ЛитМир - Электронная Библиотека

Каро оттолкнулась, встала и, открыв дверь, исчезла.

Макс остался лежать, пытаясь осознать, что произошло. Он почти взял Каро силой. И когда целовал ее, думал лишь о том, как бы обернуть ее длинные стройные ноги вокруг своей талии и врезаться в нее, быстро и глубоко. Его желание было таким отчаянным, что он вполне мог бы взять ее прямо здесь!

Ад и дьяволы его! Ему нет прощения! Так постыдно потерять голову! Да, его желание подогревалось долгим воздержанием. Неделями пребывания рядом с ней и невозможностью даже коснуться…

В этот момент его щеку обдало теплым дыханием. Макс растерянно встрепенулся и, громко выругавшись, уставился в глаза старой кобылы, нежно облизывавшей его лицо, то ли из симпатии, то ли из любопытства.

Не зная, смеяться или жаловаться, Макс перевернулся, вскочил и тут же поморщился от ноющей боли в восставшей плоти. Вряд ли он ожидал такой исход, когда поддался жгучей потребности поцеловать Каро.

Но он был преисполнен решимости продолжать битву. Хотя, возможно, сейчас лучшим тактическим приемом будет отступить и заново собрать рассеявшиеся войска.

Глава 6

Поскольку Каро обещала ввести его в здешнее общество, Макс не удивился, когда на следующее утро начались визиты. Аристократы и дворяне со всего острова, в основном англичане, испанцы и несколько французов, прибывали познакомиться с прославленным героем по одному, по двое или целыми компаниями. Визитеры предлагали самые различные развлечения: пострелять, прогуляться верхом, поохотиться на лис, поужинать и, главное, побывать в их домах, встретиться с семьями.

Только сообразив, что у многих джентльменов имеются дочери на выданье, Макс заподозрил, что за интригу задумала Каро. Очевидно, она пыталась отвлечь его внимание от своей персоны, затеяв кампанию, целью которой было сделать его любимцем незамужних дам острова. И первым шагом было познакомить Макса с гордыми папашами красавиц островитянок.

Днем, когда Каро везла его на встречу с сэром Гавейном Олуэном, Макс пожурил ее за коварство:

– В жизни не подумал бы, что ты способна на столь недостойные методы, ангел.

– О чем это вы? – деланно удивилась она.

– Думаю, вряд ли столь великодушное гостеприимство, исходящее от родителей незамужних дочерей, всего лишь простое совпадение. Ты, случайно, не собираешься сделать меня чем-то вроде брачного приза?

Каро равнодушно улыбнулась:

– Просто хочу, чтобы вы почувствовали себя на нашем острове как дома. Не можете же вы упрекать меня в том, что здешние родители или их незамужние дочери стремятся познакомиться с вами.

– Могу и буду! Ты прекрасно знаешь, что я приехал на Кирену отчасти для того, чтобы избежать расставленных на меня силков.

Ее улыбка стала еще шире.

– Не сомневаюсь, что охота, затеянная юными леди, пойдет вам на пользу. От вас же не требуется, в самом деле, жениться на одной из них.

Макс витиевато выругался.

– Не хотите заключить мир? – мило улыбнулась она.

– Ни за что на свете.

– Может, передумаете? Честно говоря, я имею весьма мало отношения к вашей популярности. Дело в том, что наши граждане желают принести вам дань уважения как герою войны.

– Бьюсь об заклад, ты из кожи вон лезла, чтобы расписать мои подвиги.

– Вовсе нет. И словом не обмолвилась. Дело в том, что все на Кирене знают о вас. Джон Йейтс вот уже много месяцев поет вам дифирамбы. Кстати, ему не терпится вас увидеть.

Макс мгновенно помрачнел.

– Это меня удивляет.

– Но почему? Вы же спасли ему жизнь, привезя сюда, на Кирену.

Макс поморщился.

– Наоборот. Это Йейтс спас мне жизнь на поле брани. И он не может забыть, что из-за меня потерял ногу!

– Он ни в чем вас не винит. В любом случае сегодня вы встретитесь в замке, поскольку он – секретарь сэра Гавейна.

– Знаю, – сухо обронил Макс, терзаемый давними угрызениями совести, и устремил глаза на видневшийся впереди замок, стараясь игнорировать растущее напряжение.

