ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но дом Сафула, похоже, окружен стеной, – заметила она.

– Так оно и есть. Видите дворик в юго-восточном углу? В этом месте стену легко перепрыгнуть. Лейтон поведет вас и Изабеллу к конюшне, где будет ждать Верра с лошадьми, а тем временем… – Хок взглянул на Сантоса: – Вы, как слуга и одновременно грум Лейтона, выведете из строя лошадей, чтобы за нами не погнались. Каро, вы сказали Сантосу, что делать?

Она кивнула.

– Траву, которую я привезла, можно подсыпать в еду или воду. Зелье не причинит особого вреда, только слабость и вялость, которые пройдут через несколько часов.

– А за сколько времени оно подействует?

– За час-другой.

– Но ведь в крепости есть немало лошадей, которыми Сафул сможет воспользоваться для погони, – возразил Райдер.

– Вот поэтому вам нужно отвлечь Сафула, – пояснил Макс. – Его следует заманить подальше от дома и чем-то занять. Временно лишившись вождя, берберы вряд ли начнут сразу же преследовать нас.

– Под словом «отвлечь» вы подразумеваете взрыв?

– Совершенно верно, причем в самой дальней части крепости. Как глава племени, Сафул сочтет своим долгом расследовать происшествие. Если повезет, он и его воины будут настолько заняты, пытаясь определить, откуда исходит угроза, что мы сумеем незаметно проскользнуть в ворота.

– А дальше? – не унимался Райдер. – Меня не должны обнаружить после взрыва.

– Как только подпалите шнур, скорее бегите к воротам. Но прежде определите маршрут нашего побега, – добавил Макс.

Райдер кивнул.

– Ворота на ночь запираются, но охраны там не много. Я насчитал всего двух часовых. Райдер, вам надлежит обезвредить обоих и открыть ворота еще до того, как приметесь отвлекать вождя.

– Похоже, ночка будет веселой, – ухмыльнулся Райдер.

– Неужели у меня так и не будет шанса попасть в герои? – пожаловался Торн. – И это в таком роскошном спектакле!

«Хранители», хорошо знакомые с пристрастием Торна к опасным авантюрам, дружно рассмеялись. Только Хок коротко усмехнулся, но тут же стал серьезным.

– У вас будет немало возможностей проявить героизм, Торн, поскольку вы за это время свернете лагерь и будете ждать у ворот с полудюжиной людей и лошадью для Райдера.

К этой минуте Лейтон и Каро уже успеют пробраться к Изабелле. И поскольку вы будете хорошо вооружены, значит, на вас лежит задача прикрыть их отход и при необходимости вести ответный огонь.

– С большим удовольствием! – воскликнул Торн, хитро блестя глазами и, очевидно, предчувствуя хорошую драку.

– Но лишь при необходимости, – предостерегающе повторил Хок. – Сэр Гавейн не желает, чтобы мы убили Сафула или его людей без всяких на то оснований, поэтому стрелять будем, только если нет другого выхода.

– Разумеется.

– Потом вы все поскачете к северному перевалу, – продолжал Хок. – Я буду ждать на другой стороне со свежими лошадьми. На случай, если вас будут преследовать, я взорву пороховой заряд, достаточно большой, чтобы вызвать оползень и закрыть проход через горы.

Райдер, очевидно, удовлетворенный, медленно кивнул.

– Итак, есть ли у кого вопросы? – осведомился Макс. – Любые предложения по усовершенствованию нашего плана? Какие-то мысли насчет координации действий и последовательности событий?

Воцарилось молчание: вероятно, «хранители» взвешивали преимущества и недостатки плана.

Почувствовав взгляд Макса, Каро подняла глаза от карты, повернула к нему голову и увидела, что Макс хмурится.

Когда их взгляды скрестились, она пыталась понять, чем он недоволен, но синие глаза казались темными бездонными озерами.

И все же она отчетливо чувствовала, что он не совсем доволен планом.

…громоподобный взрыв… конский вопль… нестерпимая боль… не в силах подняться…

Скачущая впереди Каро разворачивает коня… возвращается к нему…

Протягивает руку… оглушительный треск винтовочного выстрела… ее лицо… кровь…

Каро опускается на колени…

Господи Боже, нет… пожалуйста… только не это… Макс, задыхаясь, вскочил и открыл глаза. Сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди.

