ЛитМир - Электронная Библиотека

Слава Богу, небеса своевременно ниспослали ему просветление! Довольно сентиментальничать с этой коварной лицедейкой! Пора воспользоваться ею для скорейшего сближения с хитрецом Риддингэмом, оставаясь при этом неуязвимым для ее чар.

Получив с утренней почтой письмо от Лусиана, Дэр удивился: он полагал, что куратор все еще находится в своем имении в Девоншире, возле беременной жены, которая со дня на день должна родить. Очевидно, руководство не отпустило его в отпуск, поскольку государственные дела требовали присутствия одного из лучших английских разведчиков в его служебном кабинете.

Но встретиться со своим агентом он предпочел в библиотеке клуба «Брукс», откуда они поехали на окраину города, в мастерскую гробовщиков. Там-, уединившись с Дэром в кладовой, Лусиан шепотом объяснил ему причину такой конспирации:

— Наши дела совсем плохи! Есть подозрение, что Калибан активизировался и нанес нам очередной удар. Утром найден труп!

— Проклятие! — в сердцах воскликнул Дэр. — Кто же пал его жертвой на сей раз?

— Следуйте за мной, — помрачнев, ответил Лусиан и повел его в мертвецкую — комнату без окон, от характерного трупного запаха которой маркиз едва не лишился чувств.

Лусиан сорвал саван с одного из трупов, лежавших на столах, и перед взором посетителей предстало бездыханное тело женщины лет двадцати, одетой в скромное темное платье.

— Бедняжку нашли в Темзе рыбаки. Ее звали Эллис Уотсон. Явных признаков насильственной смерти не обнаружено, однако у нас есть основания считать, что ее убили. В последнее время она работала компаньонкой супруги министра иностранных дел леди Каслрей. Вам понятно, откуда дует ветер?

— Пока не совсем, — уклонился от ответа Дэр. — Это как-то связано с недавно подписанным в Шомоне договором?

Он старался не смотреть на покойницу, боясь, что его стошнит. Смерть всегда вызывала у него отвращение и ужас, даже на похоронах своего деда он не присутствовал.

— Взгляни-ка на ее шею! — предложил Лусиан. — На ней видны подозрительные синяки. К тому же записка, оставленная ею перед своим мнимым самоубийством, написана не ее рукой. Это установили наши эксперты. Мы подозреваем, что ее убил любовник. Мисс Уотсон в последнее время носила на груди брошь из перламутра, якобы подарок ее жениха. Но в ходе обыска в ее комнате брошь не обнаружена. Странно, не правда ли? Прислуга сообщила нам, что незадолго до гибели девушка часто уходила куда-то тайком из дома. Воротник ее платья порван, возможно, кто-то сорвал с нее брошь в ночь ее смерти, скорее всего заметая следы.

— Ценную вещицу вполне могли сорвать с трупа и те, кто выловил ее из реки, — возразил ему маркиз.

Может быть, и так, — ответил Лусиан. — Однако согласитесь, что перед тем, как утопиться, не надевают украшений. И вот еще одно странное обстоятельство — пропали письма лорда Каслрея к супруге. Не похитила ли их эта девчонка? Я предполагаю, что Калибан сперва совратил ее, потом добыл при ее помощи кое-какие секретные сведения, после чего утопил, спрятав концы в воду.

Дэр наморщил лоб, обдумывая такую версию. Министр иностранных дел уже несколько месяцев находился в командировке во Франции, где вел с союзниками переговоры о послевоенном устройстве Европы. Несомненно, Шомонский трактат пришелся Калибану не по вкусу, потому-то он и начал атаку на лорда Каслрея, державшего в руках многие важные политические нити.

— Вы полагаете, что над министром иностранных дел нависла серьезная угроза? — наконец спросил он.

— Безусловно, — ответил Лусиан. — Я отправил ему в Шомон письмо с просьбой принять все меры предосторожности. И внедрил в его окружение своих агентов. Однако этого может оказаться недостаточно. — Он покосился на труп и вздохнул. — Пожалуй, мы можем уйти отсюда.

Лусиан вывел Дэра на свежий воздух и кивнул хозяину мастерской, чтобы тот начал готовить тело к погребению. Между тем маркиз с наслаждением вдыхал воздух, пропитанный гнилостными испарениями Темзы, и блаженно улыбался, словно очутился в розарии. Усевшись в карету, они снова отправились в клуб, и по дороге Дэр поинтересовался, какие у Лусиана основания подозревать Риддингэма в убийстве мисс Уотсон.

