ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пока нет других известий, придется предположить, что леди Изабелла содержится в крепости вождя, – заключил он. – И наша главная цель – найти способ проникновения в эту крепость. Вторая задача – благополучно вывести оттуда леди Изабеллу и без потерь покинуть Берберию. При разработке тактики я следую трем основным принципам: план должен быть возможно более прост, а если что-то пойдет не так, будьте готовы быстро перестроиться. И третье: план отступления должен быть продуман так же тщательно, как и первые два. И прежде, чем приступить к разработке, нужно хорошо понять, какие трудности нас ожидают.

Столпившись вокруг стола, они нагнулись над картой Алжира. Один из «хранителей», хорошо знавший страну, описал местность к юго-востоку от Алжира как чрезвычайно опасную. Два мучительных дня путешествия по бесплодной пустыне, потом несколько предательских горных перевалов, прежде чем впереди покажется крепость берберского вождя. Кроме того, незнакомые обычаи и культура чужой страны еще больше усложняют их задачу, тем более что берберы считались самыми свирепыми воинами в Африке.

– Пытаться взять штурмом крепость было бы самоубийством, – констатировал наконец Макс. – Поэтому нужно придумать подходящую уловку, чтобы туда проникнуть.

– Но не проще ли, – спросил Йейтс, – купить Изабеллу у ее нынешнего хозяина?

Сэр Гавейн покачал головой:

– Нельзя выкладывать сразу все козыри. Это огромный риск. Если вождь откажется ее продать, задача спасения Изабеллы станет еще более опасной, потому что они тотчас поймут нашу цель и будут начеку. Мистер Лейтон, что предлагаете вы?

– Подкуп всех, от кого зависит впустить нас в крепость.

– Но чего может желать берберский воин настолько сильно, чтобы забыть о своих Подозрениях и распахнуть ворота? – удивилась Каро.

– Оружие! – догадался Райдер. – Особенно винтовки. На свете не найдется бербера, который не заплатил бы целого состояния за карабин последней модели!

– Значит, мы пошлем кого-то продавать оружие, – размышлял Йейтс. – Но кого? Хокхерста?

– Только не Хока, – Покачал головой Райдер. – Он слишком хорошо известен в Берберии, и, когда вернется в следующий раз, у него могут быть неприятности. Нам необходим совершенно незнакомый человек.

– Готов выступить в роли продавца, – вызвался Макс.

– Но вам нужна веская причина, чтобы обратиться к вождю.

– Может, назваться охотником, которому не терпится загнать самого опасного зверя?

– Льва?

Специалист по Берберии кивнул:

– Эта горная область Берберии – главное место обитания львов, и там действительно много охотников.

– Но что будет после того, как вы войдете в крепость? – допытывался Йейтс. – Мужчину никогда не допустят в гарем шейха.

– Зато допустят меня! – объявила Каро. – Это я должна найти Изабеллу и определить, как лучше вытащить ее оттуда.

Встретив ее взгляд, Макс нерешительно кивнул. Ему страшно было подумать о том, какому риску подвергается Каро, но она единственная, кто может проникнуть в гарем.

– Полагаю, вам стоит назваться моей рабыней.

– Рабыней? – ахнула Каро, вскинув брови.

– Это вполне правдоподобно и объясняет ваше присутствие. Под каким предлогом женщина может затесаться в охотничью компанию? Правда, вам придется вначале брать уроки покорности.

Серые глаза на мгновение загорелись, прежде чем на губах заиграла невольная улыбка.

– Думаете, кто-то поверит столь очевидному притворству?

Макс сдержанно улыбнулся в ответ.

– Ну почему же? Если практиковаться очень старательно…

– А какая роль предназначена мне? – вмешался Райдер.

Макс усилием воли заставил себя вернуться к действительности.

– Вы – главный взрывник. Понадобитесь, чтобы отвлечь хозяина крепости при отходе. Возможно, придется взорвать несколько пороховых зарядов, чтобы прикрыть отступление на случай преследования.

– То есть если придется пробиваться силой?

– Да.

Сэр Гавейн поморщился:

– Я бы предпочел, чтобы вы выполнили миссию, не пытаясь убить или ранить невинных людей. Единственное преступление вождя заключается в том, что он купил рабыню. Разве из-за этого стоит терять жизнь?

