ЛитМир - Электронная Библиотека

Внутри у Каро что-то бешено затрепетало.

Почти касаясь ее губ своими, он еще крепче стиснул руки и прижал ее бедра к твердой набухшей плоти своего мужского достоинства, позволяя почувствовать, как сильно он возбужден.

Она не раз видела, как спариваются животные, так что физическая сторона отношений мужчины и женщины в принципе была ей понятна. А ее лучшая подруга Изабелла частенько делилась с ней откровенными историями о жарких ночах, проведенных с бесчисленными любовниками.

Но ничто не подготовило Каро к реальности отношений с этим человеком, к ощущению его плоти, красноречиво говорившей о его мужских потребностях. К жарким, бесстыдным эмоциям, омывавшим ее беспомощное тело.

Его теплое дыхание легким ветерком обласкало ее губы.

– Я хочу тебя.

Неистово чувственное признание застало ее врасплох. До этого момента ни один мужчина не говорил ей ничего подобного. Он достаточно ясно выразил свое желание… и все же она вообразила, что поняла истинный смысл его слов: он жаждал от нее физического утешения. Хотел почувствовать жизнь, а не смерть, и страсть – наиболее яркое выражение жизни. И Макс Лейтон, вне всякого сомнения, отреагировал бы точно так же на любое теплое женское тело. Но даже если это и так, Каро не могла отрицать ответного желания, которое пробудили в ней его слова.

И в эту минуту их губы слились. Его поцелуй был одновременно грубым и нежным, требовательным и отчаянным, выражавшим мучительную потребность, особенно когда его язык настойчиво скользнул в ее рот, окончательно лишив способности дышать.

Нетерпеливый звук вырвался из ее горла, и ее пальцы сами собой впились в тугие мышцы его плеч. Этот исступленный, почти безумный поцелуй был первым в ее жизни.

Прошло несколько долгих минут, прежде чем он со стоном оторвался от нее, закрыл глаза и прижался лбом к ее лбу, словно пытаясь взять себя в руки.

– Тебе следовало бы остановить меня, пока это не зашло слишком далеко, – хрипло выдавил он.

Сбитая с толку и совершенно озадаченная, Каро покачала головой.

– Я… не хочу, чтобы ты останавливался, – дрожащим голосом попросила она.

Ее непослушное сердце отстучало несколько ударов, затем он отстранился и испытующе взглянул на нее.

– Чего ты хочешь, ангел? Скажи.

Она не успела оглянуться, как груди легли в его ладони, словно в две чаши. Большие пальцы прижались к соскам, превратившимся в два крошечных камешка.

Огненная молния прострелила ее, и Каро с трудом сдержала инстинктивную мольбу. То, что она в действительности хотела, было скандальным! Развратным! Бесстыдным! Потому что она хотела его. Хотела, чтобы он обнимал ее. Прикасался. Показал, что такое настоящее наслаждение.

Что, если она отдастся ему? – настойчиво твердил внутренний голос. После сегодняшней ночи она больше не увидит Макса Лейтона. Возвратившись в полк, он вряд ли найдет еще одну причину снова приехать на остров. И его могут убить…

При мысли о том, что этот сильный, мужественный человек ежечасно рискует своей жизнью, у нее едва не разорвалось сердце. Но это только усилило ее решимость. Скорее всего, это его последняя ночь страсти. И ее тоже.

Она хотела стать женщиной. И не могла больше скрывать этого желания даже от себя самой. Оно словно огонь сжигало ее душу. Но каким бы абсурдным это ни казалось, она не могла заставить себя быть откровенной. Смело открыть свои мечты. Много раз в роли «хранителя» она сталкивалась с опасностью и интригами, но сейчас испытывала странную неловкость и умирала от застенчивости. Она могла только намекнуть… и надеяться, что он поймет.

– Я… не настолько опытна, как ты считаешь. Он мгновенно насторожился.

– Ты никогда не была с мужчиной?

– Честно говоря, нет.

И снова между ними воцарилось молчание. Лунный свет играл на его точеных чертах, и она невольно любовалась им, ожидая ответа. Вода лизала ее груди, просачивалась между ног, еще более обостряя чувствительность женской плоти, пробуждая дремлющие желания, заставляя остро ощущать сосущую боль.

– Тогда тебе лучше уйти, – холодно, почти резко выдавил он.