С борта корабля Макс уже успел разглядеть твердыню сэра Олуэна, но вблизи она оказалась еще более впечатляющей. Массивные стены были достаточно толсты, чтобы выдержать артиллерийский обстрел, а парапетные стены щетинились пушками, способными отразить самую яростную атаку.

Внутри воинственный дух ощущался менее сильно. По крайней мере так посчитал Макс, очутившись в парадном зале. Дорогие гобелены, шпалеры, ковры и дорогая мебель украшали гигантскую комнату, смягчая холод камня. И все же то тут, то там встречалось множество предметов былых времен: доспехи и оружие – мечи, булавы, щиты, так что Макс почти чувствовал, что перенесся в прошлое.

Во всяком случае, члены рыцарского ордена чувствовали бы здесь себя как дома!

Но тут в комнате появился молодой человек, ковыляющий на деревянной ноге. Джон Йейтс сильно похудел с тех пор, как служил под командованием Макса, но, несмотря ни на что, его лицо так и светилось здоровьем, а улыбка была искренней и радостной.

Джон откинул со лба прядь светлых волос и энергично потряс руку Макса.

– Не представляете, как я счастлив снова видеть вас, сэр. Я так и не успел поблагодарить вас за спасение моей жизни!

Макс почувствовал, как напряжение немного его отпустило. В голосе человека, который стал калекой по его вине, не было ни капли горечи.

– Но ты поблагодарил меня, друг мой, – серьезно ответил Макс, – бесчисленное количество раз, когда метался в бреду. И не знаю, чем отплатить тебе за твой подвиг, ибо, если бы не ты, я уже гнил бы в испанской земле.

Йейтс смущенно вспыхнул и поспешил приветствовать Каро, погладив ее по щеке, после чего снова обратился к Максу:

– Прошу вас следовать за мной, майор. Сэр Гавейн ждет вас.

Он провел их по каменному коридору в большую уютную комнату, очевидно, служившую кабинетом баронета. Повсюду, включая огромный письменный стол, за которым работал пожилой джентльмен, были раскиданы бумаги и карты. При виде гостей сэр Олуэн немедленно поднялся. Высокий, стройный, с хмурым лицом, он отличался необыкновенно проницательным взглядом светло-голубых глаз, которые, казалось, не упускали ничего. Морщинистое лицо выглядело усталым, словно огромная ноша давила на его плечи. Макс заметил также, что он слегка хромает.

Приветствие сэра Гавейна было сердечным и искренним.

– Простите, что не смог принять вас раньше, мистер Лейтон, но события во Франции потребовали моего внимания.

Йейтс незаметно вышел, а сэр Гавейн предложил гостям садиться.

– Вы заинтересовали меня, еще когда привезли сюда Джона, – продолжал сэр Гавейн, – и с тех пор я внимательно следил за вашей военной карьерой. Вы считались блестящим командиром, применяли весьма нестандартные тактические методы и имели репутацию победителя. Рекомендательное письмо Кристофера Торна не содержит ничего, кроме наивысших похвал.

– Торн, вне всякого сомнения, преувеличил мои деяния, – заметил Макс, по мнению Каро, с неуместной скромностью. Она видела, что сэр Гавейн не сводит с него взгляда.

– Это весьма спорно. Но я был рад слышать, что вы предложили свои услуги советника на случай, если нам придется спасать леди Изабеллу. Насколько я понял, у вас имеется опыт освобождения пленных солдат.

– Да, и весьма обширный, – кивнул Макс.

– И вы сумеете составить план действий?

– Сделаю все, что смогу. Ключ к успеху – точная разведка, необходимые ресурсы, тщательные приготовления. Если вы сумеете позаботиться о первых двух пунктах, я постараюсь составить план, имеющий все шансы на успех.

– Сейчас мы всячески пытаемся раздобыть нужные сведения. И я думаю, что удастся собрать все ресурсы. Заверяю, мистер Лейтон, я намереваюсь привезти леди Изабеллу домой живой и здоровой. Ее отец был моим дорогим другом, и, когда его вынудили уехать в ссылку, я пообещал ему убежище. И этот обет распространяется на его семью.

– Повторяю, сделаю все, что смогу.

– Я это знаю. – Баронет поколебался. – Откровенно говоря, человек ваших талантов был бы незаменим в нашей организации. Мы хотели бы видеть вас постоянным членом.

27
{"b":"8165","o":1}