ЛитМир - Электронная Библиотека

Всю прошлую ночь он промаялся без сна в доме, где вырос. Он изнывал от боли, представляя себе, как незнакомый мерзавец-муж занимается любовью с Кэтлин… ложится между ее стройных белых ног… наслаждается, завладев ею. Худшие опасения Джейка подтвердились. Нет, не самые худшие. Муж Кэтлин еще мог быть жив. Но оказалось, что она овдовела меньше чем через год после замужества.

— Он заботился о тебе? — Вопрос вырвался у Джейка невольно, пока его глодала не утихающая ревность.

— Разумеется, — отозвалась Кэтлин, стараясь придать голосу убедительность.

Ее вызывающий ответ возмутил Джейка.

— Тогда очень жаль, что он умер, — заявил он, не чувствуя ни капли жалости.

Кэтлин хотелось влепить пощечину этому надменному негодяю, стереть ухмылку с его привлекательного лица, но она сдержалась, гневно глядя на него.

— Зачем ты вернулся, Джейк?

— А ты зачем вернулась?

Ради сына, про себя ответила Кэтлин. Ради его будущего. Но она была не в силах говорить о невинном ребенке с этим человеком, стяжавшим себе такую дурную славу.

— Ты не ответил на мой вопрос.

— Почему я вернулся? Потому что здесь мой дом.

— Теперь тебе здесь не место. Джейк пропустил мимо ушей насмешку.

— Может, я просто хочу вернуть прежнюю жизнь.

— Вот как? — с горечью переспросила Кэтлин. — Нила уже не вернешь.

— Проклятие… — Он сделал вдох, стараясь успокоиться. — Ну почему ты мне не веришь? Я же объяснил, что случилось.

— Ты медлил целых четыре года! — выкрикнула она вдруг в прорвавшемся отчаянии. — Ты исчез, не сказав ни слова! Ты ни разу даже не написал мне!

Он увидел в ее глазах взрыв чувств, эхом повторяющих его собственные — знакомую смесь гнева и обиды, которая терзала его четыре долгих года.

Джейк отвернулся, не в силах видеть ее боль. Он мог бы написать. Он мог бы найти Кэтлин несколько лет назад в Сент-Луисе и по крайней мере сделать попытку оправдаться перед ней. Но большего он не мог. Он был не вправе просить ее руки, предложить разделить с ним жизнь. Пока за его голову была назначена награда, он не имел на это права. И он боялся встречи с Кэтлин, зная, что все равно потеряет ее. А расставаться с ней он не хотел.

— Ты тоже не задержалась здесь после перестрелки, — сухо напомнил он.

Это неправда, гневно отозвалось в голове Кэтлин. Она медлила сколько могла, отчаянно надеясь получить объяснения. Она разыскивала Джейка, надеялась, молилась — но теперь не могла признаться в этом.

— У меня не оставалось выбора. Отец выгнал меня. Он обвинил меня в смерти Нила.

Услышав последние слова, Джейк замер.

— Я бы никогда не причинил тебе боль умышленно, — наконец глухо ответил он.

«И тем не менее ты причинил мне боль!» Кэтлин хотелось плакать. Но она сумела подавить подступившие рыдания и закрыла глаза, чувствуя, как не пролитые слезы жгут веки. Джейку незачем знать, как ошеломлена она была, каким мучительным оказалось изгнание. Она не собиралась рассказывать ему о скандале, одиночестве, скорби от потери двух самых дорогих ей людей, которых она любила.

Джейк молчал, и Кэтлин заставила себя вскинуть голову.

— Я выслушала тебя. А теперь мне пора.

— Подожди.

— Черт побери, чего ты хочешь от меня? Лицо Джейка застыло. Он лениво опустил веки, неторопливо оглядывая ее тело. В глубине глаз вспыхивали зеленые огоньки.

Он намеренно запугивает ее, подумала Кэтлин. Но она не поддастся на его уловки. Вскинув подбородок, она ответила на взгляд Джейка: мера за меру.

— Чего я хочу от тебя? — надменно протянул Джейк. — Хороший вопрос. Когда-то нам было неплохо вдвоем. Пожалуй, мы могли бы продолжить с того, на чем остановились.

Синие глаза Кэтлин широко раскрылись, сердце судорожно заколотилось.

— Не надейся! Между нами все кончено.

— Нет, не кончено, Кэт. Разве прошлое можно зачеркнуть одной перестрелкой?

Этот разговор давно утомил Кэтлин. К сожалению, она не могла просто развернуться и уехать: Джейк сжимал в руке поводья ее лошади. Склонившись, она попыталась выхватить их, но Джейк отдернул руку, а затем соскользнул с седла и легко спрыгнул на землю.

