ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейк улыбнулся, но его зеленые глаза остались серьезными.

— Я ничего тебе не приказываю — я предупреждаю. Я не сдамся просто так. Если речь идет о тебе, я способен на все. Ты принадлежишь мне.

Это было нелепо, но слова Джейка невольно затронули Кэтлин. И одновременно разозлили. Она не удостоила ответом его угрозу.

Кэтлин не разжимала губ, пока Джейк подсаживал ее в повозку. Вернон занял место рядом с ней.

— Я сообщу вам о том, как отнеслись к предложению остальные овцеводы, — напоследок сказала Кэтлин Слоуну и отвернулась, намеренно ослепив Вернона улыбкой.

Братья молча смотрели вслед повозке, которая удалялась в облаке пыли, золотящейся в лучах закатного Солнца. Джейк глубоко вдохнул знакомые запахи дома, коров, лошадей и сочной летней травы и неожиданно заметил, что Слоун с любопытством поглядывает на него.

— Не хочешь ли поужинать в городе? — спросил Слоун. — А может, и развлечься в салуне? Делла будет рада видеть тебя.

— Мне сейчас не до женщин. Ухмыльнувшись, Слоун похлопал брата по спине.

— Черта с два! Беда в том, что ты хочешь женщину, которую не можешь заполучить.

— Пока не могу, — поправил Джейк. — Но бой только начинается.

— Значит, это у тебя серьезно, братец?

— Да. — Джейк долго смотрел на пыльный след, оставленный повозкой. — Похоже, с ней я никогда не сумею порвать,

— Я знаю почему. — Слоун покачал головой. — Вы вдвоем так искрили, что чуть не спалили мою гостиную и, кстати, напомнили мне, что на следующей неделе — праздник Четвертого июля. Но я готов поставить на тебя десять к одному. И еще хочу сидеть в первом ряду, чтобы видеть весь фейерверк. — Он обнял Джейка за плечи. — Пойдем выпьем что-нибудь. Это тебе не повредит.

Джейк кивнул. В отличие от Слоуна он не был так уверен в своей победе. В последний раз взглянув вслед повозке, он повернулся к дому.

Несколько лет подряд он страстно желал Кэтлин. Он вполне мог подождать еще несколько дней.

Глава 8

Как только решение о перемирии было принято, события начали разворачиваться с головокружительной быстротой. Кэтлин встречалась с самыми процветающими овцеводами, чтобы выяснить, как они настроены, а Слоун проводил такую же работу среди своих сторонников. В течение следующей недели были выработаны и согласованы условия и способы соблюдения договоренностей, и в конце концов стороны пришли к такому решению: представителям обеих сторон надлежало вместе объезжать территорию, чтобы вовремя предотвращать неприятности, а совет владельцев ранчо должен был решать любые возникающие споры. Поскольку Вернон Уитфилд не принадлежал ни к одной из сторон, было решено назначить его главой совета и поручить ему надзор за переговорами.

Большинство работников ранчо и жителей города с радостью встретили конец войны. Разумеется, от ненависти и подозрительности, копившихся десятилетиями, было трудно избавиться за одну ночь, но мирные времена все же наступали, и начало им было положено в канун празднования Четвертого июля.

Весь день продолжались пикники, скачки и бейсбольные матчи, а после праздничных фейерверков предполагалось устроить танцы на нейтральной территории под надзором Сары и Харви Бакстер, владельцев лавки из Гринбрайера; надзор требовался, чтобы невзначай не вспыхнула ссора между недавними противниками, до сих пор отмечавшими один из самых шумных праздников Колорадо порознь.

Кэтлин хлопотала до последней минуты, выступая в роли защитницы перемирия, убеждая, уговаривая и умоляя. Она удивилась, словно чуду, оказавшись вдруг в повозке рядом с Верноном, направлявшимся на пикник, который должен был состояться в полдень чуть севернее города.

Выбранное место идеально подходило для задуманного мероприятия: залитый солнцем луг, пестрящий яркими полевыми цветами — водосборами, шпорником, даже ландышами — и окаймленный соснами, лиственницами и величественными голубыми елями.

Кэтлин вызвалась помочь Саре Бакстер приготовить еду, но когда Вернон остановил повозку в тени деревьев, оказалось, что уже с десяток женщин накрывают длинные столы клетчатыми скатертями и расставляют тарелки.

