ЛитМир - Электронная Библиотека

– Танцевать не сложнее, чем стоять перед противником со шпагой в руках. И большинство людей посчитали бы танцы куда менее опасным занятием. А теперь иди сюда, я поучу тебя вальсировать.

– Не боитесь снова очутиться на земле? – насмешливо спросила Каро.

Но Макс понял, что она защищается шутками, как щитом, и это показалось ему трогательным.

– Ну уж нет, на этот раз я буду начеку. Повторяй за мной и не упускай ни единого движения. – Легко сжав ее руки, он показал ей па и ритм.

Из зала доносились слабые звуки музыки, и Каро обнаружила, что с удивительной легкостью следует за Максом, пока он отсчитывает такт: раз-два-три, раз-два-три… – перемежая счет нежными словами одобрения.

Наконец он привлек ее к себе.

– Закрой глаза, ангел, и просто почувствуй.

Она повиновалась, позволив мелодичной музыке обтекать ее, плывя вместе с ней, и через несколько секунд они двигались как единое целое.

Каро не могла этому поверить. И все же отдалась ею объятиям, исполненная странного смешения эмоций: восторга, радости и благодарности. Она всегда хотела чувствовать себя грациозной, танцевать, как другие женщины, и Максу каким-то образом удалось превратить ее в лебедя.

Она прерывисто вздохнула. Второй раз в жизни этот человек заставляет ее почувствовать себя красавицей. Желанной. Единственной…

Ей казалось, что она движется словно в чувственном сне.

Гораздо позже она смутно осознала, что Макс замедлил шаг и отстранился, полузакрытыми глазами изучая ее.

Они наконец остановились, и неожиданно ночь ожила, наполнившись звуками и ощущениями.

Их взгляды скрестились: ее – серый опал, его – синий сапфир.

– Я хочу поцеловать тебя, – тихо предупредил он.

Каро оцепенела. Он словно гипнотизировал ее, держа в кольце своих объятий. Она ощущала жар его тела, чувствовала, как набухают и напрягаются ее груди. Против всех логических соображений она жаждала его поцелуя.

Он с мучительной нежностью привлек ее к себе. Его сексуальное возбуждение было очевидным, да и Каро была не в силах подавить внезапную сладостную боль между бедрами. Его руки властно обвили ее шею, заставив вспомнить другую магическую ночь, серебряный свет луны, шепот океанских волн, невероятную чувственность этого мужчины…

Но тут Макс сжал ладонями ее лицо, запрокидывая ее голову, чуть касаясь губами губ. Каро продолжала смотреть на него, трепеща от сознания, что он желает ее, и ее одну. И видела только точеные черты идеального лица… видела, пока его губы не прижались к ее губам, мягкая плоть к мягкой плоти.

Она тихо вздохнула. Сейчас у нее не было ни единой мысли о сопротивлении. И вообще никаких мыслей. Только чувства.

Его поцелуй был неспешным, интимным познанием ее рта. И предательский жар желания медленно копился в ней. Однако нечто вроде слабого протеста сорвалось с губ, когда она осознала, к чему все это ведет. Слишком она истосковалась, слишком изголодалась по нему. И Макс пробудил неистовство r ее крови.

Охнув, она попыталась отстраниться, но он не дал.

– Чего ты боишься? – рассердился наконец он. – Что я коснусь тебя вот так? – Он намеренно грубо сжал ее грудь. – Что отведаю тебя на вкус?

Каро едва не застонала, когда его губы нашли ее горячую раскрасневшуюся щеку.

Яростные ощущения пронзали ее, пока он гладил ее, ласкал, осыпал поцелуями.

– Я способен думать только о том, как окажусь в тебе, – признался он.

Она тоже могла думать только об этом. Ее тело ожило. Мощные порывы сотрясали Каро, плотские желания, заставлявшие пульсировать соски, ловить ртом воздух. Ослабевшие ноги едва ее держали.

На этот раз ей удалось освободиться, толкнув его в грудь. Каро дрожащей рукой оперлась о парапет, отводя глаза, борясь с волной возбуждения, захлестнувшей ее. О, как она хотела отречься от этого безумного голода! Макс так легко мог заставить ее дрожать от нетерпения, потерять самообладание, забыть обо всем. Он так опасен… итак восхитителен! Медовая нежность его поцелуя заполнила глубокую, так долго скрываемую пустоту, существование которой она отказывалась признавать…

И тут она сделала ошибку, снова взглянув на него. Оказалось, что он держал ее в плену одним только взглядом.

