ЛитМир - Электронная Библиотека

— Отойди, дай мне проехать, — потребовала Кэтлин, по-прежнему целясь в грудь Джейку из изящного, как игрушка, пистолета.

Сердце Джейка переполнилось нестерпимой болью.

— Нет, — отрезал он и сложил руки на луке своего седла с таким видом, словно приготовился сидеть здесь до Судного дня.

— Стоит мне только сообщить маршалу, что я видела тебя, и он отправит за тобой погоню и посадит в тюрьму. И ты кончишь жизнь в петле.

— Давай, сообщи ему. Прямо сейчас. Кэтлин уставилась на Джейка, пораженная его равнодушием к смерти.

— Что тебе надо, черт возьми? — яростно выпалила она.

Джейк с удовлетворением отметил, что он еще не разучился выводить Кэтлин из себя.

— Я хочу, чтобы ты выслушала меня. — Он помедлил. — Полагаю, никто еще не удосужился сообщить тебе последнюю новость.

Кэтлин настороженно уставилась на него.

— Какую новость?

Джейк не улыбался, но его губы пренебрежительно кривились, словно в усмешке.

— Я — свободный человек.

— Что?! — Кэтлин широко раскрыла глаза, уверенная, что ослышалась. — На прошлой неделе губернатор Колорадо провозгласил меня невиновным. Я был полностью оправдан.

— Но это… невозможно, — выдохнула она, едва двигая языком от удивления. — Ты же убил моего брата…

Ее слова задели Джейка за живое. Он-то надеялся, что Кэтлин не поверит с такой легкостью в то, что он виновен в убийстве… Обида заставила его сделать резкий вздох.

— Нет, дорогая, — покровительственным тоном возразил Джейк, пряча горечь, вызванную ее предательством, — это возможно — потому что это случилось. Слоун отправил мне телеграмму из Денвера, а вчера ночью, когда я вернулся из Нью-Мексико, отдал мне бумаги. Меня уже не разыскивают — по крайней мере в Колорадо и за убийство. У Слоуна есть доказательство, что меня несправедливо обвинили в убийстве — и это сделал твой отец, Кэтлин.

— Должно быть, это ошибка… — слабо выговорила она.

— Нет, не ошибка. Спроси у моего брата, если не веришь мне. Он только что вернулся из Денвера. Один из свидетелей твоего отца наконец-то сменил песню.

Кэтлин прижала ладонь ко лбу: головокружение затуманивало мысли. Свидетель ее отца? Но свидетелями перестрелки было всего два человека, и Коротышка Дэвис уже мертв. Значит, остается Плачидо…

— О чем ты? Какую песню?

— Свидетели твоего отца лгали, рассказывая, что они видели в тот день. — Кэтлин промолчала, и Джейк вопросительно поднял бровь. — Разве ты не хочешь узнать, что произошло, Кэт?

— Я и так знаю, — прошептала она. — Ты убил моего брата.

— Может быть, но мне пришлось защищаться. — Губы Джейка скривились. — И доказательство тому — оправдание губернатора.

Кэтлин заморгала и напряглась, услышав насмешливое заявление.

— Никакое это не доказательство. Сардоническое выражение на лице Джейка сменилось невозмутимым.

— Да, ты права. И все-таки я невиновен. Убийство Нила стало результатом необдуманных действий твоего отца.

— Ты лжешь!

Его лицо помрачнело.

— Это истинная правда, Кэт. Я убил твоего брата, но только в целях самозащиты: меня хотели охолостить, а может, даже линчевать. Нил выследил меня, стремясь свести со мной счеты за то, что я посмел прикоснуться к тебе.

Кэтлин мотнула головой, слишком уязвленная болью прошлого, чтобы слушать его, не желая принять объяснения, выставляющие ее брата в неприглядном свете.

— Невиновные не убегают. А ты сбежал.

Джейк сжал челюсть, выражение лица его стало жестким.

— Да, сбежал.

— И долго прятался, прежде чем вернуться.

— И тебе не хочется узнать, почему я так поступил?

— Не хочется. — Она не позволит Джейку сбить себя с толку очередной ложью.

— Во мне сидели две пули. Нил стрелял в меня… ранил так, что я чуть не умер…

— Я тебе не верю, — перебила Кэтлин, стараясь придать уверенности голосу и скрыть шевельнувшееся сомнение.

Рука Джейка метнулась вверх по груди и скользнула под черный шейный платок. Он начал быстро расстегивать пуговицы рубашки, и Кэтлин охватила паника.

