ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 9

Принимая после полудня у Жюльенны хозяйскую двуколку, дворецкий Дэра — величавый седовласый старик с отменной выправкой и кустистыми бровями, смерил ее таким суровым взглядом, что у нее мороз пробежал по коже.

Не был в восторге от ее выходки и сам Дэр, он с трудом сдерживал гнев, осматривая своих любимых лошадок. Убедившись, что животные целы и невредимы, Дэр хмыкнул и выразительно взглянул на похитительницу его кабриолета. И глазом не моргнув, она выпалила:

— Клянусь, что я их не слишком утомила, разве что позволила себе прокатиться с одним нашим общим знакомым до трактира и отобедать с ним. Тем временем конюх распряг ваших серых и привел их в порядок, а также напоил и накормил овсом.

Дэр досадливо крякнул и, велев слуге отвести лошадей в конюшню, крепко взял Жюльенну за локоть и непререкаемым тоном предложил:

— Надеюсь, мисс Лоран, что вы не откажетесь выпить со мной по бокалу хереса, прежде чем отправиться домой.

— С удовольствием, милорд, — сказала она ангельским голоском, подавив улыбку, и вместе с ним вошла в особняк.

Дом маркиза являл собой олицетворение богатства и роскоши. Огромный вестибюль был отделан мрамором и украшен изящными статуями, старинными гобеленами и картинами известных мастеров. Дэр провел Жюльенну в гостиную и, плотно затворив за собой двери, строго изрек:

— Прошу вас, объясните мне мотивы вашего исчезновения, мадемуазель! Вы знаете, как я дорожу лошадьми.

— Все это пустяки, милорд, — отмахнулась Жюльенна. — Главное, что вы благополучно добрались до дома.

По скулам маркиза заходили желваки, но он совладал с собой и с улыбкой спросил:

— Следует ли мне понимать ваш уход от ответа как желание меня заинтриговать?

— Вы обещали угостить меня вином, милорд! Признаться, я весьма утомлена встречей с виконтом Риддингэмом! Шпионская работа не для такого слабого создания, как я, она требует железного здоровья и стальных нервов.

Дэр насмешливо вскинул бровь, но воздержался от вопросов и, достав штоф из буфета, стал разливать по бокалам вино.

Жюльенна удобно устроилась на диване, обитом парчой, и стала пить изумительный херес маленькими глоточками.

— Я едва не очутилась в постели Риддингэма, — наконец промолвила она.

Глаза Дэра потемнели, на щеках выступили малиновые пятна. Он отошел к потухшему камину и, заложив за спину руки, сцепил пальцы в замок.

— К счастью, мне удалось этого избежать, — добавила Жюльенна, удовлетворенная впечатлением, произведенным на него ее словами.

— А вам не приходило в голову, что вы подвергаете себя смертельному риску, уединяясь с убийцей? — рявкнул Дэр.

— В этом я сильно сомневаюсь, сэр! По-моему, Риддингэм невиновен. Во всяком случае, к убийству Эллис Уотсон он отношения не имеет.

— Продолжайте, — проронил Дэр.

— Последовав за Риддингэмом, я хотела лишь успокоить его, — сказала Жюльенна. — Но потом решила попытаться во время обеда выудить из него какие-нибудь полезные сведения. Он был очень рассержен и зол на вас, маркиз.

Я притворилась, что сочувствую ему, с тем чтобы незаметно перевести разговор на убийство этой бедняжки. Дэр молчал.

— Для начала я упрекала виконта в том, что на прошлой неделе он пропустил несколько моих спектаклей. Он извинился и сообщил, что был в отъезде, якобы навещая свою матушку в Ричмонде.

Дэр скептически усмехнулся.

— В Лондон виконт возвратился только вечером в понедельник, пробыв два дня с матерью и ее комнатной собачкой. Ну, разве это не алиби?

— Компаньонка жены министра иностранных дел пропала вечером в воскресенье, а на следующее утро был обнаружен ее труп, — глухо сказал маркиз. — Алиби виконта вызывает у меня сомнение. Что еще он поведал вам?

— Он рассказал, что собачку так напугал кот с конюшни, что с бедным животным случился нервный припадок. Ему пришлось вызывать к собаке доктора, который прописал ей успокоительные капли, — добавила, рассмеявшись, Жюльенна. — Весьма экстравагантная история, не так ли?

