ЛитМир - Электронная Библиотека

Странная смесь надежды и страха росла в душе Каро, она опустила руки.

– Ты права, Изабелла. Я действительно люблю его. Так сильно, что умираю от любви. Но не знаю, отвечает ли он тем же.

– В таком случае тебе просто придется заставить его полюбить, – объявила Изабелла с непоколебимой уверенностью женщины, которая видела немало мужчин у своих ног.

Каро смерила подругу скептическим взглядом.

– По-моему, невозможно заставить мужчину влюбиться в тебя, – пожала она плечами.

– Ты так думаешь? – улыбнулась Изабелла. – Это не сложно. Особенно если мужчина уже почти влюблен, как твой мистер Лейтон. Я всегда смогу дать тебе совет, как себя вести.

– Значит, по-твоему, я должна гоняться за ним? Но Макс всегда ненавидел брачную погоню и преследовательниц. Это одна из причин его приезда на Кирену – желание скрыться от женщин, которые не давали ему проходу.

– Знаешь, я думаю, что, если ты искренне его любишь, было бы глупо упустить такого мужчину. Истинная любовь слишком редка, чтобы отрекаться от нее. Ты ведь хочешь завоевать его сердце, верно?

Каро умоляюще смотрела на подругу. О, как отчаянно она хотела, чтобы Макс любил ее!

– Хочу. Конечно, хочу! Но что, если он уже покинул Кирену? Я боялась спрашивать, но он, возможно, успел вернуться в Англию.

– В таком случае ты должна последовать за ним.

Да, разумеется. Если Макс уехал, она последует за ним. Если он не может стать «хранителем», если не вынесет жизни на Кирене рядом с ней, тогда она отправится с ним, потому что не в силах жить без него. Вот и все. Она сделает все, чтобы завоевать его любовь.

Но в этот момент в дверях появился слуга с серебряным блюдом.

– Записка от лорда Торна для вас, мисс Иверс.

Гадая, с чего это вдруг Торн вздумал ей писать, Каро сломала печать и развернула бумагу.

И, не успев прочитать первую фразу, едва не лишилась чувств.

– Господи милостивый…

– Что случилось? – встревожилась Изабелла. – Ты побледнела, как призрак.

– Макс… – прохрипела Каро. – Он смертельно болен! Торн велел мне немедленно приехать.

Изабелла вскочила.

– Не может быть!

Каро схватилась за голову. – Макс умирает…

Глава 21

Изабелла приказала немедленно подать экипаж, но Каро была слишком расстроена, чтобы править. Вне себя от тревоги, она металась по комнате, не зная, какие лекарства взять с собой. Неужели Макс действительно на смертном одре?

И хотя во время бесконечного путешествия на виллу Торна Изабелла, как могла, старалась успокоить подругу, Каро дрожала в нервном ознобе.

Едва лошади остановились, она выскочила, взлетела на крыльцо и, не дожидаясь, пока о ней доложат, ворвалась в дверь и насмерть испугала лакея, полировавшего бронзовую статую в вестибюле. Когда же Каро потребовала немедленно сказать, где он, окончательно выведенный из себя слуга уставился на нее как на сумасшедшую.

В следующую минуту из кабинета вышел Торн, словно ожидал ее приезда.

– Макс… где он? – взмолилась Каро дрожащим голосом.

Торн задумчиво прищурился и показал на парадную лестницу:

– Наверху, третья спальня справа. Но, Каро…

Она не стала выяснять, хотел ли он ободрить ее или предупредить о тяжелом состоянии Макса. Ей нужно убедиться самой.

Она взбежала по ступенькам, спотыкаясь, едва не падая, и помчалась по коридору. Правда, годы работы с пациентами заставили ее вспомнить о необходимости вести себя тихо в присутствии умирающего. Отчаянно стараясь овладеть собой, Каро приоткрыла третью дверь справа.

Она ожидала худшего, но при виде открывшейся ее глазам сцены застыла на пороге. Макс действительно лежал на огромной кровати под балдахином, подложив под спину подушки. Только вот растянулся он поверх покрывала и, небрежно согнув ногу в колене, что-то читал. Кроме того, он был полностью одет: брюки, сапоги, темно-красный сюртук идеального покроя, как подобает богатому джентльмену. Ничуть не похож на умирающего.

Услышав шум, он поднял глаза, и Каро невольно вздрогнула.

Он показался ей самим воплощением здоровья. Что же тут творится?