— Что ты делаешь?

— Раздеваюсь. — Он улыбнулся, заметив испуг на ее лице. — А в чем дело, кошка? Ты же привыкла видеть меня нагишом.

— Джейк, не смей…

— Успокойся. Тебе ничто не угрожает.

Не спуская с Кэтлин пристального взгляда, Джейк расстегнул рубашку и обнажил грудь. Его торс был загорелым и переплетенным стальными буграми мышц — это Кэтлин заметила сразу, но тут же задохнулась, увидев два глубоких шрама, которые могли быть оставлены только пулями: один — на правом плече, а другой — слева, на груди.

Кэтлин с вызовом покачала головой.

— Ну и что? Эти раны ты мог получить где угодно.

Джейк набросил рубашку и жилет, не застегивая пуговицы.

— Верно. Но меня ранил твой брат.

— Теперь ты стрелок. Может, тебя опередил твой противник.

Джейк покачал головой:

— Нет такого человека, который сумел бы опередить меня — по крайней мере на территории Нью-Мексико. Выслушай меня, Кэтлин. — Он заговорил приглушенно и торопливо: — В тот день Нил выстрелил первым, прежде чем я успел схватить револьвер. Я даже не знал, задел ли я его. Все, что я сумел сделать, — это забраться в седло и поскакать прочь. Я не сразу понял, что он убит. С ним были двое работников, но Дэвис и Флорес не бросились за мной в погоню, как я ожидал, и слава Богу, иначе они с легкостью нагнали бы меня.

Мне удалось отъехать на несколько миль, прежде чем я лишился сознания. Меня нашел и подобрал шайен-полукровка по имени Волк Логан. Он вытащил пули из ран и отвез меня в свой лагерь в горах. Несколько дней я бредил в лихорадке. Раны быстро заживали, но прошло немало времени, прежде чем я снова смог хотя бы стоять, а тем более ездить верхом. — Губы Джейка горько скривились. — Спустя два месяца я вернулся домой и обнаружил, что меня разыскивают по обвинению в убийстве.

У Кэтлин остановилось сердце.

— Ты все-таки вернулся тогда?

— Да, но недолго пробыл здесь. Я не мог доказать свою невиновность — все козыри были на руках у твоего отца. Слоун убедил меня не рисковать и отправиться на территорию Нью-Мексико. Пообещал отомстить твоему отцу за меня. К тому времени ты уже покинула Колорадо, а за мою голову была назначена награда. Потому я рассудил, что Слоун прав: не стоит задерживаться здесь. Но меня подставили. Ложь твоего отца повторили двое свидетелей.

— Плачидо Флорес рассказал мне обо всем, а он не стал бы лгать, — настаивала Кэтлин.

— А я стал бы, да? — Волна ярости охватила Джейка при виде слепого упрямства Кэтлин, однако он попытался успокоиться. Глупо было надеяться, что Кэтлин примет его рассказ на веру. Очевидно, все четыре года она верила отцу, и теперь понадобится немало времени, чтобы убедить ее в обратном. Или, был вынужден признать Джейк, он слишком больно ранил ее. Может статься, она никогда не простит ему гибели брата… Но он не позволит ей и впредь верить в то, что он, Джейк, виновен в убийстве. — В тот день меня подставили, Кэт, — настойчиво повторил он.

— Но зачем моему отцу понадобилось обвинять тебя? — возразила Кэтлин.

— А ты как думаешь? Потому что я убил его сына и он хотел отомстить мне. Какая разница, если я всего лишь пытался защититься!

Кэтлин покачала головой, не желая сдаваться, но вместе с тем испытующе вглядываясь в глаза Джейка.

— Но почему я должна верить тебе? Откуда мне знать, что сейчас ты не лжешь?

— Может, потому, что у тебя осталось хоть какое-то доверие ко мне? — сардонически переспросил Джейк. — Нет? Так я и думал. Значит, потому, что у меня теперь есть доказательство. Флорес раскаялся. Слоун заставил его подписать признание.

— Но откуда мне знать, что Слоун не заставил Плачидо солгать?

— Спроси у него.

— Как удачно все вышло! — скептически заметила Кэтлин. — Мой отец уже мертв и не сможет опровергнуть твою выдумку, и Коротышка Дэвис тоже мертв. Насколько мне известно, Слоун вполне мог подкупить губернатора. Я слышала, Слоун вовлечен в политику штата.

9
{"b":"8167","o":1}