Он ошеломленно огляделся, до сих пор не оправившись от ножевого удара паники.

В темном шатре было тихо, если не считать спокойного дыхания спящих «хранителей». И никаких следов Каро… да, она спит в женском шатре.

Он лег на спину, все еще дрожа от пережитого ужаса.

На этот раз видение было другим: не Филипп, а Каро вернулась, чтобы спасти его. Каро была убита у него на глазах.

Он видел, как она умирает. Наблюдал, как она пожертвовала жизнью ради него.

Господи Боже, нет…

Они свернули лагерь на рассвете следующего утра, чтобы часть путешествия проделать в самое прохладное время суток, но всего через несколько часов беспощадное солнце обрушилось на них. К полудню перед ними распростерлось бесконечное море желтовато-серого песка, накалявшегося под жарким лазурным небом.

Каро знала, что это всего лишь преддверие Сахары и лето давно кончилось, но палящая жара была почти невыносимой. Она была рада, что лицо замотано шарфом-лизамом и по крайней мере не сгорит на солнце и не обветрится.

Бесплодная местность, кое-где поросшая горькими солянками или саксаулом, казалась безжалостной и безжизненной, пока лошадь Каро едва не наступила на полузарывшуюся в песок змею. Напуганная кобыла с пронзительным ржанием взвилась на дыбы и в панике дернулась в сторону, сбросив всадницу. Каро с размаху упала на спину и на мгновение лишилась чувств.

Змея была небольшой, но свернулась всего в футе от девушки, глядя на нее блестящими черными пуговицами глаз и явно готовясь напасть.

Каро от страха потеряла способность двигаться и оцепенела. Даже топот копыт доносился словно издалека. Земля под ней вздрогнула, рядом с головой мелькнули копыта, сильные руки схватили ее, оторвали от земли и бросили поперек седла. Ошеломленная ударом, она во второй раз едва не задохнулась.

Тяжело дыша, она попыталась высвободиться, но инстинктивно узнала спасителя по знакомым ощущениям и стальным объятиям. Макс.

Изнемогая от облегчения и благодарности, она прислонилась к его груди. Он держал ее крепко, молча, унося от опасности. Змея, извиваясь, поползла под куст.

Подъехавшие «хранители» остановили лошадей и принялись забрасывать ее вопросами:

– Что здесь происходит?

– С вами все в порядке?

– Не ушиблись?

– Все хорошо, – заверила Каро, не привыкшая быть объектом таких забот и потому изнемогавшая от смущения. – Моя лошадь испугалась змеи. Но меня не укусили.

Торн, несколько успокоившись, обернулся к Максу:

– Так вот каким замысловатым маневрам учат в кавалерии!

– Впечатляюще, – заметил Райдер с восхищением.

Хок кивнул:

– Даже берберский воин не смог бы сделать лучше.

Макс проигнорировал их восхваления и усадил Каро на ее пугливую кобылку, а сам, продолжая мрачно хмуриться, не сказав ни слова, отъехал прочь. И не дал Каро ни единого шанса поблагодарить его как следует.

Остальные удивленно смотрели ему вслед.

Она поняла, что он по какой-то причине сердит на нее. Но почему? Что она сделала?

Только к вечеру у нее появилась возможность поговорить с ним.

Когда караван, уже в сумерках, добрался до Акбу, Каро немедленно поняла, почему оазис был желанным местом отдыха для усталых путников. Прохладная зеленая роща из перистых финиковых пальм возвышалась над зарослями олеандров, тамариндов и фисташек, отбрасывая благословенную тень и давая прохладу и покой.

Шумную деревню населяли арабы всех возможных племен, предлагая бесчисленные услуги и товары на продажу. Как только проводники раскинули лагерь на краю оазиса, путешественники смогли легко приобрести свежую провизию и пополнить драгоценный запас воды. Сегодня ужин был более изысканным, поскольку к кускусу прибавилась жареная баранина. Как и в прошлую ночь, «хранители» ужинали все вместе, в том же шатре. Только на этот раз громких разговоров не велось и люди в основном молчали, готовясь к завтрашнему утру, когда по-настоящему начнется выполнение их миссии.

52
{"b":"8165","o":1}