ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я влюбилась в четверг. Принцессы без ума
Хирургия мести
Слушай, что скажет река
Дневник экстрасенса. Путь души
Невеста поневоле, или Обрученная проклятием
Тайная мать
Таинственная история Билли Миллигана
Наказание для короля
Ты бросил меня

К ее изумлению, Слоун улыбнулся, и в этой искренней усмешке блеснуло то же мужское обаяние, которым отличался его младший брат.

— Пожалуй, вам следует называть меня Слоуном. Если мы хотим прекратить вражду, незачем придерживаться формальностей. Надеюсь, нам представится случай познакомиться поближе.

Обезоруженная Кэтлин медленно кивнула.

— Тогда прошу называть меня Кэтлин.

— А еще она отзывается на имя Кэт, — вмешался Джейк, — на «кошку» и на «ведьму». Правда, Джульеттой ее лучше не звать.

— Довольно, Маккорд! — вспылил Вернон. Кэтлин бросила в сторону Джейка испепеляющий взгляд, чувствуя, как ее щеки заливает яркий румянец смущения. Что подумает о ней Вернон, услышав от Джейка прозрачные намеки и прозвища?

— Слоун, — терпеливо произнесла она, — мне кажется, нам следует продолжить разговор наедине.

«Чтобы в него не вмешивался ваш несносный брат», — добавила она про себя.

— У меня нет секретов от Джейка. Он попросил разрешения присутствовать при встрече. И, помня о его репутации… — Слоун пожал широкими плечами, поудобнее устраивая ребенка на руках, — пожалуй, будет лучше не злить его.

Кэтлин поняла: этим ответом ей придется удовлетвориться. Слоун занял кресло напротив Кэтлин, удобно усадив свою дочь на коленях. Как и Джейк, он вовсе не выглядел ожесточенным и не внушал такой робости, когда с поразительной нежностью обнимал ребенка.

Вернон сел рядом с ней на диван, и Кэтлин благодарно взглянула на него, а потом, глубоко вздохнув и стараясь забыть о раздражающем присутствии младшего брата Слоуна, принялась излагать свой план перемирия между враждующими сторонами.

— Как я уже говорила, от этого выиграем все мы. Я хочу продать свое ранчо за хорошую цену, а это невозможно, если война не прекратится. Но в целом перемирие принесет пользу каждому скотоводу на этой территории. Если ущерб, причиняемый собственности, сократится хотя бы наполовину, мелкие ранчо станут процветать, вместо того чтобы едва сводить концы с концами. Но это еще не самое главное, — настойчиво убеждала Кэтлин. — Только подумайте, что значит жить в мире, Слоун! Какой станет жизнь, если террор наших отцов наконец-то закончится. Местные жители избавятся от страха. Вам не придется опасаться за будущее своей дочери. Не-

зачем будет бояться, что какой-нибудь овцевод решит отомстить вам, избрав ее мишенью.

— Я внимательно слушаю вас, — проговорил Слоун.

Кэтлин вздохнула с облегчением, понимая, что всерьез завладела его вниманием.

— Если мы не порвем с прошлым, ни у кого из живущих здесь не будет будущего.

— Как же вы предлагаете остановить войну, продолжающуюся уже двадцать лет?

Кэтлин в досаде скривила губы.

— Пока не знаю, но должен же быть какой-то способ! В непрекращающемся насилии невозможно обвинить одного человека, вражда стала неуправляемой. Каждую неделю случаются трагедии, от которых страдает та или иная сторона. Стоит им встретиться, и вспыхивают перестрелки и драки. Месть не угаснет сама по себе. Надо остановить ее. И я думаю, начать надо с вас, Слоун.

Он выжидательно поднял бровь.

— Вы могли бы прекратить насилие, если бы захотели, — настаивала Кэтлин. — Ваши сторонники послушаются вас. Вы могли бы поговорить с ними, предложить перемирие. Они достаточно доверяют вам, чтобы последовать вашему примеру.

— А вы, как дочь Адама Кингсли, сумеете справиться с овцеводами?

— Не знаю, но я попробую.

— Так что же вы предлагаете?

— Если бы все мы сразу сложили оружие… может, создали бы нечто вроде совета, в котором члены обеих сторон решали бы споры…

Он и в самом деле слушал ее, заметила Кэтлин, слушал внимательно, не пропуская ни слова, не выказывая ни малейшего цинизма. То, что Слоун подозрительно относится к любому предложению, исходящему от Кингсли, было совершенно естественно. И это не смущало Кэтлин, понимала она и то, что возможности заключить мир может больше не представиться.

