ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я сомневаюсь, что у лорда Риддингэма хватит ума сплести такую сложную интригу, — наконец нарушила тишину она. — Для шпионажа он, по-моему, глуповат.

— Как ни странно, однако наши мнения о нем совпадают, — усмехнулся Дэр. — Тем не менее проверить эту версию необходимо.

— Но с какой стати в это дело ввязались вы, милорд? — все-таки спросила Жюльенна. — Вам куда привычнее играть иные роли, например, ловеласа или рокового любовника.

— Вы так считаете?

— Но вас ведь не случайно прозвали Принцем наслаждения! Мне думается, что в тайной канцелярии служат серьезные люди, а не бонвиваны.

— Именно так и считает подозреваемый, моя прелесть! — парировал маркиз. — Для того-то я и пригласил его сюда, чтобы поближе с ним сойтись и получше к нему присмотреться.

Жюльенна вздрогнула, пронзенная страшной догадкой.

— Уж не из этих ли соображений вы стали волочиться и за мной, милорд? — дрожащим голосом спросила она, сделав круглые глаза. — Вы хотите использовать меня как подсадную утку?

— Не стану отрицать, мисс Лоран, поначалу все так и обстояло, — бесстрастно признался маркиз. — Однако позже, заключив с вами пари, я проникся желанием его непременно выиграть.

Жюльенна почувствовала головокружение и потерла пальцами виски. Дэр продолжал:

— Здесь у меня также появилась возможность изучить его дружков, которые тоже участвовали в той самой карточной игре, во время которой виконт и выиграл этот перстень. Но ни Ормсби, ни Перрин пока не вызывают у меня подозрений. Вряд ли кто-то из них является Калибаном. Во всяком случае, ничего особенного в их комнатах я не обнаружил.

Между тем Жюльенна отчаянно пыталась примириться с мыслью, что Дэр провел ее самым бессовестным образом еще в театре, спровоцировав на спор. Он использовал ее как средство для достижения собственной цели! Какой позор! И какая же она все-таки дура!

— Надеюсь, что этот разговор останется между нами? — угрюмо взглянув на нее, спросил Дэр. — Вы не расскажете виконту о моих подозрениях?

— Разумеется, нет, — мертвым голосом ответила она. Дэр недоверчиво ухмыльнулся:

— Имейте в виду, что вам придется вести себя с ним так, будто бы ничего не произошло. Иначе он может насторожиться.

— Вы, очевидно, забыли, что разговариваете с актрисой, милорд! — обиженно воскликнула Жюльенна. — Не надо меня учить!

— Нет, этого я не забыл, — с толикой горечи сказал он. Жюльенна пристально взглянула ему в глаза, прочла в них немой упрек и решила, что сейчас самое время выскользнуть в коридор.

— Не бойтесь, я вас не выдам, — пообещала она, проходя мимо него к двери. — Это не входит в мои планы относительно нашего спора. Я задумала устроить вокруг него забавный спектакль.

Дэр схватил ее за локоть и привлек к себе.

— Отпустите меня, пожалуйста, — пропищала Жюльенна.

Однако маркиз и не думал выпускать ее из спальни.

— Это не шутки, моя прелесть, — севшим от страсти голосом прохрипел он. — Я все еще тебя хочу…

По коже Жюльенны поползли мурашки, соски грудей отвердели. Дэр просунул руку ей под платье и стал их теребить.

Она сладострастно зажмурилась и растаяла в его объятиях.

— Мое драгоценное сокровище! — прошептал ей на ухо он, пробуждая в ней необузданную страсть, и припал губами к ее соскам. Она прикусила губу, чтобы не закричать. Низ ее живота свело сладостным спазмом, ноги стали словно ватные. А он продолжал нашептывать ей нежные слова и умолять ее признаться, что она тоже хочет его.

Измученная долгим одиночеством, истосковавшаяся по его ласкам, Жюльенна и в самом деле желала физической близости с Дэром. Она постанывала и шумно дышала, пока он поглаживал ее тело, расшатывая ее волю и лишая способности сопротивляться. Выпятив груди и запрокинув голову, она купалась в удовольствии, которое доставляли ей его прикосновения.

