ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чернобыльская тетрадь. Документальное расследование
Обычный ребёнок
На костылях любви
БеспринцЫпные чтения. ТАКСИчная книга
Прикладная кинезиология. Восстановление тонуса и функций скелетных мышц
Женщина-левша. Нет желаний – нет счастья. Дон Жуан
Прекрасная помощница для чудовища
Моя судьба под твоими ногами
Не проблема, а сюжет для книги. Как научиться писать и этим изменить свою жизнь

Жюльенна была с ней в этом согласна, маркиз действительно танцевал изящно и красиво, умело выделывая замысловатые па и всячески помогая своей партнерше, не искушенной в танцевальном искусстве.

— Говорят, что он столь же искусен и в любви, — пробормотала мадам Брогар.

— Его амурное мастерство меня не интересует, — сухо сказала Жюльенна, пряча глаза.

В этот момент котильон закончился, и Дэр, обернувшись, пылко посмотрел на Жюльенну. Это не осталось не замеченным Соланж, и она воскликнула:

— Боже мой, он просто раздел тебя взглядом! Жюльенна передернула плечами.

— Это всего лишь притворство! Часть игры, которую мы затеяли. Невинная забава!

— Пусть так, душечка, но ведь ты знаешь, что с огнем шутки плохи. Смотри не опали крылышки!

— Спасибо за совет, — натянуто улыбнувшись, промолвила Жюльенна. — А теперь прошу меня извинить, кажется, мне пора сделать ответный ход.

И, чувствуя на себе любопытные взгляды всех присутствующих, она стала грациозно пробиваться сквозь толпу к Дэру, чтобы пройтись с ним в вальсе.

— Вы сегодня излишне рассеянны, милорд! — подойдя к нему, с наигранным упреком промолвила она. — Как вы могли забыть, что обещали мне вальс! Или вас пугает, что я получу лишний шанс выиграть наш спор?

— Я к вашим услугам, мадемуазель, — ответил Дэр и тотчас же закружил ее.

— Честно говоря, мне жаль эту бедняжку, с которой вы только что танцевали. Она едва не потеряла сознание со страху. Вот я и решила, что пора ее выручать, — спустя некоторое время сказала Жюльенна.

— Скорее выручать нужно было меня, — ответил Дэр. — Я вам очень признателен за помощь, мое сокровище.

— Пустяки, милорд. Учтите, что я сделала это вовсе не бескорыстно! Ведь я задалась целью поставить вас на колени!

Маркиз усмехнулся и возразил:

— Позволю себе напомнить вам, моя прелесть, что в такой позе я уже не раз бывал, оставаясь с вами наедине. Кстати, почему бы нам сейчас не ускользнуть отсюда под шумок и не уединиться в спальне?

Жюльенну бросило в дрожь от этих слов, однако она не подала виду, что охвачена страстью, и с лукавой улыбкой прошептала:

— Какой вы, однако, проказник! Вы совсем не изменились со времени нашей первой встречи. Надеюсь, что вы не забыли, при каких обстоятельствах она состоялась?

— Разве такое можно забыть? — воскликнул маркиз. — Тогда, мадемуазель, вы были подлинным совершенством и мгновенно вскружили мне голову как своей красотой, так и темпераментом, с которым вы дали отпор моей избалованной кузине.

— Она вывела меня из себя, милорд, — с улыбкой ответила Жюльенна. — Уверяю вас, что я бы не позволила себе таких резких слов, если бы она не начала насмехаться над моим акцентом и французским происхождением.

— В результате она так и не купила себе в вашем ателье шляпку, а выскочила оттуда как ошпаренная, — со смехом сказал Дэр, отчетливо вспомнив скандальный инцидент, с которого началось их знакомство. — Так вы согласны улизнуть сейчас отсюда?

— Согласна, милорд. Но только при одном условии.

— При каком же?

— Вы подниметесь туда первым, разденетесь и будете меня ждать.

— Как долго, моя прелесть?

— Ровно столько, сколько мне потребуется, чтобы уговорить кого-то из ваших гостей сопроводить меня туда. Мне нужны свидетели представления, в котором вы будете плясать под мою дудку!

В ответ маркиз разразился столь громким смехом, что многие пары перестали танцевать и обернулись.

Жюльенне следовало бы знать, что Дэр еще не сказал своего последнего слова. После бала, когда она уже разобрала кровать и готовилась улечься спать, за окном спальни раздались звуки скрипки.