Рука Каро легла на грудь, где сердце до сих пор билось в бешеном ритме.

Под ее неотступным взглядом его губы скривились в подобии улыбки.

– Признаюсь, я польщен такой спешкой.

– Н-не понимаю… Торн пишет, что ты находишься в критическом состоянии.

– Так оно и есть. Но доктор Алленби заявляет, что ничего не может для меня сделать. Ты единственная, кто способен излечить меня, Каро.

– Так ты вовсе не умираешь? – выдохнула она, шагнув ближе.

– Не совсем, – кивнул он, откладывая книгу. – Ты отказала мне, и я должен знать почему.

Она не сразу поняла смысл его слов… но успела сообразить, что ее одурачили! Несмотря на невероятное облегчение, злость и вспыльчивость взяли верх. Каро с силой захлопнула за собой дверь и яростно прищурилась:

– Ты… ты подонок! Перепугал меня! Я подумала, что ты умираешь!

– По крайней мере, теперь я знаю, что небезразличен тебе.

У нее руки чесались отхлестать его. Сжав кулаки, Каро промаршировала к кровати, но, когда попыталась ударить его, Макс поймал ее запястье и потянул вниз. Прежде чем она успела опомниться, он накрыл ее тело своим и поднял ее руки над головой.

Каро принялась вырываться, злобно шипя:

– Клянусь, я с удовольствием пустила бы тебе пулю в лоб за то, что ты заставил меня пережить!

Улыбка Макса исчезла.

– Может, теперь, – серьезно заметил он, – ты поймешь, что я испытал в Берберии, представляя тебя раненой или убитой.

Каро резко выдернула руки.

– Значит, вот что кроется за твоей гнусной уловкой?! – завопила она и, сбросив его с себя, вскочила, развернулась и гневно подбоченилась. – Решил наказать меня за то, что вынес в Берберии?

– Вовсе нет. Хотел, чтобы ты дала мне шанс высказаться и объясниться.

– Что именно ты собрался объяснять?

– Садись, и я все расскажу. – Макс показал на большое мягкое кресло, стоявшее у кровати.

Каро поняла, что он планировал эту встречу и вряд ли успокоится, пока она его не выслушает.

Все еще кипя гневом, она, однако, смирилась.

– Предпочитаю стоять, – пробормотала она, скрестив руки на груди. – Итак?

Макс долго изучал ее вызывающую позу, затем провел рукой по волосам и выпрямился.

– Позволь сказать, что я не совсем обманул тебя. Правда заключается в том, что я страдаю от невыносимой боли и отчаянно нуждаюсь в исцелении.

– И что же такое с тобой стряслось? – откровенно скептически осведомилась она.

Макс торжественно положил руку на сердце:

– Оно кровоточит с тех пор, как ты изгнала меня из своей жизни.

– Ничего у тебя не кровоточит, негодяй ты этакий! – процедила она и, окинув его уничтожающим взглядом, направилась к двери.

Но он остановил ее несколькими простыми словами:

– Я присоединился к «хранителям».

Каро громко ахнула и, словно окаменев, долго не могла сдвинуться с места. Наконец она медленно повернулась и ошеломленно уставилась на него, недоверчиво хмурясь.

– Э-это правда? – пролепетала она заикаясь. – Ведь ты не станешь дразнить меня, когда речь идет о священных вещах?

– Ты достаточно хорошо знаешь меня, ангел, чтобы понять: я никогда не стал бы шутить на подобные темы.

И тут Каро бессильно опустилась в кресло: ноги ее не держали. Во взгляде засветилась надежда. Если это правда, если Макс стал одним из «хранителей», значит… значит, еще не все потеряно. Остается только немного прийти в себя.

– Почему? – неожиданно спросила она.

Макс свесил ноги с кровати и оказался лицом к лицу с Каро.

– После возвращения из Берберии я много думал. И знаешь, произошла некая переоценка ценностей. – Опершись ладонями о бедра, он подался вперед и прямо взглянул в глаза Каро. – Ты была права, Каро. Мне необходима цель в жизни. Нечто имеющее истинный смысл. Разумеется, я мог бы вернуться в Англию. Когда-нибудь я унаследую титул и богатство дядюшки, что вполне гарантирует мне беззаботное и легкое существование, без тревог и опасностей. Но боюсь, бессмысленность этого существования уже через пару месяцев свела бы меня с ума.

69
{"b":"8165","o":1}