Но вместе с приятными эпизодами их совместного прошлого в ее памяти всплыли и другие — страшные, связанные с ее душевными страданиями после разлуки с ним. И она прошептала:

— Оставь меня, Дэр! Я не хочу этого… Он опешил — она выскользнула из его объятий и, рванув дверь на себя, выбежала в коридор.

Дэр безвольно уронил дрожащие руки и закрыл глаза, бормоча проклятия. Его мужская плоть пульсировала от перевозбуждения, требуя облегчения, и весь он пылал так, словно попал в адское пекло. А ведь желанный миг райского наслаждения был так близок! Еще немного — и он бы почувствовал своим мужским естеством росистое лоно Жюльенны, познал бы с ней неописуемое блаженство…

Проклиная свой жалкий жребии, Дэр, к своему удивлению, отметил, что ослабла терзавшая его сердечная боль. Очевидно, ему полегчало, когда он прочел в расширившихся от недоумения глазах Жюльенны искреннее непонимание того, о чем он говорит. Теперь он больше не подозревал ее в сотрудничестве с Калибаном и мог определиться в своих чувствах к ней.

Он взъерошил пятерней волосы и наморщил лоб: в свете новых обстоятельств его задача, как это ни странно, усложнялась. Втянуть Жюльенну в расследование преступлений опасного негодяя он не мог, это было слишком рискованно.

В его памяти всплыла картина, которую он видел в мертвецкой при мастерской гробовщика, — распростертое на столе безжизненное тело молодой женщины. Жюльенну вполне могла постигнуть та же печальная участь, сделай он один неосторожный шаг…

Но пока ему следует подумать о своем легкомысленном поведении — его последствия отчетливо обозначились на штанах. Появляться в столь непристойном виде перед гостями было нельзя, нужно переодеться. Выходя из спальни Жюльенны, Дэр решил, что ему не помешает также принять холодную ванну.

Глава 7

— И что ты на это скажешь, душечка? — спросила Соланж у Жюльенны во время бала, устроенного маркизом Уолвертоном для местного нетитулованного дворянства. — Ты не боишься, что какая-нибудь из этих деревенских простушек отобьет его у тебя?

Жюльенна взглянула на обалдевшую от счастья дочь сквайра — владельца соседнего имения, улыбнулась и ответила не задумываясь:

— Нет, абсолютно! Лорд Уолвертон предпочитает заводить любовниц, умеющих держать язык за зубами.

Она понимала, что Дэр слишком опытен в амурных делах, чтобы соблазниться застенчивой глуповатой девицей, которой не исполнилось еще и двадцати. Тем более теперь, когда он озабочен куда более серьезными проблемами, в их числе и заключенным им пари, исхода которого ждет весь Лондон.

Он снова стал оказывать ей знаки внимания, к огромному удовольствию всех остальных его гостей. Но теперь ее больше не удивляло его поведение, она поняла, какие мотивы лежат в его основе: Дэр хотел одновременно взять реванш за свое давнишнее унижение и разоблачить предателя.

Весь этот спектакль с приглашением множества гостей в загородный особняк он устроил для Риддингэма, а не ради нее. И в комнате виконта он действительно пытался обнаружить улики преступной деятельности подозреваемого, в чем она поначалу сомневалась. Тем же объяснялось и внимание, с которым маркиз слушал рассуждения и реплики виконта, не упуская ни одной мелочи. Следовало отдать должное его умению скрывать свой интерес к персоне виконта. Маркиз, несомненно, обладал артистическим талантом, оказавшимся ему полезным на избранной им ниве служения отечеству.

Тот факт, что игру в кошки-мышки он ведет не с ней, немного утешал Жюльенну, хотя ее самолюбие и было в определенной мере уязвлено. Однако о возобновлении прерванных любовных отношений с Дэром уже не могло быть и речи, это окончательно разбило бы ее сердце, и потому ей необходимо заковать свои чувства в броню.

В бальном зале в этот вечер яблоку негде было упасть, на приглашение маркиза откликнулись все его соседи. Разумеется, они тоже были наслышаны об одиозном споре и жаждали скандала. Жюльенна собиралась его устроить. Пока ее стычки с Дэром ограничивались обменом легкими колкостями, главный же удар она запланировала на финал.

— А маркиз прекрасно танцует, — заметила Соланж, любуясь грациозными движениями лорда Уолвертона.

19
{"b":"8168","o":1}