ЛитМир - Электронная Библиотека

Увидеть, как он мастурбирует, было ее заветной мечтой.

Он хмыкнул, оценив ее просьбу, и стал поглаживать маслеными ладонями свой несравненный пест, такой большой и крепкий, что от одного его вида у Жюльенны пересохло во рту и засвербело в промежности. Ей захотелось сжать в кулаке лиловую блестящую головку и слизнуть с нее слезу, выступившую на единственном глазе.

— Тебе хорошо? — с хрипотцой поинтересовалась она.

— Было бы лучше, если бы этим занялась ты, — ответил побагровевший Дэр, с трудом сдерживая желание выплеснуть все скопившиеся в нем эмоции наружу.

— Хорошо, я попробую, — нерешительно сказала Жюльенна.

Она встала на колени, натерла свои ладони маслом и стиснула его мужскую гордость пальчиками.

Дэра обдало жаром от одного лишь ее прикосновения. Он качнулся вперед, норовя попасть головкой в ее восхитительный ротик, но Жюльенна поджала губки и сказала, покачав головой:

— Не торопись, дорогой! Всему свое время. Мне хочется искупаться, я совсем сомлела.

Неохотно разжав пальчики, она встала и, поводя бедрами, направилась к бассейну. Мысленно чертыхнувшись, Дэр проводил сластолюбивым взглядом ее божественную фигуру. Жюльенна спустилась по ступенькам и окунулась. В воде ее великолепные груди походили на спелые дыни, а соски — на зрелые вишни.

— Иди сюда, Дэр! Тебе тоже не помешает взбодриться! — звонко позвала его она.

01(1 Дэр заскрежетал зубами, едва не исторгнув семя от одного только звука ее голоса, и с разбегу нырнул в воду. Она показалась ему такой холодной, что у него свело мошонку, а его петушок моментально скукожился. Но стоило лишь ему взглянуть в лучистые глаза улыбающейся возлюбленной, как он опять почувствовал вожделение и восторг. Дэр обнял Жюльенну за плечи и прижал к себе. Она радостно взвизгнула и начала колотить его кулачками по спине. Он подхватил ее под ягодицы и, приподняв, страстно поцеловал в губы.

Жюльснна обхватила ногами его бедра и принялась тереться о него лоном. Сердце бешено застучало у Дэра в груди, он сжал ягодицы пальцами и вонзил свой дрожащий от перенапряжения фаллос в ее горячее влажное лоно. Их соитие было непродолжительным, но бурным. Дэр глухо рычал, работая торсом, Жюльенна вздрагивала, запрокинув голову, а в кульминационный момент взвизгнула и впилась зубами в его плечо. Дэр моментально впал в экстаз и задергался, облегчая свои онемевшие от боли чресла.

Потом он резко ослаб и припал спиной к бортику бассейна. В наступившей тишине было слышно, как легкая волна шлепает Жюльенну по ее очаровательной попке. Она насмешливо спросила:

— Ты собираешься немного вздремнуть, дорогой?

— Нет, я забылся только на миг. О, какой славный я видел эротический сон… — пробормотал он.

— С моим участием, надеюсь?

— Естественно!

Она заерзала на его слабеющем фаллосе.

— А ты уверен, что я удовлетворена, милый?

— Боюсь, тебе придется чуточку подождать, любимая. Мои силы иссякли, — признался Дэр. — Ты выжала из меня все жизненные соки, проказница.

— Обманщик! — воскликнула Жюльенна и не больно укусила его в предплечье. — Ты же обещал мне совсем другое! У нас осталась еще одна ночь!

— Отчего же только одна, дорогая? — внимательно взглянув на нее, спросил он. — Нам никто не помешает продлить совместное блаженство…

— Но в субботу мне обязательно нужно вернуться в Лондон, иначе моей карьере в театре конец, — возразила она. — Какая жалость!

Дэр погладил ее грудь и сказал:

— Тебе не придется работать, если ты останешься со мной, дорогая.

— Ты хочешь превратить меня в свою содержанку? Но в таком случае тебе сперва следует выиграть наш спор, — ответила с улыбкой Жюльенна.

Но на сердце у нее скребли кошки. Ей совершенно не хотелось прерывать эти волшебные каникулы и возвращаться в серые будни. За несколько минувших дней она испытала столько радостных мгновений, что прошлое стало казаться ей скверным сном. Более того, она даже начала строить радужные планы на их с маркизом совместное будущее.