Жюльенна надела халат поверх ночной сорочки и, подойдя к окну, распахнула его. Ее изумленному взору предстала поразительная картина: в саду, освещенном цветными фонарями, играл оркестр. Под окном стоял Дэр, одетый в костюм эпохи королевы Елизаветы, в зубах он сжимал розу. Вне всяких сомнений, он изображал влюбленного Ромео.

Заметив выглядывающую из окна Жюльенну, он кинул ей розу и воскликнул:

— О, моя прекрасная Джульетта! Спустись ко мне и будь моей!

Жюльенна с трудом подавила смех и серьезно промолвила:

— К глубокому сожалению, милорд, я вынуждена отвергнуть ваше предложение. Вам следовало бы лучше изучить бессмертное творение великого Шекспира и не опошлять его неумелой актерской игрой.

— Прошу меня простить, мадемуазель, я только учусь. Если вы соблаговолите спуститься, то сможете убедиться, что я кое на что гожусь.

Жюльенна успела заметить, что из соседних окон эту сцену наблюдают и другие гости, в их числе и Соланж.

— Вы либо бессовестно лукавите, маркиз, либо не в своем уме, — ответила она.

Пожалуй, и то и другое, мое сокровище! — воскликнул он. — Ваша красота свела меня с ума, вы само воплощение соблазна! Быть может, мне окажет помощь любезная мадам Брогар? Уговорите же, ради всего святого, эту бесчувственную Джульетту сменить гнев на милость! Она отказывается внять моей мольбе.

— Вы плут и хитрец, милорд! — чувственным сопрано ответила на это Соланж. — Не надо скромничать, ведь ни одна дама не устоит перед обаятельным кавалером, который дарит ей розы при луне и под чарующие звуки музыки.

— Увы, к жестокой мисс Лоран это не относится! Мое бедное сердце не вынесет такого удара! — воскликнул Дэр, прижав руки к груди.

— Обратитесь к эскулапу, милорд! — насмешливо сказала Жюльенна. — А меня оставьте в покое, я хочу спать.

Дэр покачнулся, словно пронзенный шпагой. Соланж рассмеялась, не сдержала улыбки и Жюльенна, однако закрыла окно и легла в постель. Уснуть ей тем не менее долго не удавалось, она тяжело вздыхала и ворочалась с боку на бок.

Музыканты в саду еще с полчаса продолжали играть, и она несколько раз порывалась вскочить и проверить, стоит ли на газоне Ромео. Впервые в жизни она пожалела, что у нее нет такого пылкого возлюбленного, и от досады стукнула кулачком по подушкам.

На другой день разразилась гроза, и вся компания была вынуждена сидеть дома. Скуки ради кто-то предложил организовать домашний спектакль, но Дэр отверг эту идею: дескать, за оставшуюся неделю все равно не удастся хорошо выучить роли, а докучать профессиональным актрисам, находящимся на отдыхе, скверной любительской игрой дурно и пошло. К тому же, со смехом добавил он, мисс Лоран уже выразила однажды свое недовольство по поводу искажения текста пьесы своего любимого автора одним незадачливым лицедеем.

Согласились на шарады и пантомимы, и Жюльенна успокоилась — репетиции опостылели ей и в театре. К обеду небо прояснилось, и многие из гостей отправились на прогулку или играть на свежем воздухе в шары. Жюльенна пошла бродить по аллеям парка и вскоре набрела на розарий, почти такой же, как тот, в котором они с Дэром когда-то предавались амурному безумству. Хотя розы еще не расцвели, она вдруг явственно ощутила их дурманящий аромат и, почувствовав легкое головокружение, присела на скамеечку возле мраморной статуи в виде двух обнаженных влюбленных.

Лучи солнца ласкали ей лицо, ветерок трепал ее локоны, все было так же, как много лет назад, когда она, мечтательная девятнадцатилетняя девушка, грезила о семейном счастье с Дэром. Какой же глупой и наивной она была!

Его предложение повергло ее в смятение, поначалу она даже не воспринимала его слова всерьез. О каком браке между продавщицей шляп и английским аристократом могла идти речь, тем более что она была французской эмигранткой! Но Дэр настаивал, клялся ей в искренности своих чувств — и она дала-таки свое согласие стать его женой, а в качестве залога подарила ему свою девственность. Однако злой рок вскоре развеял ее иллюзии и разбил ей сердце.

Дедушка Дэра воспротивился их свадьбе и пригрозил внуку, что лишит его титула и наследства, если тот нарушит запрет. Жюльенна поняла, что не сможет выйти за него замуж, потому что он рано или поздно станет упрекать ее за свою неудачную жизнь и проклянет тот день, когда он поступил против воли деда.

20
{"b":"8168","o":1}