ЛитМир - Электронная Библиотека

На протяжении нескольких следующих часов Жюльенна старательно уклонялась от разговора с хозяином дома. Он же притворялся, что получает истинное удовольствие от светской беседы с вдовствующей графиней и остальными гостями, которые в основном налегали на закуски и вино.

Обильный ужин, состоявший из пяти основных блюд и нескольких десятков перемен, был одобрен даже привередливой мадам Соланж. Дэр с улыбкой ответил, что хвалить следует его шеф-повара, который загодя прибыл сюда и несколько дней готовил угощение. Жюльенна старалась не подавать виду, что у нее внезапно пропал аппетит, и поддерживала разговор с соседями по столу, друзьями Риддингэма. По правую руку от нее сидел учтивый и обходительный господин Мартин Перрин, по левую — не в меру разговорчивый сэр Стивен Ормсби, грубиян и хам, без умолку рассуждавший о разведении лошадей и лисьей охоте.

— Мне кажется, что все эти развлечения стоят уйму денег и по карману разве что королю, — заметила Жюльенна.

— Уж во всяком случае, не бедным аристократам, таким, к примеру, как наш Мартин, — рассмеявшись, сказал Стивен. — Он с трудом наскребает деньги и на наемный экипаж, куда уж ему купить скаковую лошадь!

Перрин смущенно потупился, а Жюльенна непроизвольно взглянула на Дэра, сидевшего во главе стола, и подумала, что уж его-то точно можно принять за человека королевской фамилии. Самоуверенный, с открытым властным лицом и классической фигурой, он походил на принца из волшебной сказки. А своим богатством он вполне мог бы потягаться с известными толстосумами Англии. Иметь такого врага очень опасно. Как же она, бедная актриса, будет с ним сражаться? Не лучше ли ей капитулировать без борьбы?

Но терзаться сомнениями ей пришлось недолго, вскоре дамы встали из-за стола и перешли в гостиную, оставив джентльменов одних, с их сигарами и портвейном. Лорду Риддингэму, однако, не сиделось в мужском обществе, он последовал за Жюльенной и попросил ее спеть что-нибудь для всех. Она вспомнила, что маркиз предложил ей за ее выступление в его имении крупную сумму денег в качестве вознаграждения, и, улыбнувшись, покосилась на дверь столовой. Словно бы прочитав ее мысли на расстоянии, в салон вошел Дэр. Когда он приблизился к ней, Жюльенна спросила:

— Итак, лорд Уолвертон, обязана ли я петь в уплату за свой ужин?

— Только если вам этого хочется, мадам, — ответил он.

— Тогда я не стану. Поберегу силы для другого случая.

— Как вам угодно, мисс Лоран. Буду с нетерпением ожидать вашего выступления.

Заподозривший подвох Риддингэм окинул их обоих изучающим взглядом и промолвил:

— Что ж, мисс Лоран, тогда позвольте мне пригласить вас к ломберному столу. Давненько я не брал в руки карты! А поют и играют на фортепьяно пусть другие дамы, предпочитающие музыку игре в вист.

Жюльенна согласилась составить ему компанию и некоторое время провела в обществе мужчин, в то время как женщины в гостиной демонстрировали свои музыкальные таланты.

На следующий день гостям были предложены другие развлечения, как то: верховые прогулки, игра в шары и в волан на лужайке, экскурсии по саду, посещение старой крепости и пикник.

Джентльменов больше всего интересовали, разумеется, лошади, и они каждое утро любовались породистыми скакунами во время их выгула и тренировочных забегов.

Жюльенна, наученная горьким опытом первого свидания с Дэром, закончившегося интимной близостью, старалась не встречаться с ним наедине. К ее удивлению, он и не преследовал ее, исполняя роль обаятельного хозяина. При этом он делал вид, что флиртует с ней, но никогда не выходил за рамки приличий.

Вскоре такое поведение стало действовать ей на нервы, она терялась в догадках, тщетно пытаясь понять его замысел. Ее бросало в дрожь от одного его взгляда, а когда Дэра не было с ней рядом, она холодела при мысли, что он уединился в каком-нибудь укромном местечке с одной из доступных красоток.