– Я хочу остаться, – едва слышно возразила она. – Пожалуйста… я хочу узнать истинную страсть. Ты мне покажешь?

Его колебание длилось целую вечность.

– Меня нужно пристрелить хотя бы за то, что я раздумываю над твоим предложением.

– Пожалуйста, Макс…

Нежность разительно преобразила его застывшее лицо.

– Ты уверена?

Она еще в жизни не была так уверена.

Сегодня ей, наконец, предстоит узнать тайну отношений между мужчиной и женщиной. Она сможет отдаться самым потаенным своим желаниям. Сможет быть алчной, неистовой и женственной, бесстыдной и буйной.

Она почти не сомневалась, что любовь этого человека вознесет ее на седьмое небо. И совсем не сомневалась, что будет лелеять эти воспоминания до конца дней своих.

Вместо ответа она протянула руку, чтобы коснуться его худой щеки.

– Знаю, иногда это больно… так что, пожалуйста… будь нежен.

– Могла бы и не просить.

Он и был нежен. Невероятно нежен. Она ощущала его железную волю и стальное самообладание, когда он осыпал ее поцелуями, легкими, как крылья бабочек, едва прикасаясь к губам, подбородку, шее. Все еще не отрывая от нее губ, он приподнял Каро, развел ее ноги, так что они оказались по обе стороны его мускулистых бедер, спустил с плеч лиф сорочки, и ее голые трепещущие груди вырвались на волю.

Каро сжалась, боясь, что он будет разочарован видом ее нагого тела, но огонь в его глазах разгорался все ярче. Он словно пожирал взглядом ее мокрую блестящую плоть. И под этим откровенным взглядом ее щеки запылали еще ярче. Руки, гладившие ее упругие холмики, казались раскаленными.

Макс не торопился, лаская ее нежно, медленно, и она забыла о своих страхах. Забыла обо всем. И понимала только, что он исполнен решимости возбудить ее так же сильно, как она, сама того не сознавая, возбудила его.

Каждое его движение было непередаваемо чувственным. И все же Каро оказалась не готовой к взрыву ощущений, когда он нагнулся, чтобы взять губами горошинку соска, и стал сосать. Каро задохнулась и закрыла глаза, охваченная жаром, а внизу живота и между бедрами разливалась почти невыносимая боль.

Целую вечность его язык и губы возбуждали ее. Искушали, обольщали, опьяняли, посылая мириады ощущений в каждый нерв ее тела. Его руки так же неспешно стали гладить ее спину, обводя изгибы бедер, ягодицы, мяли упругие полушария.

Ее голова бессильно откинулась, из груди вырвался тихий вздох наслаждения. Наконец его губы оставили ее груди и провели пылающую дорожку по ее горлу.

– Ты этого хотела? – горячо выдохнул он и, не дожидаясь ответа, схватился за подол ее сорочки и проворно стянул истекающий водой предмет одежды через голову, оставив Каро совершенно обнаженной. Его глаза стали еще темнее: очевидно, он был заворожен и потрясен столь соблазнительным зрелищем.

Но сама Каро понимала, что всему причиной магия ночи. Обольстительная чувственность, пронизавшая самый воздух острова, усиливала его голод. Только сейчас причина была ей безразлична. Потому что тот же голод пожирал и ее. Под его взглядом она чувствовала, что прекрасна.

Сонная, пьянящая истома охватила ее, когда его руки снова скользнули по ее телу в чувственной ласке. Его ладонь медленно провела по ее бедру, скользнула к животу и ниже, к завиткам у развилки ее бедер. И когда отыскала самую нежную и чувствительную часть ее тела, Каро затрепетала.

Он стал ласкать едва заметный бугорок. Один палец проник внутрь, заставив ее громко охнуть.

Игнорируя ее инстинктивные протесты, он продолжал возбуждать ее… дерзкие пальцы проникали все дальше… медлили… задерживались… отстранялись, только чтобы начать все снова.

И с каждым его движением желание все сильнее кружило голову, заставляя забыть про стыд, наполняя мучительным томлением. Каро отчаянно выгнулась, пытаясь коснуться ноющими грудями его груди.

– Полегче, – пробормотал он, но в гортанном голосе слышались удовлетворенные нотки.

4
{"b":"8165","o":1}