Спустя некоторое время настороженность Слоуна угасла настолько, что он предложил гостям выпить кофе и попросил экономку принести его. К тому времени как Слоун снова уселся в кресло, он, очевидно, успел избавиться от скептицизма и пришел к твердому решению прекратить вражду.

Пока они вели серьезную и оживленную беседу, Джейк наблюдал за Кэтлин. Он был готов аплодировать ее стремлению к миру, хотя отчасти это стремление было эгоистичным. Но она уж точно не задержится в Колорадо, если вражда будет продолжаться, а Джейк отчаянно желал, чтобы она осталась. Ее место было здесь, а не в каком-то пансионе на Востоке. Девчонка-сорванец превратилась в изящную леди, но ее корни были здесь, в горах. Рядом с ним.

Джейк прищурился, оглядывая сидящего рядом с Кэтлин щеголя. До сих пор он не предвидел подобной опасности. Джейк пришел в негодование, узнав, что Кэтлин обратилась за помощью к какому-то заносчивому учителю, и не мог удержаться, чтобы слегка не поддразнить ее.

Увидев, как галантно Уитфилд предложил Кэтлин блюдо с имбирным печеньем, он почувствовал укол ревности. Это ему, Джейку, следовало сидеть рядом с ней и вместе размышлять, как прекратить войну.

Он считал Кэтлин своей женщиной, был по отношению к ней собственником до мозга костей. Она и вправду принадлежала ему, пусть даже пока отказывалась это признать. Джейк не мог высказать, как его тянет к ней, не мог объяснить, какой взрыв страсти испытывает каждый раз, дотрагиваясь до нее. Четыре года разлуки не приглушили его чувств,

Джейк смотрел на склоненную голову Кэтлин и боролся с желанием броситься к ней. Недавние воспоминания были еще живы: он отчетливо видел, как Кэт отвернулась от него той ночью. А он хотел, чтобы она с радостью отвечала на его ласки.

Несомненно, он окончательно лишился разума, движимый одним лишь желанием — обладать Кэтлин. Когда она была рядом, он пребывал в непрестанном возбуждении, все его чувства обострялись, тело ныло в ожидании блаженства. Она наполняла его мысли и сновидения. И Джейк знал: его одержимость не иссякнет со временем — его будет с новой силой тянуть к Кэтлин.

Но ему предстоит ожесточенная борьба, если Кэтлин предпочла ему утонченного, благовоспитанного щеголя вроде Уитфилда. Джейк перевел взгляд на учителя, а затем вновь уставился на Кэтлин.

Он сумел стать помощником маршала — не из желания получить это место, а потому, что надеялся заслужить одобрение Кэт. Но она не доверяла ему, не верила, что он изменился. Она посмеялась ему в лицо, и заветная цель сразу показалась никчемной, радость исчезла, сменившись досадой и горечью.

Но все недовольство Джейка улетучилось, когда Кэтлин попросила у Слоуна разрешение подержать на руках его дочь, когда та заплакала. Кэтлин принялась осторожно укачивать ребенка, прижав его к груди, а ее напевный голос сразу успокоил Дженну, которая вскоре закрыла глазки. Но это зрелище отозвалось острой болью в сердце Джейка, и эта боль не проходила. Она любит детей, подумал он с тоской, сколько времени они потеряли! Ведь Кэтлин могла уже быть матерью его детей.

К тому времени как разговор завершился, малышка крепко спала. Кэтлин и Слоун договорились предложить перемирие другим владельцам ранчо и решили встретиться в конце недели, чтобы обсудить результаты. Затем Кэтлин поднялась, прощаясь с хозяином дома.

С печальной улыбкой она передала спящую девочку экономке Слоуна, и пока благодарила хозяина за гостеприимство, в разговор вмешался Джейк.

— Я провожу тебя до повозки.

Кэтлин нахмурилась, взглянув на него.

— Благодарю, меня проводит Вернон.

Не обратив никакого внимания на ее слова, Джейк взял ее за локоть и потянул к двери. Кэтлин не сопротивлялась. Когда они достигли веранды, Джейк прошептал, склонившись к ней:

— Отделайся от него поскорее, Кэт.

— Что?

— Скажи этому учителю, чтобы он убирался. Я не желаю видеть, как он крутится вокруг тебя.

Кэтлин ошеломленно воззрилась на него.

— Как ты смеешь приказывать мне! — яростно прошептала она в ответ. — Какое тебе дело до моих друзей!

29
{"b":"8167","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нетопырь
Проклятие одиночества и тьмы
Малый Бизнес. Большая игра
Мечта идиота
Бриллианты для диктатуры пролетариата. Пароль не нужен
Счастье моё!
Последний человек на Луне
Три товарища
Англия, которую вы не знали