Силясь побороть панику, Кэтлин вскинула пистолет.

— Я же сказала: не смей приближаться!

Как ни в чем не бывало Джейк преодолел расстояние, разделявшее их.

— А мне казалось, мы все выяснили: ты не станешь стрелять в меня, Кэт.

— Не надейся понапрасну!

Джейк смотрел на нее, приняв самоуверенную позу, которая всегда приводила Кэтлин в негодование. Его понимающая улыбка дразнила и изводила.

— Тогда действуй! Нажми на курок. Кэтлин в досаде стиснула зубы. Когда Джейк шагнул ближе и застыл, почти касаясь грудью ее ноги, она вздрогнула.

— Неужели ты боишься меня, Кэт?

Да, она боялась его. Холодела от страха. Несмотря на то что с Джейка было снято обвинение в убийстве ее брата, он по-прежнему оставался преступником, разыскиваемым за убийство банковского служащего из Нью-Мексико и бог весть скольких еще людей. Но досаднее всего было то, что Кэтлин не могла сопротивляться.

— Глупо не бояться человека с твоей репутацией.

— Какой еще репутацией?

— Ты — убийца, преступник. Жестокий и мстительный. Ты не тот мужчина, за которого я когда-то пообещала выйти замуж.

Она права, мрачно думал Джейк, внутренне сжимаясь от ее обвинений. Он уже не тот молодой глупец, который когда-то занимался с Кэтлин любовью в живописном уголке и мечтал жениться на ней. Годы ожесточили его, лишили умения прощать. Последний тонкий налет мягкости уничтожила жизнь преступника, беглеца, который вечно вынужден оглядываться через плечо, не зная, откуда ждать беды.

Он прищурился.

— Мстительный — может быть, но не жестокий. Во всяком случае, не с женщинами. Я еще способен доставить тебе удовольствие, кошка. Ручаюсь, я еще могу заставить тебя мурлыкать.

Ее сердце мучительно забилось от этих слов, от скрытого в них обещания. Она застыла в замешательстве, и Джейк без усилий вынул «дерринджер» из вялых пальцев Кэтлин и небрежно швырнул его в траву.

С тревогой увидев, что она безоружна, Кэтлин рывком потянула ружье, притороченное к седлу. Но Джейк перехватил ее руку. Она попыталась высвободиться, тогда он стиснул ее пальцы, не давая пошевелиться.

— Убери руки!

Мрачно улыбнувшись отчаянию в голосе Кэтлин, Джейк покачал головой.

— Потом. Я до сих пор не забыл тебя.

— Зато я забыла тебя! Я не хочу иметь с тобой ничего общего! Ты хладнокровный, жестокий дикарь.

Брошенное в лицо оскорбление задело Джейка, вызвало желание в ответ уязвить Кэтлин. Ленивая маска слетела с его лица. Внезапно потянувшись, он сдернул ее с седла и поставил на землю, где у Кэтлин было меньше преимуществ.

— А я по-прежнему хочу тебя. Четыре года назад ты казалась мне чертовски сладкой.

Задохнувшись, Кэтлин рванулась из его рук и попятилась, прижимаясь к крупу лошади и заставляя ее беспокойно заплясать на месте. Затаить дыхание ее заставила не столько грубость Джейка, сколько страх. Она боялась его, зная, что Маккорд способен заполучить все, что только пожелает. Если он захотел ее, понадобится немало усилий, чтобы заставить его отказаться от этой мысли. Чувствуя, как сильно бьется ее сердце, Кэтлин смотрела ему в глаза.

— Правда ли то, что болтают о вдовах? — расспрашивал Джейк, надвигаясь на нее. — О том, как им недостает мужчины? А может, у тебя уже есть приятель, с которым ты счастлива? Кто-нибудь уже исполняет твои желания, кошка?

В этот миг Кэтлин и ударила его. В слепом гневе и ужасе она замахнулась и хлестнула его по щеке затянутой в перчатку рукой.

Вероятно, пощечина причинила больше боли самой Кэтлин, нежели Джейку, но она распалила его гнев. Не успев и глазом моргнуть, Кэтлин оказалась в сильных руках Джейка.

Грубые мозоли ладоней царапали ей запястья над верхом тонких перчаток, взгляд зеленых глаз проникал прямо в душу.

Ее сердце беспорядочно билось, подгоняемое яростью и страхом. Джейк нависал над ней; по сравнению с ним, рослым и мускулистым, Кэтлин чувствовала себя еще более хрупкой и слабой. За годы разлуки не только плечи Джейка стали гораздо шире, но и руки налились стальной силой.

11
{"b":"8167","o":1}