— Да уж… А вы спрашивали у него что-либо относительно гибели Эллис Уотсон?

— Я лишь упомянула, что была шокирована известием о ее смерти и теперь боюсь ходить вечером одна по Лондону. Риддингэм ответил, что он был с ней почти незнаком, а о се кончине узнал только недавно.

— И вы этому поверили?

Он говорил все это очень правдоподобно и убедительно, — сказала Жюльенна. — Я не почувствовала в его словах и поведении никакой фальши. Если же он лгал, то он великий актер.

— И большой выдумщик, — добавил Дэр. — Я проверю его алиби. По-моему, он наплел вам сущий вздор, мое сокровище. Но если выяснится, что Риддингэм не изменник, это будет означать, что я охотился за тенью.

Жюльенна попыталась его успокоить.

— А как насчет его приятелей, Ормсби и Перрина? Не имеют ли они отношения к этому темному делу с подозрительным перстнем? В конце той самой недели, когда произошло преступление, они оба находились в Лондоне. Мне рассказал об этом сам Риддингэм. Быть может, кто-то из них был знаком с Эллис Уотсон, скорее всего сэр Стивен. Возможно, что-то знает и леди Каслрей, надо это выяснить.

— Я непременно сделаю это в ближайшее время, — оживился маркиз и наконец повернулся к Жюльенне лицом. — А также постараюсь восстановить приятельские отношения с Риддингэмом.

— Каким образом вы рассчитываете это сделать?

— Познакомлю его с какой-нибудь доступной красоткой, — с ухмылкой ответил Дэр. — Приглашу на ужин в клуб, а там…

— Я слышала невероятные легенды о вашей Лиге греховодников, — рассмеявшись, промолвила Жюльенна. — Вы славно проведете там время. Мне бы тоже хотелось побывать в этом заведении. Из любопытства, разумеется. Вы сводите меня туда?

— Никогда! — ответил Дэр. — Я сам займусь вашим эротическим воспитанием. А в оргиях вам участвовать не обязательно.

— Вы снова ревнуете меня, милорд! — Она погрозила ему пальчиком.

— Во всяком случае, на ужин с виконтом я вас не возьму, вы будете нас отвлекать, — пробурчал маркиз.

— Надеюсь, что на этот раз вам повезет, — язвительно заметила Жюльенна. — Должна вам сказать, что в последнее время вы сильно изменились! Но все же меня удивляет, что вы так много сил отдаете поискам этого неуловимого Калибана.

Дэр окинул ее пылким взглядом, и она поняла, что ей лучше уйти, пока он снова не пленил ее.

— Пожалуй, я пойду, — пролепетала она. — Иначе мне не избежать скандальных сплетен в свете.

— Вы так озабочены своей репутацией? — спросил с усмешкой Дэр, приближаясь к ней, словно леопард к дрожащей жертве.

У Жюльенны замерло сердце.

— Мой визит к вам может утвердить в обществе мнение, что я поддалась вашим общеизвестным чарам, — сказала она.

— Что ж, я распоряжусь, чтобы кто-то из моих слуг сопроводил вас до дома, — прокашлявшись, ответил маркиз.

Она поставила бокал на стол и встала.

— Надеюсь, вы сообщите мне результаты ваших новых шагов, сэр, — промолвила она. — Я бы хотела быть в курсе дела.

— Непременно, любовь моя. Можете считать, что я больше не сержусь на вас за похищение моей пары серых, — заверил ее Дэр, прощаясь, и поцеловал свою даму в кончик носа.

Спустя несколько дней он уже сидел на кушетке в гостиной одного частного клуба и с удовольствием наблюдал, как три юных красотки ублажают виконта Риддингэма, голого и находящегося в крайнем сексуальном возбуждении.

Одна из девиц уселась верхом на его чресла, две другие обхаживали его своими руками, ртом и обнаженными грудями. Это было редкое зрелище. Лицо виконта стало свекольно-красным, он шумно дышал и сопел, изнемогая от производимых с ним эротических манипуляций. Оседлавшая его вакханка перешла в галоп, и Риддингэм с криком задергался в экстазе.

Дэр с облегчением вздохнул. Он пригласил виконта в салон мадам Фуше в этот вечер, чтобы вскружить ему голову и выпытать какие-нибудь полезные сведения, поскольку у леди Каслрей ему ничего выведать, к сожалению, не удалось.

26
{"b":"8168","o":1}