, — ты объяснишь мне, что все это означает?

— Я… я только хотела, чтобы ты убедился, что здесь нет никаких призраков.

Взгляд ее фиалковых глаз пронзил его, как кинжал.

— Ты уверена, что это поможет?

— Да, Джулиан. Прошлое позади. Тебе надо забыть о нем… и о Каролине. Она и так слишком долго преследует тебя.

Он сжал кулаки, будто хотел ударить: то ли по своим воспоминаниям, то ли ее. Тем не менее Блейз он не коснулся.

— Поехали, — хрипло произнес он и потянулся за поводьями, но Блейз остановила его, легко дотронувшись до руки.

— Прошу тебя, Джулиан, пожалуйста… Давай побудем здесь совсем немного, ну хотя бы пять минут. Обещаю, больше ни о чем не попрошу. Никогда.

Джулиан негромко, но с чувством выругался. Тогда Блейз умоляюще повторила свою просьбу; он уступил и отпустил поводья.

— Пять минут. — Он откинулся на спинку сиденья и плотно закрыл глаза.

— Ты не вызовешь дух Каролины, даже если откроешь глаза.

— Черт побери, я и не хочу вызывать ее дух! — выругался он снова.

— Знаю, в этом-то все и дело. Ты уже достаточно настрадался за ее смерть, Джулиан. — Повисло тяжелое молчание. — Как здесь красиво!

Он покачал головой, не соглашаясь с ней. Джулиан не мог видеть эту пасторальную красоту; у него перед глазами стояли дождь, безжизненное тело Каролины и кровь на ее светлых волосах. Он горько улыбнулся:

— Прелестно.

— Ты сердишься на меня?

Он рассмеялся резко, цинично. Да, он сердится на нее. За то, что она принуждает его вновь и вновь переживать прошлое. Даже сейчас он боялся и ненавидел это проклятое место так же сильно, как и четыре года назад. А может, еще сильнее.

Джулиан провел рукой по лицу. Нащупав шрам, он вспомнил, как заработал на полях сражений в Испании свои раны. Он сполна настрадался за свои грехи. И телом, и душой. Тело его сейчас исцеляется, а душа? Он вернулся домой именно затем, чтобы встретиться с прошлым, но почему-то боялся, трусливо избегал этих развалин. Избегал всего, что связано с прошлым. И если бы не настойчивость его упрямой жены, он никогда не приехал бы сюда. Джулиан заставил себя открыть глаза и еще раз посмотреть на руины.

— Ну что, уже не так ужасно? — негромко спросила Блейз.

Джулиан медленно выдохнул. К его удивлению, действительно, стало не так ужасно. Холодок все еще охватывал спину при виде этой развалившейся стены, но образ Каролины, бездыханно лежащей у подножия, уже не казался столь явственным и ощутимым.

Оторвав взгляд от развалин, Джулиан посмотрел на Блейз.

— Отлично, пять минут прошли. Можно ехать.

— А я думала, мы перекусим здесь.

— Здесь… нет. — Голос его звучал решительно, но не так твердо, как мог бы.

— Джулиан, будет лучше, если мы задержимся здесь. Я надеюсь, приятные воспоминания вытеснят твои кошмары.

— Не дави на меня, Блейз. Я и так многое сделал сегодня. Возможно, в другой раз я смогу вернуться сюда и встретиться с духом Каролины, но предпочел бы, чтобы это произошло не сейчас.

Соглашаясь, Блейз сочувственно улыбнулась, обвила его шею руками и приблизила свои губы к его лицу.

— Ты очень сердишься?

— Чрезвычайно.

— Побьешь меня?

— Безжалостно.

— Ладно, но только после того, как мы займемся любовью.

Джулиан понял, что это тоже часть ее плана. Соблазнение — награда зато, что он мужественно выдержал эту встречу с прошлым. Он рассмеялся.

— Всего мгновение назад ты поклялась, что больше ни о чем не попросишь. А теперь хочешь, чтобы мы занялись любовью?

— Я не всегда говорю то, что думаю, Джулиан. Ты должен был уже понять это. Иногда я немного недоговариваю, чтобы добиться своего. Это, конечно, ужасно, признаю.

— Ах ты, возмутительная, гадкая…

— Так ты не хочешь заняться любовью?

На лице Блейз выразилось такое разочарование, что Джулиан снова улыбнулся, и на сей раз искренне.

— Конечно, хочу, плутовка, но не здесь.

Когда они займутся любовью, это будет не здесь, а в другом месте, с которым не связано никаких ужасных воспоминаний. Ведь на этом месте Каролина не только встретила свою смерть, здесь они с Винсентом Фостером предали его, именно здесь они встречались. Джулиан не хотел, чтобы эти воспоминания омрачали его чувства к Блейз.

Он поднял поводья и развернул коляску. Наводящие ужас руины остались позади, и Джулиан чувстврвал как с каждым ярдом напряжение отпускает его. Они отъехали на несколько миль и остановились в уединенном месте. Это была небольшая лужайка на берегу прозрачного ручья, покрытая шелковистой травой и окруженная ивами, уже сбросившими листву.

Джулиан вынул из коляски одеяла и расстелил их на траве, потом достал корзинку со снедью. Тем временем Блейз сняла шляпу и попыталась снять полуботиночки и чулки.

— А ты не замерзнешь? — спросил Джулиан, увидев, что она собирается сделать.

Она улыбнулась ему жеманной, чисто женской улыбкой.

— Надеюсь, ты меня согреешь.

— Надеюсь, что мне это удастся, — ответил он с чувственной улыбкой, располагаясь на одеялах и ожидая, что она незамедлительно присоединится к нему. Но к немалому его удивлению, Блейз высоко подняла юбки и ступила в ручей, дыхание у нее перехватило от холодной, как лед, воды.

— Джулиан, смотри, форель! Надо было взять удочки и наживку. Папа учил меня ловить рыбу, только мне не нравится насаживать червяка.

— Не сомневаюсь, ты уже распугала всю рыбу, разбойница.

Не спуская глаз с Блейз, Джулиан открыл флягу с вином и сделал большой глоток. Вино было сладковатым и пряным, с каким-то новым необычным вкусом, все его чувства вдруг словно пробудились от глубокого сна. Он снова начал замечать удивительные мелочи: тонкий аромат смятой травы, воркование лесных голубей, журчание ручья, необыкновенно звонкий смех Блейз. Воздух был прохладен, но солнце согревало. Его прозрачные золотые лучи бликами играли в черных шелковистых волосах Блейз.

Он рассмотрел все, словно впервые увидел небо и землю. День был на редкость ясный и прозрачный, свободный от ужаса прошлого. Впервые за четыре года воспоминания отступили.

А благодарить за это он должен свою прелестницу. Завтра, возможно, чувство вины вернется, но сейчас, в этот редкий волшебный миг, он остро ощутил, что жив, чтo способен насладиться простыми радостями жизни, этим великолепным осенним днем.

Он лежал на спине и ждал, когда Блейз присоединится к нему. Страстное желание охватило его, вспомнились неистовые звуки цыганских скрипок.

Весело смеясь, Блейз выбежала из холодной воды. Добравшись до одеял, она упала на колени рядом с Джулианом. Он с трудом сдерживал сжигающее его желание. Приподнявшись на локте, он привлек Блейз к себе и припал к ее губам. Язык его вместе с пряным вкусом вина ворвался к ней в рот, ясно говоря о его намерении, о его потребности.

71
{"b":"8164","o":1}