– Чего ты хочешь от меня? – хрипло прошептала она.

– Все, что ты можешь дать, – ответил он так же хрипло. Не дождавшись ответа, он легко коснулся горячими пальцами ее горла.

– Ты хочешь того же, но по каким-то непонятным причинам отказываешь самой себе в удовлетворении своих желаний.

Каро прислонилась к каменной стене, чувствуя, что балансирует на краю пропасти. Тысяча аргументов теснились в голове, но она продолжала молчать.

Слишком хорошо она знала, чем кончится очередная интимная связь с Максом. Нет, лучше держаться на безопасном расстоянии!

Но вынесет ли она, если он действительно уйдет к другой женщине? Будет ласкать прекрасную соперницу, когда в действительности она хотела, чтобы он выбрал ее?!

И что плохого в том, если она прекратит сопротивление? Будь здесь Изабелла, она первая посоветовала бы подруге испить чашу наслаждений до дна!

Разве так уж дурно хотеть Макса? Утолить свои желания, почувствовать себя снова женщиной, любимой и лелеемой? Хотя бы ненадолго покончить с одиночеством? Еще раз отдаться его ласкам?

Ей так не хватало физического тепла. Его тепла. И он предлагал ей это тепло.

Кроме того, это, вероятно, ее последний шанс испытать истинную страсть. Эти воспоминания будут согревать ее все холодные бесплодные годы, которые ждут впереди.

И Каро поняла, что она может дать единственный ответ.

Однако они не могут бесстыдно утолять свою страсть на балу.

– Не здесь, – пробормотала она, умоляюще глядя на него. – Только не здесь.

– Но где же? – допытывался он, сжимая ее руки. – На этот раз я бы предпочел настоящую постель, а не жесткие камни развалин.

Каро потерла виски, пытаясь придумать, что делать. Они могут где-то встретиться… но на ум ничего не приходило.

И в любом случае она должна вернуться домой со своей компаньонкой, сеньорой Падильо. Но сеньора засыпает сразу и спит крепко, а немногие слуги давно разбрелись по постелям. Они не удивятся, услышав странный шум из ее комнаты, ибо хозяйка приходила и уходила в самые поздние часы. Если Макс придет к ней в спальню, она сумеет скрыть его присутствие от любопытных глаз при условии, что он уйдет до рассвета.

– Мой дом, – тихо сказала она. – После бала. На юго-восточном углу найдете лестницу, которая ведет на галерею под моей спальней. Я оставлю дверь незапертой.

Глава 8

Сегодняшняя ночь, как и прежняя, несла в себе обещание страсти, пропитанной лунным светом.

Дрожавшая от предвкушения Каро сидела за туалетным столиком и, стараясь успокоить разгулявшиеся нервы, медленно расчесывала волосы. Она в жизни не предполагала, что будет ждать любовника в собственной спальне!

Каро потушила все лампы, но оставила шторы раздвинутыми. Комната была залита белым светом, и в тишине слышалось только биение ее сердца.

Неужели то же самое испытывает невеста в брачную ночь?

Каро оглянулась на кровать, в которой спала еще ребенком. Белые прозрачные занавеси свисали с кроватных столбиков, простыни были зазывно откинугы: соблазнительная и в то же время невинная обстановка.

Как она ни была возбуждена, непонятное сожаление тревожило душу. Возможно, это подобие брачной ночи – единственное, которое ей вообще доведется пережить. И она хотела, чтобы все было идеальным.

Она не сомневалась, что каждое мгновение этой ночи будет незабываемым. Нежность и пылкость Макса помогут в этом.

Его шаги были так бесшумны, что она узнала о его приходе, только когда увидела стоявшего за спиной Макса. И, тихо ахнув, уронила щетку из ослабевших пальцев и поднялась на дрожащих ногах. Но вместо того, чтобы призвать на помощь здравый смысл и чувство самосохранения, она окончательно потеряла голову и способность мыслить.

32
{"b":"8165","o":1}