– Вы совершенно правы, – кивнул Макс. – Крепость наверняка хорошо охраняется. Если найти способ обезвредить стражу…

– Возможно, сонное зелье в вине – лучшее средство, – предложил Верра.

– Берберы крайне редко пьют вино, – вмешался специалист по Берберии, – хотя любят инжирную водку. Они не так религиозны, как арабы, но все же придерживаются мусульманской веры, которая запрещает алкоголь.

– Тогда можно подбавить зелье в воду или еду.

– Каро, – спросил сэр Гавейн, – можете ли вы сделать снотворное, которое не причинит берберам особого вреда?

– Разумеется, смогу.

– Если к тому же сумеем вывести из строя их лошадей, – добавил Макс, – погони вообще не будет.

– В таком случае я назовусь вашим грумом, – предложил Верра, – чтобы получить доступ в конюшни вождя.

– Верно! – кивнул Райдер.

– Пожалуй, этот план сработает. Значит, Лейтон – охотник на львов, а Каро и Верра – его слуги.

– А я немедленно отправлю письмо Торну с требованием приобрести лошадей, палатки и нужное снаряжение для богатого британского джентльмена на отдыхе, – объявил Йейтс.

– А я позабочусь о ружьях и порохе, – пообещал Райдер.

– Итак, предварительный план у нас есть, – постановил Макс. – Детали обговорим при встрече с Торном и Хоком в Алжире.

Морщины на лбу сэра Гавейна разгладились. На губах появилась одобрительная улыбка.

Макс оглядел собравшихся, замечая согласие, удовлетворение и даже готовность к действию. В глазах Каро сияла надежда.

– Значит, договорились, – торжественно объявил сэр Гавейн. – Остается только точно узнать, где находится леди Изабелла, и можно отплывать в Берберию.

Заходящее солнце превратило поверхность озера в бронзовое зеркало. Ожидая Каро, Макс любовался необычным цветом воды. Он подобрал камешек и швырнул на середину озера, наблюдая, как медленно расходятся пламенеющие круги. Слабая улыбка появилась на его губах при мысли о том, что он бросает камешки, а не ножи. Только сейчас он сообразил, что уже давно не брался за нож Филиппа.

Блаженные минуты забытья, которые он делил с Каро, и сам грот, казалось, имели на него целительное воздействие. Даже в отсутствие Каро Макса часто неудержимо тянуло сюда. И каждый раз на душе становилось немного легче.

Впервые за долгое, долгое время он сумел заметить окружающую его красоту. Чувствовал, как душа, онемевшая после долгих лет войны, потихоньку возвращается к жизни, как тянущая боль внутри постепенно проходит. Ночные кошмары тоже почти исчезли. Только однажды он проснулся с криком и в поту, сопротивляясь сомкнувшейся над ним темноте, но все продолжалось не так долго, как в прошлом. А когда он закрыл глаза, Каро взяла его руку и повела с поля битвы.

Он будет всегда преклоняться перед ней за то, что не побоялась сразиться с его демонами. Иногда ей удавалось убедить его открыто говорить о вещах, которые Макс до сих пор предпочитал держать в тайне. Исповедаться в его мрачных секретах. Благодаря ей он снова ожил. Наконец он смог примириться с собой и даже позволял себе вспоминать о самых лучших моментах дружбы с Филиппом.

Он не видел Каро со дня их совещания в замке. А пока старался не думать о «хранителях» и их приглашении вступить в орден.

Он не хотел огорчать Каро, но не мог дать ответ прямо сейчас. Не мог заставить себя сделать столь серьезный шаг. Разумеется, спасение жизней и борьба с тиранией – все это очень благородно. И он был не в силах подавить свою инстинктивную потребность убить дракона и сражаться со злом ради Каро. Но способен ли он посвятить себя делу «хранителей» так же беззаветно, как сама Каро? Кто знает?

Он видел, как крепка их дружба, как нерушимо товарищество. То же самое братство, которое существовало между ним и его однополчанами. Между ним и Филиппом. Он не был уверен, что сможет снова вынести подобную боль. Если он станет частью этого братства… вдруг ему снова придется наблюдать, как умирают его друзья?! На такой риск он пойти не мог.

46
{"b":"8165","o":1}