Жюльенна склонила голову ему на плечо и зажмурилась. Их сердца бились в унисон. Дэр был единственным в ее жизни мужчиной, которого она любила и с которым ощущала себя счастливой. Ах, почему их любовь разбил злой рок?

Конечно же, глупо было поддаваться чарующим иллюзиям! Надеяться на счастливое будущее с ним теперь, после того что произошло семь лет назад, было нелепо. Их разделяла пропасть, ведь избалованный богатый аристократ никогда не женится на ней, в прошлом обыкновенной модистке, а теперь артистке, пусть и пользующейся временно успехом у лондонской публики. Горечь прошлых обид и тяжкие воспоминания о сложных жизненных перипетиях отравят им обоим жизнь.

Разумеется, она нужна ему исключительно как игрушка, красивая кукла, и не более того. Но такая роль ее совершенно не устраивала. Став его содержанкой, она целиком попадет в зависимость от него. А это сделает ее беззащитной. И что станет с ней, если он ее отвергнет? Нет, решила Жюльенна, закоренелому повесе и холостяку нельзя верить, рано или поздно он опять разобьет ее сердце.

Но пока еще у нее оставалось немного времени, чтобы помечтать…

Глава 13

Как и предполагала Жюльенна, по возвращении в Лондон она столкнулась с жестокой реальностью и моментально освободилась от остатков иллюзий. Репортеры бульварных газетенок соревновались в изощренных домыслах относительно причин их с Дэром исчезновения из Ньюмаркета. Там случился грандиозный конфуз: жеребец маркиза выиграл главный приз, и владельцу должны были торжественно вручить две тысячи гиней, но найти его не смогли, он словно в воду канул. По Лондону поползли слухи, что известный повеса где-то уединился с популярной актрисой, жемчужиной театральных подмостков, и предавался с ней сладострастию. Репутация мисс Лоран оказалась под угрозой, как и ее карьера.

Но волновало ее не только это. Дэр был полон решимости завершить розыск Калибана и передать его в руки служителей Фемиды, что вполне могло закончиться для него самого весьма печально; хитрый преступник не остановился бы перед новым убийством, чтобы избавиться от опасного преследователя.

Досаждали Жюльенне расспросами и ее поклонники, она уходила от прямых ответов и держала заинтригованную публику в напряжении. Однако уклониться от откровенного разговора с мадам Брогар ей не удалось. Соланж нагрянула к ней на квартиру уже на следующий день после ее приезда в Лондон.

— Ну, рассказывай, как все было! — усевшись в кресло в гостиной, потребовала властная подруга. — Оправдал ли Принц наслаждения утвердившуюся за ним славу очаровательного развратника?

Жюльенна покраснела и пролепетала:

— Должна признаться, что слухи о его поразительных мужских достоинствах не преувеличены.

— Ах, вот как! Следует ли понимать это так, что ты согласна стать его пассией? — воскликнула Соланж.

— Вовсе нет! Я не намерена проигрывать пари! — ответила Жюльенна.

— Пожалуй, ты права, — наморщив лоб, задумчиво промолвила Соланж. — Нельзя доверять Уолвертону, он неисправимый бонвиван. Но вот что мне сейчас пришло в голову: почему бы тебе не навязать ему свою игру? Чем черт не шутит, а вдруг он захочет на тебе жениться? Ты не только станешь богатой аристократкой, но и будешь вхожа в лучшие дома Англии. Что ты на это скажешь?

— Скажу, что богатый маркиз никогда не женится на бедной актрисе! — передернув плечами, ответила Жюльенна.

— Но такое ведь случалось, моя дорогая! Тебе следует действовать более решительно именно в этом направлении. Не думаю, что твоя подмоченная репутация его остановит, если он воспылает к тебе подлинной страстью… — стояла на своем Соланж.

— Довольно об этом! — с досадой перебила ее Жюльенна. — Все это блажь!

Еще одной причиной ее нервозного состояния был Айверс. Словно страшный призрак, внезапно возникший из прошлого, он снова начал являться к ней по ночам в кошмарных снах. Интуиция подсказывала Жюльенне, что новой встречи с этим негодяем не избежать. Теперь он был в Лондоне и часто посещал элитный мужской клуб, в котором лорд Риддингэм считался завсегдатаем.

37
{"b":"8168","o":1}