— Доказательств того, что он был с ней знаком, пока нет, — ответил, помрачнев, опытный ловец шпионов и предателей. — Однако нам доподлинно известно, что на прошлой неделе виконт мог соблазнить ее», как и раньше, до своей поездки в Йоркшир. Именно это вам и предстоит выяснить, мой друг. У вас есть какие-нибудь соображения на этот счет?

— Да, разумеется, — сказал Дэр, и глазом не моргнув под его тяжелым взглядом. — На следующей неделе я намерен организовать прием для близких друзей у себя в загородном доме. Приглашения лорду Риддингэму и его приятелям уже отправлены. Возможно, после банкета появятся какие-то новые нити. В том, что виконт примет мое приглашение, у меня нет сомнений, в письме я упомянул о том, что на ужине будет присутствовать и драгоценная мисс Лоран.

— Вы задумали соблазнить ее, шалунишка? — с ухмылкой спросил граф.

— Не уверен, что это мне удастся, — уклончиво ответил маркиз. — В любом случае у меня появится возможность порыться в личных вещах виконта.

— В первую очередь нас интересуют шифры, имена агентов, явки, преступные связи. Попытайтесь разговорить его друзей.

Дэр понимающе кивнул.

— Что же касается мисс Лоран… Так вот, я должен сказать вам, что у нас нет оснований считать француженку шпионкой.

Дэр изумленно вскинул брови.

— Лично я все равно ей не верю! Калибан вполне мог использовать ее, даже не поставив в известность о своих замыслах. Его могут интересовать любые сведения, пригодные для шантажа. Впрочем, это вы знаете не хуже меня.

Вы правы, — кивнул граф, — враг хитер и коварен. Он подбирается даже к моим родственникам. Однако вернемся к прошлому мисс Лоран. Вам известно, что она дочь французского графа?

— Тогда тем более к ней следует лучше приглядеться! — с жаром воскликнул маркиз. — Эмигранты падки на деньги, их толкает на сделку с совестью трудная жизнь в чужой стране. Если допустить, что Риддингэм — это Калибан, тогда он наверняка уже купил Жюльенну с потрохами. Ведь она крайне нуждается в средствах, а к тому же еще и жадна по натуре.

— Признайтесь, мой друг, вы, случайно, не хотели на ней когда-нибудь жениться? — пронзив его проницательным взглядом, спросил Лусиан. — Похоже, она вам сильно насолила.

— Не стану скрывать, сэр, это именно так, — со вздохом подтвердил Дэр его догадку. — Но наша помолвка просуществовала всего месяц.

— Странно, почему о ней ничего не писалось в газетах…

— Мы держали наши планы в тайне, — глухо ответил маркиз.

— Видимо, вы были всерьез в нее влюблены, коль скоро предложили ей стать вашей супругой, — заметил Лусиан.

Дэр поморщился и стал отрешенно смотреть в окно. Ему было стыдно признаться, что в молодости он совершил множество легкомысленных поступков, один из которых едва не стал для него роковым. Влюбившись тогда впервые в жизни, он потерял голову и чуть было не связал себя узами брака с коварной француженкой.

— Я бы женился на ней, если бы тому не воспротивился мой дедушка, — наконец произнес он, умолчав о том, что застал невесту в объятиях другого мужчины.

— Неужели? — искренне удивился граф.

— Вы знаете, что мой отец погиб на дуэли? Дед с той поры стал опасаться, что завзятым драчуном стану и я. Помолвка же с эмигранткой из Франции, простой модисткой, привела старика в ужас. И он пригрозил мне лишением меня всех наследственных прав. Без денег же я тотчас стал ей не нужен, она быстро нашла себе нового любовника и утешилась с ним. Я же зарекся когда-либо жениться.

— Любопытная история, — задумчиво произнес Лусиан. — Тем не менее вы питаете особую склонность к брюнеткам, особенно к тем, кто чем-то похож на мисс Лоран.

Дэр оцепенел: он сам никогда не задумывался об этом.

— Ну и глаз же у вас, граф! — только и смог пробормотать он.

— Профессия обязывает, — развел руками матерый разведчик. — Не обижайтесь, но вы, по-моему, до сих пор излишне пристрастны к мисс Лоран.

15
{"b":"8168","o":1}