ЛитМир - Электронная Библиотека

— Возможно, но какое это имеет отношение к делу?

— Нельзя позволять чувствам затмевать разум! Я хочу, чтобы вы завербовали Жюльенну для нашей работы, — бесстрастно ответил граф, вперив в него холодный взгляд.

— Как? Вы намерены сделать ее тайным агентом? — не поверив своим ушам, переспросил Дэр.

— А почему бы и нет? Она постоянно вращается в эмигрантской среде, а потому может быть нам очень полезна. С ее помощью вы быстрее выясните, является ли виконт Риддингэм Калибаном или нет.

— Но я все равно ей не доверяю, — глухо произнес Дэр.

— Вы можете заблуждаться, сэр, — сухо возразил Лусиан. — Вы уверены, что не хотите ей отомстить?

— Но ведь она действительно может быть в сговоре с Риддингэмом, — стоял на своем Дэр. — И может его предупредить относительно меня.

— Что ж, без риска в нашей работе не обойтись, — согласился Лусиан. — Но полагаюсь на ваше легендарное обаяние! Жюльенна с ее бесподобной внешностью и редким актерским талантом сумеет приблизиться к подозреваемому значительно быстрее вас. Попытайтесь проверить ее лояльность, не раскрывая своих карт. Испытайте ее в каком-нибудь деле. Да мне ли вас учить!

Дэр стиснул зубы. Он бы не поручил Жюльенне столь важную миссию в любом случае, поскольку еще свежо было воспоминание о собственном горьком опыте. Она обманула его, хотя и клялась ему в вечной любви и преданности, и вряд ли изменилась за прошедшее с тех пор время. Но его куратор настаивал, он даже порекомендовал:

— Доверьтесь своей интуиции, мой друг, она вас не подведет.

И тут он ошибался, чутье однажды серьезно обмануло Дэра. Следовательно, это вполне могло повториться. В одном лишь Лусиан прав: его рассудок все еще находится во власти прошлых ошибок. И страсть, проснувшаяся в нем к изменнице, усугубляла дело. Маркиз разволновался.

Но давать волю чувствам было нельзя, слишком уж велики ставки в этой игре. Поэтому нужно добыть подтверждение надежности Жюльенны как ради государственных интересов, так и для самого себя. И лучше всего было проверить Жюльенну в постели. Что ж, подумал Дэр, долг превыше всего! Придется вновь вступить с Жюльенной в интимные отношения.

Глава 6

Утром следующей пятницы из Лондона в Брайтон отправилась вереница экипажей, пассажирами которых были дамы и господа разного возраста и социального положения, числом более двадцати человек.

Из приглашенных Дэром женщин по меньшей мере три были сомнительного поведения, включая известную актрису, выступавшую на сцене «Ковент-Гарден». Разумеется, были и светские дамы возраста мадам Брогар и ее подруги, вдовствующей графини. Но больше всего поразило Жюльенну то, что среди гостей маркиза оказались две супружеские пары, несомненно, ради придания столь разношерстной компании большей респектабельности.

Мужчины принадлежали в основном к высшему сословию, что, впрочем, не мешало им, как предполагала Жюльенна, являться и членами общества «Геенна огненная». В большинстве своем это были высокопоставленные вельможи — друзья Дэра, двоих приятелей взял с собой в поездку виконт Рнддингэм. Замыкали процессию три повозки с прислугой.

Своей служанки у Жюльенны не было, обычно она прибегала к услугам женщины, которую в складчину нанимала в качестве портнихи и прачки группа актрис театра «Друри-Лейн». На время путешествия Соланж любезно предоставила в распоряжение Жюльенны одну из своих работниц.

Этот мартовский день выдался погожим, тихим и приятным во всех отношениях. Попутчицы Жюльенны оказались людьми дружелюбными и общительными, за разговором время летело незаметно. По дороге процессия несколько раз останавливалась на станциях, чтобы перекусить и сменить лошадей, а потому до имения добралась только на закате дня.

— Как здесь великолепно! — восторженно воскликнула по-французски Соланж, когда их карета, миновав чугунные ворота, въехала в обширный парк.

