ЛитМир - Электронная Библиотека

Торн вошел в разгар непристойной сцены. И все же, каким бы хорошим другом он ни был, никак не мог заставить Макса жениться. Он сделал Каро предложение по собственной воле.

Но Каро отвергла его в самых недвусмысленных выражениях. И он не мог отрицать, что причины, заставившие ее сделать это, были достаточно вескими, особенно самая первая.

Горькая правда заключалась в том, что он вовсе не был уверен, хочет ли стать «хранителем». Разумеется, они нуждались в таком тактике, как он. И у Макса был истинный талант выигрывать схватки вроде той, в которой они участвовали в последний раз. А в их жизни таких схваток было немало. Но разве он обязан применять свое умение, служа их делу?

Да, нужно признать, цели у них достойные, и все они – люди честные и порядочные. Это не война. И они стараются не убивать людей. Не ведут в битву армии, сражаясь за собственное превосходство. Они предпочитали бороться против зла и защищать благородные идеи. Но при чем тут он? И какое отношение имеют их высокие устремления к его собственным обстоятельствам?

Макс невидящими глазами уставился на бурные лазоревые воды. Для него все сводилось к одному вопросу: сможет ли он жить в постоянном ужасе, боясь в любой момент потерять Каро, не зная, вернется ли она с задания живой.

Беда в том, что теперь он будет жить в аду независимо от того, вступит ли в орден. Если же уехать, ему не придется стать свидетелем трагедии. Но где бы он ни был, все равно не сможет забыть, что она каждую минуту рискует жизнью. Если же он станет «хранителем», по крайней мере попытается защитить ее. Но даже он не способен управлять судьбой.

Пробормотав ругательство, Макс запустил пальцы в волосы. Чертова дилемма заключается в том, что, пока Каро остается «хранителем», он никогда не избавится от страха.

А Каро считала свое служение жизненным призванием. Как он может убедить ее выйти из ордена? У него нет такого права, да он и не уверен, что хочет этого.

Но что же ему делать? Вернуться в Англию к безопасному, скучному, незаметному существованию?

И тогда какой же смысл будет иметь его жизнь? Сможет ли он прожить ее без Каро?

Он не хотел пустого, бессмысленного существования. Ему нужна цель. Будущее, которое заставит его с нетерпением ждать каждого нового дня. Нужны друзья, любовь, семья. Нужна радость.

Сколько лет у него не было этой радости?

До тех пор, пока в его судьбе не появилась Каро.

Она – его радость.

Он и представить не мог, что будет хотеть женщину так, как хотел Каро. Ни одна не заставляла его смеяться, грустить, трепетать от малейшей ласки… Если он решит покинуть Кирену, значит, никогда больше не встретится с ней. И тогда из его жизни уйдет озаряющий ее свет.

Может, он сумеет иногда посещать остров? Но он хотел большего, чем несколько краденых часов наедине с Каро. Хотел, чтобы она стала его женой. Возлюбленной, спутницей, второй половинкой. Навсегда.

А если он преодолеет ее возражения и убедит Каро выйти за него? Прежде всего, придется смириться с ее образом жизни. Понять неизбежность опасений за нее. Осознать то обстоятельство, что, как бы он ни хотел защитить и уберечь, все равно не сможет завернуть ее в вату.

Как можно погасить горящий в ней огонь, ее отважный, смелый дух, составляющий самую сущность этой женщины? Готовность рисковать жизнью за друзей – часть того, что делает ее особенной. И больше всего он любил ее храбрость…

Сердце Макса замерло. Любовь. Так вот что он испытывает к Каро! Раньше ему просто не с чем было сравнивать. Потому что до нее он не любил ни одну женщину. И теперь все сомнения исчезли. Он любит ее!

Резко повернувшись, Макс стал искать взглядом Каро. Женщины собрались на юте. Она тоже была там, беспокойно мерила шагами палубу, старательно избегая его взгляда, как делала все утро.

Изнемогая от нерешительности, Макс оперся спиной о поручень. Он до сих пор не верил своему открытию. Так и есть! Он действительно любит Каро! И дело не только в неистовом желании, которое он всегда ощущал при взгляде на нее. Он любил ее за мужество, благородство, силу и красоту души. Она завладела им.

