ЛитМир - Электронная Библиотека

Она сразу заметила свою подругу: лежа на диване, она тихим, мелодичным голосом наставляла по-французски группу молодых берберских женщин, рассевшихся вокруг нее на подушках.

Похоже, Изабелла, как всегда, правила бал, что было совсем неудивительно, поскольку она обладала необычайным обаянием, как магнитом притягивавшим людей, особенно мужчин. Полуиспанка-полуангличанка, Изабелла была знойной красавицей со смоляными волосами и черными сверкающими глазами. Несмотря на то что ей давно перевалило за сорок, выглядела она необычайно молодо. Очевидно, присущие ей жизнерадостность и легкий характер вкупе с поразительной прелестью черт и изящной фигурой не давали ей стареть.

Ничего не скажешь, если берберский вождь любит непокорных женщин, значит, ни за что не расстанется с Изабеллой.

Каро на секунду остановилась, упиваясь видом любимой подруги. Как ей ни хотелось подбежать к ней, обнять, следовало помнить об осторожности.

Как раз в этот момент Изабелла подняла глаза и вздрогнула, заметив Каро. Нужно сказать, что держалась она с изумительной стойкостью и как ни в чем не бывало продолжала свой рассказ, вызывая дружный смех женщин.

Каро с трудом отвела взгляд и последовала за служанкой в маленькую каморку, где умылась и привела себя в порядок, после чего с достойным всяческих похвал терпением выждала несколько бесконечных минут, прежде чем вернуться в общую комнату, где ее повели в угол и знаками велели сесть.

Каро послушно устроилась на подушках и приняла чашу с фруктовым соком, но при этом так волновалась, что даже не различила вкуса. Она медленно прихлебывала питье, притворяясь, что любуется маленьким фонтаном в центре комнаты. Немного погодя Изабелла грациозно поднялась, подошла к ней и, усевшись рядом, предложила Каро деревянную миску с инжиром, апельсинами и финиками. Каро вежливо кивнула и, очистив апельсин, попыталась проглотить дольку в ожидании, пока подруга заговорит первой.

– Безопаснее всего объясняться на испанском, – прошептала Изабелла, так что ее нельзя было расслышать за журчанием воды и болтовней женщин. – Кое-кто немного знает французский, и я развлекалась, обучая их.

– Они ничего не заподозрят, если увидят, что ты разговариваешь со мной?

– Нет. Все знают, как жадно я жду новостей из большого мира, и не посчитают странным, что я расспрашиваю тебя. У нас есть несколько минут наедине.

– Не представляешь, как я волновалась, – выдохнула Каро. – У тебя все хорошо?

– Еще как представляю, любовь моя, – задорно усмехнулась Изабелла, – потому что испытывала бы то же самое, случись такое с тобой. Возможно, теперь ты поймешь, как я страдаю каждый раз, когда ты отправляешься на очередное задание.

Каро не сочла нужным возразить, что это не одно и то же.

– Ты хорошо выглядишь, Изабелла. Как с тобой обращались?

– Прекрасно. Мне поклонялись, как принцессе, хотя и пленной. Я в превосходном здравии и сравнительно неплохом настроении, поскольку ни разу не усомнилась, что «хранители» придут за мной. Мало того, я решила воспользоваться случаем и считать свою неволю чем-то… вроде очередного приключения.

– А твой высокородный тюремщик, вождь Сафул?

– К счастью, он великодушен и добр, – загадочно усмехнулась Изабелла. – Не говоря уже о том, что любовник он изумительный. Должна признаться, что этой стороной своего заключения я насладилась в полной мере. И если бы мы встретились при других обстоятельствах, если бы наши культуры не были столь различны, я, может, и решилась бы выйти замуж в четвертый раз.

Каро мгновенно нахмурилась. Но глаза Изабеллы лукаво смеялись.

– Увы, у Сафула уже имеются две жены, а я не склонна делить своего мужчину с кем-то еще. Эти дамы, вне всякого сомнения, будут на седьмом небе, узнав о моем исчезновении. Насколько я поняла, вы здесь, чтобы меня спасти?

Настала очередь Каро улыбнуться.