Сара встретила Кэтлин с улыбкой и торопливо обратилась к Вернону:

— Слава Богу, вы здесь, Верн! Я была бы так благодарна, если бы вы присмотрели за детьми! Они совсем расшалились…

В эту минуту девчушка лет десяти с криком промчалась мимо, преследуемая мальчиком постарше, который с явно недобрыми намерениями сжимал в кулаке лягушку.

Вернон схватил пробегающего мальчишку за шиворот, с негодованием воскликнув:

— Сколько раз повторять тебе, Джимми: джентльменам не подобает пугать лягушками юных леди!

— Но послушайте, мистер Уитфилд, — возразил Джимми, стараясь вырваться из рук учителя, — Полли никакая не леди!

Вернон поморщился.

— Ведите себя прилично, молодой человек, — и, с извиняющейся улыбкой повернувшись к ждущим дамам, спросил Кэтлин: — Ты не могла бы помочь мне устроить игру в мяч, чтобы отвлечь этих сорванцов от шалостей?

Кэтлин улыбнулась.

— Разумеется, хотя прошло уже слишком много времени с тех пор, как я в последний раз играла в мяч. Я уже позабыла правила.

Они созвали детей и увели их в дальний конец луга, где вскоре закипела игра. Прошло не меньше часа, прежде чем Кэтлин заметила среди зрителей Джейка и его брата. Сердце Кэтлин забилось медленнее. Джейк выглядел на редкость привлекательным и мужественным в темно-сером, отлично сшитом костюме. Узел галстука подпирал воротничок белой рубашки, а сапоги и ковбойская шляпа придавали ему вид джентльмена с Дикого Запада. Но даже на праздник он явился со своим шестизарядным «кольтом» в кобуре, висящей низко на бедре. А жестяная звезда, пришпиленная к груди, довершала картину: Джейк выглядел как человек, который добывает свой хлеб умением обращаться с оружием.

Он наблюдал за ней, поняла Кэтлин с трепетом, вернее, не столько за ней, сколько за Верноном. Джейк следил за учителем пристальным, оценивающим взглядом, время от времени посматривая на Кэтлин. В этот ясный летний день она оделась в бледно-серое ситцевое платье с рукавами-фонариками, но каким бы милым ни был этот наряд, Кэтлин порадовалась, что захватила из дома синее шелковое платье, чтобы переодеться ближе к вечеру, перед танцами.

Джейк не подошел к ней ни после игры, ни в последующие два часа, и Кэтлин была уязвлена его показным равнодушием, хотя мысленно и упрекала себя за глупость. После встречи с Джейком в доме Слоуна прошло больше недели. Кэтлин знала: ему пришлось работать так же упорно, как ей и Маккорду-старшему, чтобы способствовать перемирию, и влияние Джейка сыграло немалую роль. Несмотря на темное прошлое, Джейк пользовался авторитетом среди скотоводов, и они к нему частенько прислушивались.

Но что бы ни руководило им — стремление произвести на нее впечатление или искреннее желание мира, — Кэтлин знала, что рядом с Джейком следует держаться настороже. Она не доверяла самой себе.

Кэтлин не осмеливалась проявлять к нему особое внимание — особенно среди жителей городка. Она уже не своевольная девчонка, выходки которой дают обильную пищу сплетницам. Малейшее нарушение приличий только подкрепило бы слухи, ходившие о ней и Джейке четыре года назад, и потому Кэтлин никоим образом не хотела поддерживать с ним отношения. Она боялась, что новый скандал может пошатнуть ее репутацию уважаемой вдовы и тем самым бросить тень на имя ее невинного сына. Открытые преследования Джейка были бы для нее позором. И потому Кэтлин радовалась, что Вернон держится рядом с ней. За последние дни ее дружба с ним окрепла. Он не торопил ее с ответом на предложение — казалось, ожидание не раздражает его. Весь день он не отходил от Кэтлин, и это и успокаивало, и сердило ее: Вернон надежно оберегал ее от Джейка, но в то же время такая защита досаждала ей.

Она пообедала вместе с Верноном и Бакстерами, после того как насытились все собравшиеся. К празднику приготовили обильную еду — жареную курятину и пышные бисквиты, печеные яблоки, пироги с ревенем и галлоны свежего лимонада, чтобы запить аппетитные кушанья.

30
{"b":"8167","o":1}