И действительно, видневшийся в конце аллеи рододендронов роскошный кирпичный особняк выглядел живописно, облитый лучами закатного солнца и окруженный газонами и кустарником. Любуясь пейзажем, Жюльенна вдруг остро почувствовала разницу между своим и Дэра общественным положением: он один из богатейших английских аристократов, наследник всего фамильного состояния, она же — обыкновенная актриса, жизнь которой — настоящая борьба за существование.

Едва путешественники вышли из экипажа, одна из попутчиц Жюльенны сообщила ей, что за домом раскинулся огромный фруктовый сад с прудами и беседками.

— И есть здесь превосходные конюшни, в которых содержат и разводят породистых скаковых лошадей, — добавил один из джентльменов, друг Дэра лорд Питер Фулбрук.

— Я бы с удовольствием взглянул на них, — сказал виконт Риддингэм, подходя к Жюльенне и беря ее под локоть.

— Так вот почему вы приняли предложение маркиза! — воскликнула Жюльенна и шутливо погрозила своему кавалеру пальчиком. — А я-то тешилась надеждой, что вам хочется побыть в моем обществе.

Виконт виновато улыбнулся:

— Не будьте так строги ко мне, мисс Лоран! Разумеется, конюшни были только дополнительным побуждающим мотивом.

Жюльенна заметила, что Дэр метнул в нее косой взгляд, и мысленно поздравила себя с удачным началом своей авантюры, главной целью которой было разозлить маркиза, флиртуя с другим джентльменом. Уж если Дэр захотел добиться ее благосклонности, то пусть по крайней мере докажет, что он этого достоин, в соревновании с серьезными соперниками.

Лакей сопроводил ее в отведенную ей просторную комнату на втором этаже, и остававшееся до ужина время она посвятила купанию и переодеванию. Спальня была элегантно обставлена, из окон открывался вид на сад.

В гостиную Жюльенна спустилась, чуть запоздав, когда большинство гостей уже собрались там и вели непринужденную беседу. Для своего первого выхода Жюльенна выбрала чудесное платье абрикосового цвета из тонкого шелка и была рада, когда заметила, что Дэру этот наряд понравился, судя по румянцу, выступившему на его скулах, и блеску глаз.

Извинившись за опоздание, она подошла к виконту Риддингэму и с милой улыбкой стала болтать с ним о всяких пустяках. Пламенный взгляд маркиза жег ей спину, она чувствовала себя обнаженной, но старалась не подавать виду. Виконт рассыпался в комплиментах, но она его почти не слушала, думая лишь о Дэре.

Он же едва не скрежетал зубами, любуясь ее стройной фигурой, умело уложенными кольцами темных волос, тонкой талией, крутыми бедрами и прямой спиной. Ему нестерпимо хотелось сорвать с ее роскошного тела платье и немедленно овладеть ею, доводя до исступленных криков своими ласками, целовать и сосать ее отвердевшие соски, сжимать руками полные груди, проникать своим мужским естеством все глубже и глубже в ее потайной сад.

Но сперва ему надо было отогнать от нее проклятых голодных волков, и в первую очередь Риддингэма, который нахально вперил взгляд своих похотливых глаз в вырез ее платья. Из грез маркиза вывели звонкие россыпи смеха Жюльенны, он вздрогнул и с досадой почувствовал, что его плоть напряжена до предела, а во рту пересохло.

Внезапно Жюльенна обернулась и взглянула ему в глаза. Дэр насмешливо вскинул брови, она же ответила ему холодным и спокойным взглядом, в котором он прочел вызов. Так могла смотреть на мужчину лишь зрелая женщина, знающая себе цену и уверенная в своих силах.

Страсть охватила его с головы до ног с невероятной мощью. Чресла словно бы воспламенились и заныли, наполнившись тяжестью. Жюльенна выразительно посмотрела на его взбугрившуюся брючину и отвернулась, наморщив носик. Дэр впал в отчаяние. Он уже не верил, что сумеет легко одержать над ней победу в амурной игре, правила которой ему были хорошо знакомы. Это означало, что его снова ожидают бессонные ночи, полные эротических видений, и боль не только в мужском естестве, но и в израненном сердце.

Он стиснул зубы, чтобы не зарычать от ярости, словно подстреленный охотником леопард, и поклялся, что не отступится от своей цели. Грудь отозвалась на это решение тупой болью, а чресла свело.

16
{"b":"8168","o":1}