– Надеюсь, ты не вообразила, будто мы прошли весь этот путь только затем, чтобы поохотиться? – фыркнула она, после чего наскоро изложила Изабелле их план. Часа в четыре утра они спокойно выскользнут из дома, чтобы избежать встречи с ранними пташками. Скроются на конюшне и будут ждать. За полчаса до рассвета должен раздаться взрыв, и тогда следует как можно скорее бежать к воротам. Солнце еще не успеет взойти, так что будет довольно темно, но к тому времени, как они доберутся до горного перевала, уже рассветет, и тогда можно будет идти дальше. Каро объяснила, что пробираться по столь предательской местности в темноте равно самоубийству.

К облегчению Каро, Изабелла не увидела никаких препятствий к осуществлению плана.

– А господин Сафул? – спросила Каро. – Есть ли шанс, что тебя сегодня позовут к нему в комнаты?

– Нет, пока у меня месячные. И даже если это случится, я все-таки обладаю немалой способностью убеждения. И вполне смогу вернуться к назначенному времени. – Она поджала губы и со вздохом заметила: – Честно говоря, мне будет не хватать Сафула. Возможно, я напишу ему записку и приглашу навестить меня на Кирене. Пусть прочитает после моего побега.

Каро с веселой иронией покачала головой. Впрочем, берберский вождь вполне способен отправиться на Кире ну за сбежавшей пленницей. Но сейчас ее больше волновали ближайшие двенадцать часов.

Они с Изабеллой обсудили детали более подробно, после чего Каро добавила:

– Надо, чтобы мои вещи принесли сюда. Там лежат все необходимые костюмы.

– Я позабочусь об этом, – заверила Изабелла. – У меня есть своя комната, и я потребую, чтобы тебя привели туда составить мне компанию. Кроме того, нужно хорошенько поесть на дорогу: мы должны без особого труда выдержать короткое путешествие по горам, тем более что неизвестно, когда нам в следующий раз удастся поесть как следует.

На этот раз Каро не выдержала и рассмеялась. Учитывая здоровый аппетит Изабеллы, чудо, что она до сих пор не походит на пухленькую курочку. Однако следующее замечание Беллы едва не заставило ее подавиться.

– А теперь расскажи мне о мистере Лейтоне, любовь моя, – внезапно выпалила она. Под проницательным взглядом подруги лицо Каро побагровело. Пришлось срочно осушить чашу, чтобы скрыть досаду. Очевидно, ее чувства к Максу были чересчур прозрачны.

– Тут нечего говорить, – солгала она. – Он просто близкий друг Торна и был приглашен стать постоянным членом ордена.

– Прекрасно, не буду допытываться, – хмыкнула Изабелла. – И мне очень хотелось бы познакомиться с этим человеком, способным заставить тебя краснеть, словно застенчивую девственницу.

На этот раз Каро действительно подавилась и долго надсадно кашляла.

Последние три дня были настоящим адом, заключил Макс, вертя в руках чашечку с крепким черным кофе, поданным в заключение ужина. И все же старался не слишком хмуриться чтобы не оскорбить хозяина.

Ужин был разнообразным и очень вкусным. Сначала подали густую чечевичную похлебку. За ней последовали жареные голуби с рисом, жареные, начиненные оливками цыплята, сочный пирог с мясом и, как обычно, кускус. Десертом служили ячменные лепешки с медом.

К счастью, Райдер старательно занимал беседой вождя. Макс был способен думать только о том, нашла ли Каро леди Изабеллу и удастся ли их план.

Если быть честным до конца, он вообще не мог думать ни о чем, кроме Каро. Она наполняла его мысли с самой минуты отплытия. Какая это пытка – быть рядом с ней и не иметь возможности прикоснуться! Он сгорал от желания и тосковал по сладости ее улыбки.

Ее отчуждение, разумеется, понятно. Он заслужил и ее разочарование, и гнев, позволив самым мрачным страхам управлять собой. Но что он мог поделать? Прошлой ночью ему приснился тот же кошмар, в котором Каро, пытавшуюся его спасти, безжалостно убивали. Он отчаянно прижимал к себе ее окровавленное тело, умоляя не умирать, не покидать его. А она все холодела… Тяжелая скорбь навалилась на него вместе с всепобеждающей яростью. Макс откинул голову и пронзительно завыл, смаргивая обжигающие слезы.

И сейчас, вспоминая зловещее видение, Макс покрывался холодным потом. Он всего лишь хотел защитить Каро, уберечь от беды. И вовсе не сомневался в ее храбрости, способностях или преданности. Он еще не встречал столь отважной, умной и благородной женщины. Но управлять судьбой ей не по силам.

55
{"b":"8165","o":1}