И он хотел завладеть ею. Приковать ее к себе любыми возможными способами.

Он вспомнил их ночь в крепости берберов, ту сокрушительную страсть, которую они тогда делили, вспомнил вчерашний вечер. Он ничего не утаивал от нее. Отдавал всего себя. Его подстегивала отчаянная потребность вонзиться в нее так глубоко, чтобы они стали единым целым. Чтобы никто из них не смог освободиться.

Может, поэтому он впервые излился в нее? Неужели подсознательно хотел исторгнуть в нее свое семя? Может, ребенок – именно то, что свяжет с ним Каро? Может, он послушался самого первобытного инстинкта мужчины – стремления к размножению? Или для него так жизненно важно сделать Каро частью себя?

Он не хотел детей. Не хотел рисковать. Боялся потерять того, кто стал ему так дорог. Но образ Каро с животом, набухшим его ребенком, наполнил его нежностью.

Захочет ли она иметь его детей? И хотела ли когда-нибудь родить ребенка? Она говорила, что нет…

Макс свирепо тряхнул головой. Слишком много вопросов теснилось в его усталом мозгу, но ни один не имеет значения, если Каро откажется выйти за него. Сначала он должен убедить ее, что вовсе не приносит себя в жертву ради чести. Должен доказать свою любовь к ней. Но сначала должен сразиться с собственными демонами.

Он снова повернулся лицом к морю.

Прошло немало времени, прежде чем он понял, что они обогнули южный конец острова и приближаются к гавани. Отсюда уже виднелись сверкающие на солнце, ослепительно белые стены города.

Всего несколько недель назад он вот так же стоял на палубе корабля. Даже тогда его интерес к Каро был глубже, чем просто физическим. Но он не ожидал, что отдаст ей сердце и душу.

Макс оглянулся, гадая, не стоит ли поделиться с ней своим откровением. Но вряд ли она ему поверит.

Каро вообще слишком мало верила в собственную привлекательность. Она считала, что все дело в чарах острова. Но их встреча вдали от Кирены показала ему, что легендарная магия не имела ничего общего с его желанием к ней. Оно по-прежнему оказалось безмерным, как бы ни было велико расстояние до острова.

А Каро была страстной любовницей, воспламенявшей его до безумия.

И не важно, что у нее так мало женственных качеств, присущих благородным дамам. Что иногда она выглядит совершенно чужой в благородном обществе. Зато она неповторима. И он любит ее за это.

Должно быть, в прошлой жизни Каро была принцессой-амазонкой. И так и осталась воином.

Тяжело вздохнув, Макс закрыл глаза. И сразу представил страшную картину: Каро, размахивающая саблей и скачущая наперерез орде свирепых берберов. Она не побоялась рискнуть жизнью ради попавшего в беду товарища…

Макс содрогнулся.

Сможет ли он терпеть этот страх до конца жизни? Сможет ли повернуться и уйти, чтобы забыть о страхах?

Глава 20

Возможно, она действительно трусиха, размышляла Каро, когда ялик нес ее к пристани. Она решила высадиться одной из первых и поспешно спустилась по веревочному трапу, даже не оглянувшись на Макса и сосредоточившись на единственной цели: доставить Изабеллу домой.

Ни к чему затягивать прощание. Она не желала грустных жалких слов, слез или повторения вчерашнего спора. И все же нужно честно признать истинную причину ее поспешного побега: она боялась; что, если снова столкнется с ним, может устроить сцену, отказавшись от всех своих веских аргументов и умоляя его остаться.

Даже сейчас она ощущала, как пристальный взгляд Макса вонзается ей в спину. Но она не позволит себе думать о нем! Единственное, что сейчас важно, – помочь Изабелле снова вернуться к прежней жизни после тяжелого испытания.

Изображая энтузиазм, которого не испытывала, Каро принялась рассказывать Изабелле о переменах, случившихся во время ее долгого отсутствия.

На пристани уже ждал сэр Гавейн. Каро ничуть не удивилась его появлению. Дозорные на сторожевых башнях замка Олуэн высматривали их шхуну и, завидев ее, немедленно доложили хозяину.

66
{"b":"8165","o":1}