В понедельник вся компания отправилась на пикник. Это бесхитростное увеселение было обставлено с непривычной для Жюльенны серьезностью и роскошью. Длинный стол под раскидистым буком был накрыт снежно-белой льняной скатертью и сплошь уставлен фарфоровыми блюдами с закусками и хрустальными графинами с напитками. Ну как тут было не вспомнить те добрые старые времена, когда они с Дэром пировали вдвоем в вишневом саду, расстелив обыкновенное старое одеяло прямо на земле и с аппетитом потчуясь ветчиной, паштетом, хрустящими булочками и красным вином! Жюльенне даже слегка взгрустнулось от этих воспоминаний о былом.

В отличие от нее Дэр пребывал в приподнятом настроении, шутил, смеялся и расточал дамам комплименты. Глаза его сверкали, шелковистые волосы отливали золотом в лучах солнца, лукавая улыбка не сходила с губ.

Соланж не преминула выразить свое восхищение его усадьбой, на что он, отвесив ей благодарственный поклон, сказал, выразительно поглядывая на Жюльенну.

— Честно говоря, это место мне и самому нравится даже больше, чем мое родовое имение, с которым у меня связаны малоприятные воспоминания… Этот же участок и дом я купил всего несколько лет назад, когда подыскивал подходящее местечко для разведения скаковых лошадей.

Жюльенна резко встала из-за стола и сказала, обращаясь к лорду Риддингэму.

— Я давно хотела полюбоваться рыбками в пруду. Не сопроводите ли вы меня туда, виконт?

Она более не могла смотреть набившего возлюбленного, с которым семь лет назад весело проводила время в Уолвертон-Холле. Ей казалось, что он глядит на нее с укором. А ведь, не воспротивься она тогда его предложению убежать в Шотландию и там втайне обвенчаться, не видать бы ему этого родового имения как своих ушей.

Она взяла виконта Риддингэма под руку и вместе с ним удалилась к пруду, надеясь, что созерцание воды и плещущихся в ней рыбок ее успокоит. Однако чуда не случилось, образ ухмыляющегося маркиза Уолвертона постоянно возникал перед ее мысленным взором, и она все больше мрачнела. Вернувшись к столу, Жюльенна обнаружила, что Дэр окружен дамами и совершенно не удручен ее долгим отсутствием. От ревности и досады она едва не разрыдалась, однако успокоилась, выпив бокал красного вина, и поклялась впредь никогда не ревновать маркиза к другим женщинам, чтобы не сойти с ума.

На следующий же день она нарушила данное себе слово не оставаться с Дэром с глазу на глаз. Это произошло во время верховой прогулки, когда ее лошадь, потеряв подкову, стала прихрамывать. Жюльенна была вынуждена спешиться. Дэр тоже остановил коня и спрыгнул на землю, чтобы осмотреть ногу пострадавшего животного. Убедившись, что кобыла только слегка ушибла копыто, он махнул остальным ездокам рукой, подавая им знак ехать вперед, а сам взял больную лошадь за узду, чтобы отвести ее в конюшню.

Лорд Ридцингэм предложил Жюльенне продолжить прогулку верхом на его мерине, но Дэр упредил его и подсадил ее на своего скакуна. Она виновато улыбнулась виконту Риддингэму и крикнула ему:

— Поезжайте, Хью! Мне нужно кое о чем поговорить с лордом Уолвертоном. Надеюсь, он будет вести себя как истинный джентльмен, оставшись со мной наедине.

Когда кавалькада исчезла из виду, маркиз с удивлением спросил, давно ли она обращается к виконту по имени и как далеко зашли их фамильярные отношения.

Жюльенна уклончиво ответила, что они с виконтом подружились во время совместных прогулок в последние дни.

— Не понимаю, почему вас это удивляет, милорд, — добавила она, пожав плечами. — Ведь и к вам, как я успела заметить, некоторые дамы обращаются по имени.

Дэр умолк, ничего не ответив на этот выпад, и молча повел прихрамывающую лошадь в конюшню, успокаивая ее ласковыми словами и похлопывая ладонью по крупу. Жюльенна ехала верхом с ним рядом, с изумлением слушая этот проникновенный монолог, обращенный к больному животному. Его бархатный голос когда-то звучал и в ее ушах, пробуждая в ней пламенную страсть и исступленную нежность. Теперь же все внимание маркиза было обращено не к ней, а к породистой кобыле. Неужели ему так опостылели женщины, что для них в его сердце уже не осталось тепла и ласки?

17
{"b":"8168","o":1}